X

Как Сергей Скрипаль повлиял на выборы главы Интерпола

Александр Прокопчук
Александр Прокопчук. Фото: пресс-служба МВД РФ/© «ИТАР-ТАСС»
Американские и британские спецслужбы использовали сфабрикованное ими же дело, как инструмент шантажа, нагнетания страха и ужаса
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Отравление Сергея и Юлии Скрипаль, ставшее вершиной разведывательно-диверсионного искусства британской МИ-6 и американского ЦРУ, несмотря на всю изящность (или нарочитую грубость) исполнения, оставило после себя несколько недоуменных вопросов. Так, несмотря на колоссальный резонанс, к реальным политическим сдвигам это дело так и не привело. Путина не арестовали и не предали международному трибуналу, Россию не изолировали, права вето ее в ООН не лишили, не говоря уже о том, что Петрова и Боширова тоже не поймали: они бесследно исчезли, как будто растворились. Как следствие, встал резонный вопрос: где реальные результаты этой операции? Напрашивается вывод: результатов нет. А значит, это — провал.

Но это не совсем так. Один результат все-таки был. И какой! Речь идет о крупном международном скандале, связанном со срывом назначения российского представителя на должность директора Интерпола (в ноябре 2018 года), которое было заблокировано выдвинувшей ультиматум группой стран, в числе которых оказалась и «ближайший друг России» Индия. Данные страны заявили, что, если на пост директора Интерпола будет назначен российский кандидат Александр Прокопчук, они выйдут из Интерпола — прекратят членство и какое-либо участие в работе данной организации. В этой операции американских и британских спецслужб впервые было использовано сфабрикованное ими же ранее «дело Скрипалей» — как инструмент шантажа, нагнетания страха и ужаса.

Начало информационной операции

В теперь уже далеком 2017 году в статье «Интерпол нельзя использовать как орудие мести Путина» (написанной «по заказу редакции» и опубликованной 24 октября 2017 г.) журналисты The Washington Post написали, что Россия использует Интерпол для преследования политических оппонентов (в данном случае — Браудера) и что «нельзя допускать, чтобы злобные высказывания Путина превращались в практические действия». Это заявление было расценено как громкая и весьма наглая провокация: действительно, тогда еще никаким «делом Скрипалей» даже и не пахло, про «Новичок» вообще никто не знал, кроме его разработчиков, а единственной достопримечательностью Солсбери действительно был его знаменитый шпиль (на который, как мух на мед, впоследствии притянуло Петрова и Боширова). В конце 2018 года об этом заявлении вспомнили и сделали его основой для новой антироссийской кампании, целью которой было не допустить избрания Александра Прокопчука на пост главы Интерпола. Прокопчук должен был занять это место по ротации, сменив представителя Китая; голосование в таких случаях должно было стать формальным.

Однако в самый последний момент, как всегда, что-то пошло не так: 21 ноября 2018 года голосование состоялось, но российский кандидат его проиграл. Вместо Прокопчука этот пост занял представитель Республики Корея. Против выступила коалиция из западных и незападных стран — США, Великобритания… и даже Индия, фактически поставившие России ультиматум. Комментируя это событие, газета The Washington Times призналась, что «политически мотивированное голосование состоялось на фоне опасений, что авторитарные лидеры, такие как Путин, попытаются использовать Интерпол как способ запугать и заставить замолчать политических критиков во всем мире». Целый ряд стран заявили, что единственная цель назначения Прокопчука главой Интерпола — сделать эту организацию полностью подконтрольной Путину, инструментом его политического влияния на элиты западных и незападных стран. В результате кандидатура Александра Прокопчука перед самым началом голосования оказалась полностью дискредитированной.

Дискредитации фигуры Прокопчука предшествовала мощная информационная кампания, развернутая в американских и британских СМИ. Пик ее пришелся на сам день голосования (21 ноября 2018 г.), когда решалась участь российского кандидата, а наиболее значимые вбросы — на дни, предшествующие ему (18-20 ноября). В тот момент, когда стали известны результаты голосования, западные СМИ буквально взорвались целым залпом статей, в которых, наряду с радостью от того, что Прокопчук этот раунд проиграл, присутствовало подробное описание всех этапов развернутой против него кампании, включая заявления американских и британских политиков в той последовательности, в которой они вбрасывались в информационное пространство. В этот момент стало понятно, что Прокопчука попросту затравили, поставив знак равенства между ним и предполагаемыми убийцами Скрипалей, для чего Прокопчука даже причислили к бывшим агентам КГБ и действующим сотрудникам СВР. Так Скрипали помешали приходу на пост директора Интерпола достойного и опытного профессионала — на одном лишь том основании, что он — «человек Путина», а мир получил новую технологию травли политических соперников и конкурентов, пополнившую арсенал инструментов информационной войны.

«Опасный убийца, маньяк и садист»

Контуры этой кампании предельно отчетливо проступают из публикаций западных СМИ, радующихся тому, что «попытка Путина назначить главой Интерпола своего человека» не удалась. Так, к примеру, в своей публикации на сайте CNN «Критики Путина радуются поражению кандидата России на выборах президента Интерпола» (опубликованной 21 ноября 2018 г.) политический обозреватель Натан Ходж заявил, что «Россия использует процедуры Интерпола с целью сведения политических счетов и преследования оппонентов и диссидентов». По словам обозревателя, «кандидатура Прокопчука вызвала озабоченность в Вашингтоне и европейских столицах в связи с расширением круга задач Москвы по увеличению возможностей борьбы с ее политическими противниками»; именно поэтому в ноябре 2018 года «выборы шефа Интерпола стали новой ареной противоборства между Россией и Западом».

В статье также приводится мнение Макфола о том, что лично для него «смысл выдвижения кандидатуры Прокопчука очевиден: получение Россией новых возможностей в ее стремлении преследовать врагов Путина». В конце статьи Ходж подчеркнул, что «голосование проходило в атмосфере многомесячной конфронтации, порожденной российским вмешательством в выборы и отравлениями нервно-паралитическим веществом в Солсбери».

Французское издание Mediapart в своей статье «Интерпол — оружие Путина» (опубликованной 19 ноября 2018 года, автор — Пьер Хэффнер) устанавливает четкую связку между выборами в Интерпол российского кандидата и отравлением Скрипалей в Солсбери: «Путин преследует своих противников. За границей его оружие — это яды, используемые его агентами ГРУ или ордера Интерпола на арест. Интерпол должен перестать использоваться для политических репрессий».

Обозреватель CNN Брайан Тодд также отмечает, что если Прокопчук станет главой Интерпола, то он обязательно будет «поставлять информацию о местонахождении врагов Путина» — чтобы затем, по-видимому, преследовать их, как Скрипалей или Литвиненко. С ним согласен сенатор Дик Дурбин, заявивший, что Прокопчук уже сейчас «пытается использовать Интерпол, чтобы преследовать политических врагов России».

Британский таблоид Express в своей статье «Как России вообще позволили войти [в Интерпол]?», опубликованной 21 ноября 2018 года, заявляет следующее: «Примечательно, что Россия, использовавшая химическое оружие для убийства Сергея Скрипаля в Солсбери, а затем попытавшаяся прикрыть совершенное ею преступление, взломав [серверы] Организации по запрещению химического оружия в Гааге, вообще может быть членом Интерпола». Именно поэтому назначение генерала МВД России в ситуации, сложившейся после отравления Скрипалей («post-Skripal climate»), не может не вызывать опасений. Также издание ссылается на заявление бывшего премьер-министра Бельгии Ги Верховстадта о том, что «Россия постоянно злоупотребляла Интерполом для преследования своих политических противников». Он также заявил, что «демократическим и свободным странам, возможно, потребуется создать параллельную организацию, если Прокопчук все же будет избран».

Презренный изменник Сергей Скрипаль позирует с женой и дочерью около своего особняка в Солсбери
Презренный изменник Сергей Скрипаль позирует с женой и дочерью около своего особняка в Солсбери. Фото: globallookpress.com

Не любит Скрипалей; или просто не умеет их готовить

Самым сильным ударом по репутации Прокопчука стало его сравнение с людьми, организовавшими покушение на Сергея и Юлию Скрипаль в марте 2018 года в Солсбери (Великобритания). Для этого потребовалось убедить общественность в том, что Прокопчук — такой же «преступник и наемный убийца», как якобы Петров и Боширов, что он — действующий офицер СВР (а также бывший «шпион» КГБ), и его единственная цель — проникнуть в базы Интерпола, содержащие персональные данные на всю западную элиту, так, чтобы потом наводить на них группы «ликвидаторов» (как это якобы было сделано в Солсбери). Для этого потребовалась целая серия вбросов, сделанных, в том числе, устами известных политиков.

Так, Independent приводит слова Винса Кейбла, лидера британских либеральных демократов, который заявил, что избрание главой Интерпола российского кандидата станет «абсолютным оскорблением для жертв теракта в Солсбери»; вслед за ним Марина Литвиненко, вдова Александра Литвиненко, также заявила, что «критики Путина в Великобритании не будут чувствовать себя в безопасности, если он выиграет».

Спустя некоторое время депутат британского парламента Боб Сили также заявил, что «назначение высокопоставленного представителя одного из самых криминализированных правительств на Земле на пост главы Интерпола в принципе является насмешкой над организацией». А депутат-консерватор Том Тугендхат, возглавлявший комитет Палаты представителей британского парламента по иностранным делам, подчеркнул, что «это будет действительно весьма необычной ситуацией, если вдруг выяснится, что теперь "курятником" [Интерполом] руководит <…> сам убийца, ответственный за расследование [совершенного им же] убийства [Скрипалей]», так как Прокопчук — член той же команды.

Шпион КГБ

Далее возникла необходимость в срочном «раскрытии» «секретного досье» на самого Прокопчука. Для того, чтобы связать российского милиционера с диверсантами ГРУ, потребовалось кардинально пересмотреть его личное дело: выяснилось, что никакой он не полицейский, а сотрудник КГБ и, впоследствии, российской внешней разведки, в свою очередь тесно связанной с ГРУ (где обретаются Петров и Боширов). Так в Evening Standard появилась статья «Relief in West as "former KGB spy" Alexander Prokopchuk loses vote to lead Interpol», в которой ее авторы назвали Прокопчука «бывшим шпионом КГБ», попутно заявив, что только благодаря усилиям США и Великобритании Интерпол не стал филиалом (отделением) российской секретной службы, специализирующейся на внесудебных ликвидациях оппонентов Путина — таких как Скрипаль и Литвиненко. При этом автор статьи Мур-Бриджер ссылается на слова неназванного (но, по словам журналиста, весьма «известного») украинского депутата, утверждающего, что Прокопчук — офицер внешней разведки, служивший когда-то в КГБ. Так Прокопчук в глаза западной общественности стал человеком, связанным с Петровым и Бошировым общей судьбой, а с Путиным — еще и общим прошлым в КГБ СССР.

Затем потребовалось дополнить некоторыми красками портрет российского президента, внедряющего своего человека (судя по всему, кадрового разведчика) на пост главы Интерпола. Благодаря усилиям обозревателей газеты The Washington Post выяснилось, что Путин мечтает установить свой личный контроль над главной правоохранительной организацией мира. Это наблюдение показалось редактору этой всеми уважаемой газеты настолько важным, что он вынес его прямо в заголовок статьи (чтобы точно все разглядели). Зачем же Путину «личный контроль» над Интерполом? На этот вопрос автор статьи дает весьма прозрачный намек: чтобы преследовать своих противников за рубежом. Видимо, в редакции The Washington Post серьезно полагали, что базы Интерпола — это что-то вроде адресной книги: ввел фамилию, получил домашний адрес, передал записку с адресом Петрову и Боширову — и дело сделано. А то по-другому их местоположение не обнаружить.

Трамп допускает

Что же станет с несчастными после того, как их вычислит Интерпол (где будут сидеть одни «люди Путина») и наведет на них других «людей Путина»? На это The Washington Post также не дает прямого ответа, ограничившись лишь намеком (зато каким!): в середине статьи в качестве иллюстрации помещена фотография Трампа, дающего интервью американской телеведущей, и комментарий из этого интервью: «In an interview with '60 Minutes,' President Trump said Russian President Vladimir Putin is probably involved in assassinations, but not in the United States». Речь идет о программе «60 минут», вышедшей в эфир за месяц до голосования — 15 октября 2018 года, в которой Трамп действительно заявил, что Путин, вероятно, причастен к совершению убийств, но не в Соединенных Штатах («не в нашей стране»). Намек более чем прозрачен: Трамп дал понять, что он действительно допускает, что Скрипалей отравили по приказу Путина. Теперь же, если президентом Интерпола сделают Прокопчука, русские продолжат травить «скрипалей», но теперь будут делать это по наводке и в промышленных масштабах.

В результате США и Великобритании накануне дня голосования удалось сформировать антироссийскую коалицию, которая и сыграла решающую роль в выборах нового главы Интерпола. Они выдвинули ультиматум.

Будут травить, как Скрипалей

Под беспрецедентным давлением Россия была вынуждена уступить и отказаться от своего законного права выдвинуть на этот пост своего представителя (который, кстати, должен был занять его автоматически — по ротации). Ультиматуму предшествовала такая же беспрецедентно агрессивная информационная кампания, развернутая в западных СМИ под следующим лозунгом: «Путин стремится поставить главой Интерпола своего человека для того, чтобы получить доступ к секретным базам данных на всех политиков во всех странах мира, чтобы затем травить их, как Скрипалей». Это еще один пример, когда политический миф, сформированный вокруг инцидента в Солсбери, был использован как инструмент в информационной войне против России — причем для достижения конкретного результата. Фактически, выдвижение антироссийского ультиматума спровоцировала одна единственная вброшенная резонансная фраза: если проголосуете за российского кандидата, вас всех «…будут травить, как Скрипалей».






На эту тему: