Андрей Батурин: В программу «Время» я попал благодаря Усаме бен Ладену

Бывший телеведущий считает, что Юрий Дудь очень похож на молодого Владимира Соловьёва
Главную информационную передачу страны Андрей Григорьевич вел почти семь лет
Главную информационную передачу страны Андрей Григорьевич вел почти семь лет. Фото: © «ИТАР-ТАСС»
Главную информационную передачу страны Андрей Григорьевич вел почти семь лет Главную информационную передачу страны Андрей Григорьевич вел почти семь лет

В нынешнем году легендарная информационная программа «Время», выходящая на Первом канале, отметила 50-летие. За эти годы в кресле ведущего побывали десятки человек. Одного из них - Андрея Батурина - мы попросили рассказать о «Времени» и о себе.

-  После школы я, простой подмосковный парнишка из Балашихи, поступил на факультет журналистики МГУ, - вспоминает 53-летний Андрей Григорьевич. -  Был  отличником в школе, но хорошо понимал, что шансов попасть в такой престижный вуз, куда брали только блатных, очень мало. Однако так хотелось посмотреть на мир своими глазами, что я все-таки преодолел огромный конкурс. В институте выучил сербскохорватский язык и устроился на работу в Югославскую редакцию агентства печати «Новости». Меня отправили собственным корреспондентом в Белград. Очень скоро там началась война, которую на протяжении шести тяжелых лет я освещал.

- Писали заметки и репортажи?

- Не только. Еще и телесюжеты начал снимать. Причем первый сделал на личной видеокамере. Тогда со стороны сербов начали муссироваться слухи, что враги все чаще похищают русских добровольцев. Чтобы это проверить, сам записался в добровольцы. Когда сюжет был готов, позвонил в Москву на ОРТ (так тогда назывался Первый канал) и предложил посмотреть, что получилось. В результате мой репортаж вышел в итоговом выпуске программы «Время» и наделал много шума. Вскоре Госдума приняла ряд законов по этому поводу. А меня взяли в штат канала. От него я в 2000 году поехал в командировку в Чечню. Там во время съемок сюжета о православном крещении на передовой я был ранен осколком гранаты в плечо. Повезло, что на мне был репортерский жилет с кучей карманов. И этот осколок угодил в рубец кармана, так что ранение оказалось легким.

- Как из военного репортера вы переквалифицировались в телеведущего?

- Случайно. 11 сентября 2001 года, в день, когда в США произошла серия терактов, устроенных Усамой бен Ладеном, после своей смены я шел домой. И вдруг вижу, что по телецентру забегала куча наших ребят, а на мониторах показывают кадры, как самолет врезается в башню Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Я спросил, нужна ли моя помощь, и услышал ответ: «Нет, отдыхай». И вдруг на выходе из Останкино встретил Константина Эрнста. Он увидел меня и говорит: «Куда ты? Пойдем со мной, сейчас сядешь в эфир». В результате я два часа в прямом эфире ОРТ, без суфлеров, комментировал это событие. Все включения были с колес. Вот такое боевое крещение получил. Когда из студии вышел, у меня пиджак был мокрый. В дверях телецентра снова встретил Эрнста, который сказал: «Ну все, теперь ты будешь ведущим».

- Вы же вели не только «Новости» и «Время», но и дважды комментировали парады с Красной площади 9 Мая.

- Да, вел прямые эфиры с парада в 2003 и 2004-м годах. Это для меня большая честь. Жутко боялся ошибиться, там ведь все по секундам рассчитано. Вообще, работа на Первом канале и под руководством Эрнста ставит очень высокую планку в профессии. Но кто эту школу прошел, понимает, что все остальное для них - семечки... С Константином Львовичем уже давно не виделся, с тех пор как ушел с канала в 2007 году.

- Почему ушли?

- В крупной страховой компании предложили место вице-президента, которое предполагало занятие их пиаром. Для меня это стало вызовом - новая профессия, и зарплату, конечно, очень хорошую предложили, что уж лукавить. Поэтому и ушел. У меня же три сына, поднимать их надо. С ноября 2009 года я работаю заместителем генерального директора по связям с общественностью другой крупной фирмы.

Владимир Рудольфович
Владимир Рудольфович. Фото: Архив «ЭГ»

Не простил измену

- Расскажите о сыновьях и их мамах.

- Андрею, от первого брака, 24 года. Он окончил МГИМО, международную журналистику, три года в спортивной редакции на канале «Россия» отработал. Хотел быть спортивным комментатором, но в другую компанию ушел. От второго брака у меня двое. Матвею 15 лет, он философ, спорт совсем не любит, а вот читает с удовольствием, хочет стать историком. Советский период активно изучает, недавно прочел «Капитал» Маркса и очень удивился, потому что он человек левых убеждений. А Глебу 11. Обожает тхэквондо и теннис. С мамами своих мальчишек я давно в разводе. Последние десять лет холост, и меня все устраивает. Работаю, и на хобби время остается. Играю в хоккей и стрельбой занимаюсь.

- Все-таки почему развелись?

- В первый раз был женат семь лет. Не смог преодолеть эту цифру и ушел. А вторая жена сама от меня ушла, встретив другого мужчину. Сейчас она замужем, родила третьего сына. Спустя годы у меня в принципе нормализовались отношения и с первой, Еленой, и со второй, тоже Еленой. Второй развод был очень сложный. Я хотел сохранить семью, но не удалось. Потом Лена просила прощения, поняла ошибку и хотела все вернуть, но я не смог ее простить. Мы же с ней одно время вместе работали. А познакомились в самолете. Ее папа оказался сербом. В общем, нашлось много общего. Даже венчались. Но видите, как все закончилось.

- Чем занимаются ваши бывшие жены?

- Первая всю жизнь в полиграфии проработала, сейчас менеджер. А вторая в передаче у Елены Малышевой трудится. К теледоктору Малышевой все по-разному относятся, но она профессионал, который помог половине сотрудников Первого канала, и этим все сказано.

- Что лучшее вы приобрели, работая на телевидении?

- Понял, что главная задача телевизионщика - сделать так, чтобы зрителям не было скучно. Это касается и моей работы ведущим, и в кремлевском пуле журналистов, и на войне. Своим учителем считаю оператора Анатолия Кляна, который четыре года назад погиб в Донбассе.

- Вам приходилось брать интервью даже у президентов - Ельцина и Путина. Каково это?

- Честно скажу, в момент общения с лидерами государства я был зажат и закомплексован. Понимал уровень их личности, вот и волновался.

Юра
Юра Дудь. Фото: Instagram.com

- В чем, по-вашему, феномен популярного интернет-интервьюера Юрия Дудя? Он, похоже, ни перед кем не пасует. И вопросы задает острые.

- Я с Юрой знаком, он талантливый парень. Дудя нельзя мерить традиционными ТВ-мерками, ему Первый канал предлагал работу, но он молодец, что отказался. Придет на официальное ТВ и тут же все растеряет. Вспомните молодого Владимира Соловьева - в его программе «Апельсиновый сок» 15 лет назад, как у Юры сейчас, звучали очень смелые вопросы.  Оба - и Дудь, и Соловьев - умеют обнажать то, что человек скрывает. Тем и интересны.

Вам может быть интересно: