Василий Перов искал натурщиц в борделе

«Тройка» (1866)
«Тройка» (1866)
«Тройка» (1866) «Тройка» (1866)
Великий русский живописец всю жизнь носил не свою фамилию

Полотна Василия Перова из тех, от которых уходить не хочется. «Тройка», «Рыболов», «Охотники на привале»… — картинки в твоем букваре и классика в Третьяковке, которой люди восхищаются много лет.

21 декабря исполнилось 185 лет со дня рождения художника. Мы выбрали пять его самых узнаваемых работ — у каждой из них своя история.

Самая трогательная

  • «Тройка» (1866)
  • Холст, масло, 51,5 x 65,8 см
  • Государственная Третьяковская галерея, Москва

Второе ее название — «Ученики-мастеровые везут воду». В центре Перов изобразил девятилетнего сына странницы – «тетушки Марьи». Мать долго не соглашалась, чтобы «барин» писал ее Васю, боясь, что после этого он зачахнет. И как чувствовала беду. Через четыре года мальчик сгорел от оспы. Марья, встретив художника, попросила разрешения взглянуть на полотно с Васенькой — тот привел ее в Третьяковку. «Приблизившись к картине, она остановилась, посмотрела на нее и, всплеснув руками, как-то неестественно вскрикнула: «Батюшка ты мой! Родной ты мой, вот и зубик-то твой выбитый!» — и с этими словами, как трава, подрезанная взмахом косца, повалилась на пол», — вспоминал живописец.


Самая страшная

  • «Утопленница» (1867)
  • Холст, масло, 68х106 см
  • Государственная Третьяковская галерея, Москва

Выловленное из Невы безжизненное тело — как иллюстрация из криминальной хроники. Добиться достоверности художнику помогло посещение морга, где он нашел труп молодой девушки. Провожатый Перова бесцеремонно сдергивал с покойников простыни, приговаривая: «Эво! Сколько у нас красавиц-то! Выбирайте, ваше благородие, которая вам более подходяща». Художник выбрал. Провожатый, взвалив труп на плечо, пошел из ледника в комнату мастера. Там он бросил ношу на пол. И художник, вглядевшись, обомлел: то была знакомая ему проститутка Фанни — он писал с нее богородицу. Почему с проститутки? Да другой натурщицы не нашлось. Девушек для позирования поставляли бордели, потому что «порядочных» барышень надо было еще уговорить раздеться за гроши. Перов вспомнил, как в разгар работы Фанни узнала, кем желает ее изобразить художник. А узнав, застыдилась. Кое-как натянув чулки, она в слезах сбежала из мастерской.

В действительности Фанни не утопилась, а умерла от оспы. К тому времени она даже вышла замуж. Но судя по картине, складывается впечатление, что именно «пониженная социальная ответственность» довела несчастную до самоубийства.


Самая недооцененная

  • «Приезд гувернантки в купеческий дом» (1866)
  • Холст, масло 44 x 53,3 см
  • Государственный Русский музей, Санкт-Петербург

Картину часто ругали за сухость колорита. Искусствовед Алексей Федоров-Давыдов, заведующий Отделом нового русского искусства Третьяковской галереи, отмечал: «Одна из острейших по тематике, впечатляющих картин В. Перова, эта последняя, неприятна в живописном отношении… Тона этой картины неприятно режут глаза». А художник Иван Крамской решил, что на картине чересчур многолюдно: «Сама гувернантка прелестна, в ней есть конфуз, торопливость какая-то и что-то такое, что сразу заставляет зрителя понять личность и даже момент, хозяин тоже недурен, хотя не нов: у Островского взят. Остальные лица лишние и только дело портят».


Самая скандальная

  • «Сельский крестный ход на Пасху» (1861)
  • Холст, масло, 71,5 x 89 см
  • Государственная Третьяковская галерея, Москва

За это творение художника чуть не отправили на Соловки — так хлестко священников и их паству еще не изображали. Пьяная процессия с иконами и хоругвями не видит, куда бредет. Крестьяне с полузакрытыми глазами, одуревший от хмеля священник, раздавивший ногой пасхальное яйцо. Дьячок, метнувшийся спасти символ Пасхи. Рядом баба с иконой, у которой утрачен лик. Тут же нищий, несущий икону вверх ногами.

Живописец запечатлел момент «славления» на Святой неделе. Священники, не получавшие плату за службу, обходили крестьянские дворы, где исполняли церковные песнопения и молитвы, за что получали нехитрое подношение. Со съестным у бедняков было туго — чаще батюшке предлагали выпить. После таких «пожертвований» священники едва стояли на ногах.

Представленную на выставке картину удалили как «бездуховную», запретили воспроизводить в печати, а купившему полотно Павлу Третьякову рекомендовали не показывать ее посетителям.


Самая недостоверная

  • «Охотники на привале» (1871)
  • Холст, масло. 119 x 183
  • Государственная Третьяковская галерея

Увлеченных охотничьими байками персонажей художник писал со своих знакомых. Рассказчик — врач Дмитрий Кувшинников послужил прототипом доктора Дымова в «Попрыгунье» Чехова. Жена Кувшинникова — Софья Петровна являлась хозяйкой литературно-художественного салона, в котором бывали Перов, Левитан, Репин, Чехов. В какой-то момент между ней и Левитаном, который был младше ее на десять лет, разгорелся роман. Парочка уединялась на этюдах. А досталось за это Чехову, Попрыгунья которого получилась уж очень похожей на Софочку. Левитан вызвал писателя на дуэль, но друзьям удалось ее расстроить.

В образе иронично усмехающегося охотника Перов изобразил врача и художника-любителя Василия Бессонова. Молодой охотник, увлеченный рассказами старших, — 26-летний Николай Нагорнов — будущий член московской городской управы. Знатоки охоты, отдавая должное познаниям Перова — он сотрудничал в журнале «Охота и природа», находили неточности. Тушка зайца-русака, например, не повреждена — по правилам псовой охоты, убитого зверька нужно было ткнуть ножом между лопаток, отрезать ему передние лапы и вставить в седло. Непонятно, как героям удалось разом подстрелить лесную птицу и зайца — обитателя полей. Случайным выглядит рожок — его использовали на псовой охоте, чтобы собирать в стаю гончих, но стаи гончих здесь не наблюдается. А брошенное на землю ружье — и вовсе ни в какие ворота. Опытный охотник никогда не положит его дульной частью на землю, дабы не засорить канал ствола.


Напился до чертиков в 13 лет

Вообще-то он Васильев — внебрачного сына губернского прокурора, барона Георгия (Григория) Карловича Криденера, записали на крестившего его дьячка. Мать, Акулина Ивановна, сошлась с Криденером, похоронив мужа. Некоторое время родители Василия жили невенчанными, и, хотя позже скрепили союз в церкви, их сыну не достались ни фамилия, ни знатный титул.

И быть бы ему Васей Васильевым, если бы не способности к рисованию. Отец отдал сына в частную школу в Арзамасе — тот выписывал пером буквы так искусно, что заслужил соответствующее прозвище, которое со временем и стало фамилией. Однажды вместе с однокурсниками 13-летний Василий был зван на именины. Оторвались так, что домой юношу доставил извозчик совершенно пьяным. Перов чудом не был отчислен.

Автопортрет Перова (1870)
Автопортрет Перова (1870)

О личной жизни художника известно немного. В 1862-м он женился на племяннице профессора Ленинградской консерватории Елене Шейнс. Но всего через пять лет супруга, а следом за ней двое старших детей умерли. В живых остался только сын Владимир — он тоже стал художником. Через пять лет после смерти первой супруги живописец женился снова. Детей в браке не было, но они появлялись на его полотнах — и было понятно, что автор всем сердцем любит и жалеет своих героев.

Читайте также: