Почему Польша тянет с расследованием авиакатастрофы, унесшей жизнь Леха Качиньского

Восемь лет прошло с момента крушения самолета, в котором погибла вся верхушка польского правительства во главе с президентом Лехом Качиньским, но причины смерти людей так и не озвучены
На месте крушения. Обломки хвостовой части самолета Качиньского. Фото: wikimedia.org
На месте крушения. Обломки хвостовой части самолета Качиньского. Фото: wikimedia.org
На месте крушения. Обломки хвостовой части самолета Качиньского. Фото: wikimedia.org На месте крушения. Обломки хвостовой части самолета Качиньского. Фото: wikimedia.org

Еще в августе 2017 года брат-близнец погибшего польского президента Ярослав Качиньский обещал общественности, что в восьмую годовщину, по истечении 96 месяцев с момента аварии, будет полностью закончено расследование и обнародованы результаты следствия по делу крушения правительственного рейса.

Но уже через два месяца в интервью он поправился и заявил, что этот 96-й месяц будет последним, когда истину либо установят, либо она не будет установлена уже никогда. А в годовщину трагедии представители Генпрокуратуры Польши заявили, что срок завершения расследования смоленской авиакатастрофы перенесен на 31 декабря 2018 года.

Пляски на костях

Лех Качиньский. Фото: wikimedia.org
Лех Качиньский. Фото: wikimedia.org

В действующем правительстве Польши до сих пор кипят страсти. Оппозиция требует оглашения результатов деятельности следственной комиссии, правящая партия обвиняет оппозицию, что та не дает ей времени для работы. В то же время правительство приглашает новые комиссии, тратит время и ресурсы на очередные исследования, объявляет экспертов –некомпетентными, доказательства – невнятными, версии – нерабочими, проводит пресс-конференции с обвинениями, но не дает полной картины крушения, которая уже наверняка известна.

Зато периодически озвучиваются какие-то обрывочные версии, калейдоскопические картинки, из которых любопытному обывателю предлагается додумать и составить для себя свой пазл. На фоне давно и грамотно ведущейся в Польше антироссийской пропаганды картинки абсолютно предсказуемы. Что же предлагают нам как версии развития событий?

Траектория полета последнего рейса самолета польского правительства 10.04.2010 года. Источник: wikimedia.org
Траектория полета последнего рейса самолета польского правительства 10.04.2010 года. Источник: wikimedia.org

Версия 1. Теракт со стороны России

Ссылаясь на выводы некоего международного эксперта по имени Френк Тейлор, член комиссии по расследованию крушения Веслав Биненда настаивает на том, что падение самолета – это прямое покушение на жизнь президента Качиньского, и виновна в нем Россия. По словам этого эксперта, крыло самолета разрушилось не от столкновения с деревом. Якобы внутри крыла произошли взрывы – они-то и стали причиной падения.

Интересно, что польские журналисты не раз обращались к руководству следственной комиссии с запросами о том, в каких экспертизах участвовал мистер Тейлор. Но и комиссия, и польское Оборонное ведомство отписываются тем, что расследование ведется в секретном режиме и мистер Тейлор работает в рамках его компетенции.

Но кто и когда подложил бомбу? Экс-министр нацбезопасности Польши Антоний Мацеревич в свое время утверждал: взрывчатку заложили русские во время ремонтных работ. Но на ремонте самолет пребывал в 1996, 2003 и 2009 годах. Неужели бомба не была бы обнаружена, тем более что борт, перевозящий первых лиц государства, внимательнейшим образом обследуется перед каждым таким вылетом.

И нужно еще принять во внимание, что всего за пару дней до трагического рейса самолетом воспользовался Дональд Туск, ныне председатель Европейского совета. Значит, бомба, если она и была, могла быть подложена только в промежутке между 7 и 10 апреля, когда самолет находился в Польше.

С подачи польских СМИ шли разговоры о том, что якобы предыдущей комиссии по расследованию «порекомендовали удалить часть записи о фрагменте с резким скачком температуры, который в течение 4,5 секунд фиксировал бортовой самописец». В декабре прошлого года Владимир Путин назвал эти обвинения в адрес России блефом и заявил, что причины катастрофы следует искать в той стране, откуда вылетел лайнер.

На месте крушения. Обломки самолета Качиньского. Фото: wikimedia.org
На месте крушения. Обломки самолета Качиньского. Фото: wikimedia.org

Версия 2. Некомпетентность диспетчерской службы

В вину российской группе руководства полетами вменялось то, что не был прекращен прием самолетов на посадку по погодным условиям. Взлет и посадка позволяются, если пределы горизонтальной и вертикальной видимости составляют 1000 метров в случае с аэродромом Смоленск-Северный. Но диспетчер не отправил самолет на другой аэродром, а попытался скорректировать траекторию приземления воздушного судна в совершенно неподходящих для приземления условиях.

Обвинение не может иметь силы, потому что по международным соглашениям любой рейс, разрешенный к полету над территорией другого государства, будь он военный или гражданский, считается все же гражданским. Это значит, что руководитель полетов на аэродроме военного подчинения не имел права запрещать польскому борту посадку. И единственное, что ему оставалось, – это пытаться посадить самолет, экипаж которого принял решение приземляться.

Стихийный мемориал рядом с местом падения польского самолета. Смоленск, 2010 год. Фото: wikimedia.org
Стихийный мемориал рядом с местом падения польского самолета. Смоленск, 2010 год. Фото: wikimedia.org

Версия 3. Ошибка экипажа

Повторимся: существует безопасный метеоминимум, при котором экипажу самолета позволяется зайти на посадку. В день крушения над аэродромом стоял густой туман, опустившийся ниже пятидесятиметровой отметки. Руководитель полетов предупреждал об опасности сближения с землей в таких условиях. При этом экипажем принято решение все-таки сажать самолет.

Самописцы «черных ящиков» зафиксировали присутствие в кабине пилотов двух человек, которые не должны были там находиться. По голосам на самописцах были опознаны главнокомандующий польскими ВВС Анджей Бласик и шеф протокола польского МИДа Мариуш Казана. Непонятно, по какой причине экипаж игнорировал оповещение системы об опасной близости земли, почему не следили за приборами, как опытнейшие пилоты выполнили неверный вход в глиссаду...

Тайны добавила и последующая расшифровка неразборчивого куска текста из уст командира Аркадиуша Протасюка: «Если мы не приземлимся, они убьют меня».

Похороны Леха Качиньского. Фото: wikimedia.org
Похороны Леха Качиньского. Фото: wikimedia.org

Ищи, кому выгодно

Есть впечатление, что кому-то действительно выгодно затягивать следствие, путать версии, множить экспертизы и оперировать слухами, а не фактами. То, что не озвучены результаты расследования, само по себе является попыткой обрести рычаг давления на Россию путем возведения ее в ранг международного террориста.

Но за восемь лет пустых, хоть и громогласных заявлений о вине России, ни одного доказательства причастности нашей страны к этой трагедии так и не было предоставлено. Пока мы видим только лишь заявления об очередных экспертизах, которые год от года становятся все тише и незаметнее.

Поминальные свечи на Королевском тракте в Варшаве. Фото: wikimedia.org
Поминальные свечи на Королевском тракте в Варшаве. Фото: wikimedia.org

Кто же врет?

Вот и сегодня, спустя 96 месяцев после трагедии рейса PLF 101, Польша готова предоставить только «технический» отчет, а не обещанную полную версию расследования. На недавней пресс-конференции такое решение представители комиссии объяснили тем, что еще не все эксгумации были проведены и не все отчеты закончены.

В то же время Антоний Мацеревич заявил о том, что отсутствие полного отчета о расследовании – это дезинформация. Польское сообщество уже давно не ждет честного и открытого результата расследования. Многие комментаторы соглашаются, что, даже если отбросить политическую и пропагандистскую составляющие, следственная комиссия является еще и неплохой «кормушкой» для следователей. Так что, как минимум, еще несколько лет можно не ожидать, что она закроется.

Вам может быть интересно: