Олеся Бузину убили за правду о Тарасе Шевченко

«Великий Кобзарь» отобрал все подарки у изменившей ему невесты
Книги Олеся БУЗИНЫ и при его жизни разлетались, как горячие пирожки, а после его убийства стали ещё популярнее

Три года назад был убит Олесь БУЗИНА - украинский журналист, писатель, историк. Его память в Москве почтили возложением цветов в Александровском саду возле гранитного блока «Город-герой Киев». Бузина был, пожалуй, единственный литератор современной Украины, который жил на гонорары от своих произведений - так они были популярны. В них он откровенно издевается над мракобесными мифами, которые в его стране совершенно заменили историческую науку. Бузина нажил огромное количество врагов. Неудивительно, что расследование преступления за три года не продвинулось, а все подозреваемые на свободе. Лучшее, чем мы можем почтить память Олеся, - это вспомнить его произведения.

Каждая книга Бузины - звонкая пощечина «незалежным» идеологам. Например, произведение «Союз плуга и трезуба: как придумали Украину» начинается интригующе: «Отец идеи украинской самостийности - незадачливый адвокат Николай Михновский повесился на яблоне в Киеве в ночь с 3 на 4 мая 1924 года». Симпатии к самоубийце Бузина не испытывает, ведь тот публично призывал убивать этнических неукраинцев.

Будучи филологом, Олесь опровергает так называемое документальное свидетельство о «древности» Украины, которое якобы присутствует в Ипатьевской летописи. В ней упоминание  «оукраины» означает лишь, по утверждению автора, «дикое поле» на краю Литовской Руси.

В книге «Тайная история Украины-Руси» Бузина доказывает, что Киевской Руси вовсе никогда и не было, а родоначальником Руси является вовсе не Киев, а Старая Ладога и Новгород, как исторически первые столицы Рюриков.

И уж, конечно, мало кому из «свидомых» мог понравиться труд историка под названием «Воскрешение Малороссии». В нем он называет Петра I… «главным украинофилом», поскольку тот хотел соединить «оба русских народа» без ассимиляции украинцев в русских.

Но, пожалуй, самая популярная его книга - «Вурдалак Тарас Шевченко», где автор замахнулся на главный культурный символ «жовто-блакитной» - на поэта, который для националистов олицетворяет «борьбу с имперской Россией». Бузина показал его настолько в жалком свете, что на публициста посыпались обвинения в фальсификации. Вот о ее содержании мы расскажем чуть подробней. Что же так взбесило почитателей Тараса Григорьевича?

Пикантный автопортрет Тараса ШЕВЧЕНКО

Вождь-просветитель

«Кобзарь» называют «Библией украинского народа». Шевченко - его пророком. Тогда, почему же мы удивляемся, что наше место - на задворках Европы? С таким «пророком» и такой «Библией» в другое - не пустят», - начинает книгу Бузина. Никто до него не смел в таком тоне писать о родоначальнике украинской литературы.

«Первая же поэма, с которой начинается «Кобзарь» («Причинна»), поражает своей дикой бессмыслицей, - «отжигает» Бузина. - Ждет дивчина казака из похода. Ждет, пока, тронувшись рассудком, не испускает дух под дубом. А тут (надо же, какое совпадение!) любимый возвращается. Глядит - красавица его ненаглядная копыта откинула. И что же он? Да не поверите: «Зареготавсь, розiгнався - та в дуб головою!»

По-видимому, это был богатырский удар! Поэт не уточняет подробностей, но, скорее всего, казак раскроил себе череп, как кавун. Оставалось только собрать мозги и похоронить этих степных Ромео и Джульетту. Мораль? А никакой морали, как всегда у Шевченко! Только глубокомысленная констатация: «Така її доля»...

Можно обвинить Олеся в творческой предвзятости. Но вот другой его тезис опровергнуть невозможно. Первым, кто «объяснил» миллионам людей «гениальность» малороссийского поэта, был… товарищ Сталин. Человек, которого любой поклонник Шевченко считает «душителем национального духа».

Это Иосиф Виссарионович приказал с невиданным размахом отметить 125-летие со дня рождения «великого Кобзаря» в 1939 году. В честь этого спешно переименовывали скверы, бульвары, киевский университет, оперный театр - и такое творилось не в одной Украине.

«В Казахстане в том году, - напоминает Олесь, - именем «великого украинского поэта» назовут город Форт-Александровский и национальную галерею, Ауздыкский аулсовет, Мангистауский район, три школы (чтоб мало не показалось!), улицу в Алма-Ате и рыбколхоз «Кзыл-Узен» - хотя никаких выдающихся результатов в рыбалке, точно так же, как и в оперном пении, Кобзарь не показал». Как пишут в отзывах на книжку в Интернете: «Большевики не только страну придумали «самостийным», но и Шевченко научили любить. Они сами-то хоть что-то могут?»

Памятник Тарасу в Одесской области - вылитый Ктулху

Благодетельница- «сука»

В детстве крепостной мальчик Тарас мечтал лишь о судьбе деревенского маляра, расписывающего церковные стены. Но помещик Павел Энгельгардт приблизил к себе казачка, который баловался «малеванием». Сначала того послали учиться в Виленский университет, а затем он оказывается в Санкт-Петербурге.

Однажды, срисовывая статуи в Летнем саду, Тарас познакомился со своим земляком-художником Иваном Сошенко, который свел его с влиятельными людьми, включая поэта Василия Жуковского и художника Карла Брюллова.

Для вызволения молодого таланта из крепостнических уз в Аничковом дворце была устроена благотворительная лотерея - продавалась картина Брюллова, изображающая Жуковского. В лотерее активно участвовали члены императорской фамилии. «Императрица потратила на лотерею четыреста рублей, - напоминает Бузина, - наследник престола Александр Николаевич (тот самый, который, став царем, потом освободит и всех мужиков в империи) и великая княгиня Елена Павловна - по триста. Остальные тысячу четыреста доплатили гости». Эти деньги и пошли на выкуп из крепостного состояния.

Чем же отблагодарил своих благодетелей юноша? Всего через несколько лет напишет поэму «Сон», где оскорбит не только царя, но и императрицу, назвав ее «тощей, тонконогой, словно высохший опенок, царицей убогой». К тому присовокупил, что «она, бедняжка, трясет головою». А в 1860 году, в день смерти императрицы Александры Федоровны, поэт пишет такие строки:

Тебя ж, о сука!
И сами мы, и наши внуки,
И люди миром проклянут!

Не проклянут, а только плюнут
На тех раскормленных щенят,
Что ты щенила…

Вот как можно назвать такого человека? «Неблагодарный хам», - констатирует Бузина.

Месть литератора-рогоносца

«В описи вещей, оставшихся после смерти Шевченко, среди карманных часов и семи подштанников обращает на себя внимание солидный дамский гардероб: шерстяная клетчатая плахта, поддевка, юбка, два женских пальто («одно драповое серое, а другое такое же белое, обшитое с золотым шнурком») и даже три пары «бумажных» чулок».

Спрашивается: зачем понадобилось все это добро представителю сильного пола, коим являлся Тарас Григорьевич?» - задается вопросом Бузина. И рассказывает курьезную историю .Но обо всем по порядку.

По словам Олеся, Шевченко примерно к 1858 году «окончательно разочаровался в интеллигентных барышнях и ему со всем пылом поэтической души вдруг захотелось простую бабу - грубую, потную, но зато покорную и влюбленную, как дура».

Незадолго до этого он потерпел фиаско, пытаясь очаровать 15-летнюю актрису Катеньку Пиунову. «Пиунова сегодня в роли Простушки была такая милочка, что не только московским - петербургским, парижским бы зрителям в нос бросилась. Напрасно она румянится. Я ей скажу об этом», - пишет он в воспоминаниях. И не только сказал, но и сделал девочке предложение - это в 44 года! Когда та вежливо отказала, в дневнике появляется новая запись: «Дрянь госпожа Пиунова».

«Великого Кобзаря» почитает за кумира вся политическая элита «незалежной»

После того как ему отказывает и деревенская девка Харита, предпочтя  молодого писаря, объектом страсти становится разбитная и ленивая служанка знакомых Лукерья Полусмакова.

«Шевченко накупил ей тканей, шляпок, туфель, перстней, белья, серег с медальонами, кораллов, Евангелие в белой оправе с золотыми краями, дорогого белого сукна казакин, стилизованный под украинскую свиту, серое пальто, - пишет Бузина. - Сам сделал для нее записную книжечку с рубриками прихода и расхода. На весь этот идиотизм только за один день 3 сентября было потрачено более 180 рублей! Любивший прибедниться Тарас, с тридцати четырех лет называвший себя не иначе как стариком, бегал теперь по Петербургу, как одуревший от страсти молодой бизон из свободолюбивых Соединенных Штатов, которые он так любил, ожидая оттуда нового «Вашингтона з новим i праведним законом». Все моральные изъяны своей избранницы он объяснил «рабством», - утверждая, - что воля и достаток изменят ее к лучшему».

Идиллия рухнула, когда Тарас застукал суженую не то с лакеем, не то с учителем, которого сам же для нее нанял. На гнев ухажера Лукерья честно ответила: «Хиба ж би я за тебе, такого старого та поганого пишла, коли б не подарунки, та не те, щоб панею бути». Раскатала губу! «Все подарки на сумму около тысячи рублей были у нее торжественно отобраны», - сообщает Бузина. Вот и объяснение, откуда дома у него женская одежда.

В объятьях «зеленого змия»

Пьяницей Шевченко был просто выдающимся. В книге приводятся воспоминания фольклориста Николая Белозерского: «Живя в Петербурге, Шевченко любил посещать трактир около биржи, в котором собирались матросы с иностранных кораблей... Всегда тихий и кроткий, Шевченко, подвыпивши, приходил в страшно возбужденное состояние, бранил все, и старое и новое, и со всего размаху колотил кулаком по столу. Однажды встретили в Петербурге подгулявшего Шевченко, шедшего с таким же Якушкиным под руку; они взаимно поддерживали друг друга. Шевченко, обращаясь к встретившемуся с ним знакомому и усмехаясь, сказал: «Поддержание народности».

А вот как о нем вспоминает будущий издатель «Киевской старины» профессор Лебединцев: «Тарас, которого не оказалось в комнатах, вскоре найден нами у ворот в преждевременном и отнюдь не непорочном сне».

Капитан Косырев, под началом которого в солдатах служил Шевченко, вспоминал, как ночью услышал неподобающее времени пение и отправился с дежурным на разведку. «И что же, вы думаете, вижу? Четверо несут на плечах дверь, снятую с петлей, на которой лежат два человека, покрытые шинелью, а остальные идут по сторонам и поют: «Святый Боже, Святый крепкий!» - точно хоронят кого. «Что это вы, господа, делаете? - спрашиваю их. - Да, вот, говорят, гулянка у нас была, на которой двое наших, Тарас да поручик Б., легли костьми, - ну, вот, мы их и разносим по домам».

Однажды «Кобзарь» путешествовал по Волге на пароходе. «По свидетельству капитана, Тарас Григорьевич скакал босиком в одной рубашке на постели и изрыгал греховному миру проклятия, не давая никому заснуть. Опохмелился же не то четырьмя, не то пятью рюмками вишневой водки - «при оной цибуль и соленых огурцов великое множество», - цитирует Бузина.

Другой раз его на охоте оставили на хозяйстве. Так он с другим казаком выпил четыре бутылки водки - весь алкогольный запас компании.

Скончался поэт в 1861 года от водянки, вызванной, по мнению историка Николая Костомарова, «неумеренным употреблением горячих напитков».


В книге Олеся Бузины еще множество курьезных фактов. Но общий смысл его исследования таков: Шевченко в том виде, о котором о нем сейчас рассказывают после майдана, - всего лишь нелепый миф, как и вся современная история Украины. За эту книгу на него подали несколько исков. Он выиграл их все! У его врагов оставался последний аргумент - пуля...

Вам может быть интересно: