Подавление «Пражской весны» было единственно возможным решением

- Танки идут по Праге, танки идут по правде! - писал в 1968 году Евгений Евтушенко, когда в чешскую столицу вошли войска стран Варшавского договора. Но если беспристрастно вглядеться в события 50-летней давности, картина становится, мягко говоря, не такой однозначной
Пражская весна
Даже когда советских солдат закидывали бутылками с зажигательной смесью, они далеко не всегда отвечали огнём. Изображение: globallookpress.com
Пражская весна Пражская весна

Это настроение неприятия и осуждения военной операции разделяли многие представители советской интеллигенции. По устоявшейся версии, СССР испугался демократических преобразований, затеянных в Чехии, и подавил их силой.

Но если беспристрастно вглядеться в события 50-летней давности, картина становится, мягко говоря, не такой однозначной.

В ночь с 20 на 21 августа 1968 года диспетчер пражского аэропорта Рузине получил тревожный сигнал: пилот пассажирского самолета Ан-24 сообщал о технических неполадках и запрашивал аварийную посадку. Разрешение было получено.

В два часа 15 минут шасси якобы терпящего бедствие судна коснулось взлетно-посадочной полосы. Однако вместо измученных пассажиров оттуда посыпались бойцы 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Они молниеносно захватили аэродром. После этого транспортники Ан-12 с десантниками и военной техникой начали садиться каждые 30 секунд. Т

ак началась операция «Дунай», положившая конец «Пражской весне» (это устоявшееся название реформ, затеянных Чехословацкой компартией). Чехи до сих пор считают это преступлением советского режима. Но, во-первых, как-то позабылось, что решение о вторжении было принято всем руководством Варшавского блока, за исключением Румынии в лице Николае Чаушеску. А, во-вторых, в реальности за победу Пражской весны чехам пришлось бы дорого заплатить.

Новый Карибский кризис

В январе 1968 года на Пленуме ЦК КПЧ руководство страны было подвергнуто во многом справедливой критике за неэффективное авторитарное руководство. Партию и страну возглавил 46-летний Александр Дубчек, которому симпатизировал Брежнев. Еще бы: Дубчек 16 лет прожил в СССР, великолепно знал русский язык. «Я верю Саше!» - говорил Леонид Ильич. В социалистической Чехословакии настало время демократических перемен.

Разумеется, никто из-за начавшихся реформ - свободы слова, расширения местного самоуправления, контроля над органами госбезопасности, расширения частного бизнеса - войска вводить не планировал. Руководство СССР могло быть очень гибким. В ГДР, к примеру, было несколько политических партий, в Польше католическая церковь проводила уроки религии в государственных школах, а Чехословакия торговала с кем хотела, без оглядки на «старшего брата». При этом получала из нашей страны товары ниже рыночной стоимости. Никаких проблем!

Но был вопрос, на который СССР и его союзники не могли смотреть сквозь пальцы. Рядом, на территории ФРГ, дислоцировались войска НАТО - из США, Великобритании, Бельгии. Были готовы выдвинуться в случае необходимости дивизии из Нидерландов и Франции. А новое руководство Чехословакии дало понять, что может выйти из Варшавского договора. Газета «Фигаро» тогда писала: «Географическое положение Чехословакии может превратить ее в брешь, открывающую всю военную систему восточного блока». Это примерно как во Франции сейчас победила бы Марин Ле Пен и объявила о разрыве с НАТО. К августу 1968-го еще шести лет не минуло со времени Карибского кризиса, который чуть не уничтожил планету. И что, снова - здорово?

Солдаты ГДР братались с бойцами Советской армии, а с провокаторами не церемонились
Солдаты ГДР братались с бойцами Советской армии, а с провокаторами не церемонились

«Отдайте Судеты!»

- Самый лучший коммунист - это мертвый коммунист, а если он еще жив, то ему следует выдернуть ноги, - эта фраза принадлежит председателю зарегистрированной весной 1968 года чешской организации «Клуб 231» Ярославу Бродскому. Имея еврейскую фамилию, он возглавлял организацию, объединившую бывших нацистов, сотрудников марионеточного прогерманского правительства времен Второй мировой - либо амнистированных, либо избежавших наказания. Они активно создавали филиалы на крупных предприятиях. Их по всей стране насчитывалось до 70 с общим числом членов - около 40 тысяч.

В стране принимают демона американской политики Збигнева Бжезинского, который называет чешский эксперимент «интересным» и читает лекции о необходимости уничтожения коммунистической партии, милиции и органов государственной безопасности. Все это - на фоне оголтелой антисоветской кампании. В частности, некий «Революционный комитет демократической партии Словакии» открыто призывал присоединить уже в 1968 году Закарпатскую Русь к Чехословакии. Это, кто не знает, территория Украины.

А вот в западногерманской прессе появлялись совсем другие публикации: «Судетские немцы будут ожидать от Чехословакии, освобожденной от коммунизма, возврата к Мюнхенскому соглашению, по которому осенью 1938 года Судетская область отошла к Германии», - писала газета «Генераль Анцайгер». С чехами готовились провернуть «финт» Гитлера, отобравшего у них Судеты.

Открыли границы

Критиков генеральной линии выметали прочь. Замминистра культуры Богуслав Хнеупек заявил на заседании ЦК КПЧ: «Все, кто нарушает международные договоры, бывают наказаны. Лучше ли стало в Аргентине и Панаме после того, как туда вошли американские войска?» Политика уволили, против его семьи началась травля. 40 человек, которые были сняты с должностей и подвергнуты гонениям, покончили жизнь самоубийством. Среди них - генерал Янку, героически воевавший с фашистами.

Вторжение НАТО было подготовлено в деталях. Как это могло происходить, описал в своей книге «Самовар» писатель Михаил Веллер. «Тяжелые военно-транспортные «Геркулесы» поднялись в воздух. Танковые дивизии прогрели двигатели и по трем главным направлениям - через Маркт-Редвий, Швандорф и Деггендорф - двинулись в Чехословакию, в течение часа пройдя соответственно - Рудные горы, Чешский лес и Шумаву. Через три часа после перехода границы быстроходные «Леопарды» входили в Прагу».

Для этого было все подготовлено. По приказу министра госбезопасности Йозефа Павела на западной границе начали демонтировать пограничные укрепления. Граница фактически прекратила свое существование. Все западные шпионы, которые были задержаны на территории Чехословакии к тому моменту, были отпущены. В Кремле поняли - больше тянуть нельзя.


Страны Варшавского договора ввели в Чехословакию:


Спасали чехов

В результате ввода сил Варшавского договора, по официальным данным (в разных источниках они сильно разнятся), погибло 12 советских военнослужащих, ранено и травмировано 87. Чехов и словаков погибло 108. Но кто виноват? Вот что вспоминает участник тех событий, а ныне депутат Львовского областного совета и главред газеты «Наша Батьківщина» Василий Семен, которого уж точно в симпатии к СССР не заподозришь: «Большая часть моего взвода погибла - ЗИЛ, в котором их везли, упал с обрыва. Говорили, что их «подрезала» чешская машина. Парни из Луганска погибли. Был выстрел с нашей стороны. На одного парня, осетина, хотел наехать таксист. Он отскочил и выстрелил. Но попал не в таксиста, а в пассажирку, которая оказалась дочкой партийного функционера. Ранил ее и полгода провел под следствием. Правда, потом его все-таки отпустили».

Наши стреляли крайне редко, им приказали не поддаваться на провокации. Чаще документы того времени сухо фиксируют другие ситуации: «Экипаж танка 64 мсп 55 мсд (старшина сверхсрочной службы Андреев Ю. И., младший сержант Махотин Е. Н. и рядовой Казарик П. Д.) на пути движения встретили организованную контрреволюционными элементами толпу молодежи и детей. Стремясь избежать жертв со стороны местного населения, они приняли решение на обход его, во время которого танк опрокинулся. Экипаж погиб».

Старший сержант Николай Мешков вспоминает: «Толпа из 500 - 600 человек стала стеной, как по команде, нас отделяло метров 20. Из задних рядов на руках они подняли четырех человек, которые осматривались по сторонам. Толпа притихла. Они что-то показывали руками друг другу, а потом мгновенно выхватили короткоствольные автоматы, и прогремели 4 длинные очереди. Мы не ожидали такого подвоха. 9 человек упали замертво. Шестеро было ранено, стрелявшие чехи мгновенно исчезли, толпа остолбенела. В дальнейшем мы стали умнее, всех бастующих брали в кольцо и проверяли каждого на предмет оружия. Людей с оружием передавали в штаб. Оружие находили и у женщин, они его искусно прятали, не только пистолеты, но и гранаты».

Жестокие немцы

Зато союзники - поляки, немцы, болгары - приказами не были связаны и действовали жестко. 22-й болгарский полк под командованием полковника Ивана Чавдарова охранял аэропорт Рузине. В первый же день болгары изрешетили пулями чешскую пожарную машину, которая не остановилась по их требованию. Каким-то чудом люди внутри остались живы. Больше проблем при проверке автотранспорта у болгар не было.

В городе Кошице бойцами венгерской 8-й мотострелковой дивизии за попытку блокады воинских частей было пристрелено семь человек. Они также взяли под контроль город Ливице. Проезжающие машины начали было сигналить в знак протеста, но после нескольких очередей бибиканье прекратилось раз и навсегда. У венгров никто не погиб за всю кампанию, кроме несчастных случаев и одного самоубийства.

На польскую танковую колонну в городе Либерец на центральной площади с крыши здания, где проходил ремонт, посыпался строительный мусор, доски, кирпичи. В результате ответного шквального огня девять провокаторов были убиты, 42 ранены.

Уже в то время стали писать, что немцы, дескать, не приняли участия в операции. Однако вот что вспоминал представитель немецкого меньшинства в Судетах Отто Клаус: «21 августа 1968 года я включил радио и начал бриться. Внезапно я услышал по радиостанции «Прага» первую фразу: «...не провоцируйте советских оккупантов». Я всё побросал и молнией выбежал на улицу. В Либереце на улицах я увидел немецкие части в боевой готовности. Одна колонна за другой, только немцы. Я слышал только немецкие команды. В Праге, вероятно, спятили. Это совсем не русские. Это немцы».

Очевидцы вспоминают: «Ложившиеся на дороге чехи серьезно затрудняли прохождение советских механизированных и танковых колонн. Танковые колонны ГДР проходили даже не останавливаясь, прямо по лежащим на дорогах…»

В городе Йиглава все стены были исписаны антисоветскими лозунгами. Местные власти отказывались их смывать, ссылаясь на отсутствие моющих средств. Тогда немецкий офицер взял громкоговоритель и поехал по улицам, требуя на немецком языке, безо всякого перевода, немедленно очистить стены. Каково же было изумление советской комендатуры, когда после этого население со швабрами и ведрами дружно начало стирать надписи! Сработала память о недавней жестокой немецкой оккупации.

Итог

В результате подавления Пражской весны расстрелян был лишь Йозеф Павел, открывший границы. Дубчек не только остался на свободе, он, к шоку сторонников, полюбовно обо всем договорился с руководством СССР. И лишь в следующем году лишился всех высших постов - его поставили командовать лесничествами. Уже после распада СССР чуть было не стал президентом Словакии, но погиб в загадочной автокатастрофе.

Чехословакия же благодаря решительным действиям стран Варшавского договора в самом лучшем случае не потеряла часть своей территории (Судеты). А в худшем - не сгорела в пламени третьей мировой войны.


Хроника событий

  • 5 января. Александр Дубчек избран Первым секретарем ЦК КПЧ.
  • 9 апреля. Принята новая «Программа действия» КПЧ.
  • 11 апреля. Леонид Брежнев пишет тревожное личное письмо Дубчеку.
  • 12 апреля. Командующий 38-й армией генерал Александр Майоров получает план ввода войск с грифом «Вскрыть по приказу «ВЛТАВА 666»
  • 6 июня. Начало оголтелой антисоветской пропаганды в ЧССР.
  • 14 - 15 июля. Варшава. Совещание компартий СССР, Болгарии, Венгрии, ГДР и Польши по поводу «угрозы социализму в ЧССР»
  • 29 июля - 1 августа. Провальные переговоры членов Политбюро ЦК КПСС и Президиума ЦК КПЧ.
  • 17 - 18 августа. В Москве окончательно решают ввести войска.
  • 21 августа войска Варшавского договора входят в Чехословакию. Дубчека и его соратников переправляют в Москву.
  • 27 августа. Возвращение Дубчека и его команды в Прагу. Обращение Дубчека к нации и объявление о введении «временных мер», ограничивающих гражданские свободы.
  • Апрель 1969 г. Первым секретарем ЦК КПЧ избран Густав Гусак.

Вам может быть интересно: