X

Актер Сергей Шнырев: «Ревность затуманивает мозги и доводит до тупости»

Сергей-Шнырев
Сергей Шнырев. Ekaterina Tsvetkova/Russian Look
Сегодня, 26 июля, популярный актер театра и кино Сергей Шнырев празднует 50-летний юбилей. Фильм Максима Дашкина «На дальних рубежах», в котором Сергей Шнырев сыграл главную роль — заместителя командира военной базы, получает награды на ведущих фестивалях. В интервью «ЭГ» Сергей Шнырев рассказывает о своем отношении к волевым личностям, к роковым женщинам, которой оказалась героиня Виктории Толстогановой, к ревности.
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

— Сергей, вы запомнились многим главной ролью в фильме сына Станислава Говорухина, Сергея Говорухина, — «Никто кроме нас», где играете военного журналиста в «горячей точке» и напоминаете героев русской литературы. Кто из героев классики вам близок?

— Точно не Печорин или Онегин... Скорее Мечтатель из «Белых ночей» Достоевского. Мне близки путешественники, странники. По сути я сам — путешественник, прохожу путь своих персонажей. Так случилось, что военных сыграл немало. В фильме «На дальних рубежах» мой герой, подполковник Николай Лесков, находится в замкнутом пространстве маленького приграничного городка, где каждый человек на виду, где ничего не утаить. В этих обстоятельствах и случается драма — измена близкого человека.

— Приходилось ли вам сталкиваться с женской изменой?

— Слава богу, измены обходили меня стороной. Но что такое ревность, я знаю. Это чувство затуманивает мозги и доводит до тупости. От ревности человек становится не только слепым, но и ограниченным.

— На ваш взгляд, в чем таятся истоки ревности?

— У всех по-разному. У моего героя Николая в фильме «На дальних рубежах» ревность — не от безумной любви, а от неожиданности удара, который нанесли жена и его сослуживец. В основе его ревности — чувство собственности. «Это мои солдаты, мои подчиненные, моя жена, мой сын», — так рассуждает мой герой.

— У вас очень необыкновенный цвет глаз. Такой же, как у Владимира Машкова. Его цвет глаз поразил меня во время нашего интервью на съемках фильма Алексея Учителя «Край». Физиогномисты говорят, что таким цветом глаз — тигровым — обладают только сильные личности. Вы — сильный человек?

— Я — сильный человек в экстремальных ситуациях. Мобилизуюсь в чрезвычайных обстоятельствах, как внешних, так и внутренних. Не могу сказать, что я настолько сильный человек, который всем помогает и всех защищает. Актерская профессия довольно эгоистична, и мы зачастую слишком замкнуты и зациклены на себе, своем внутреннем мире, и, к сожалению, больше думаем о себе, чем о других.

— На ваш взгляд, это хорошо или плохо — быть законченным эгоистом?

— И хорошо, и плохо. У актеров есть не только свой путь, но и путь их героев, актер меняется с каждой новой ролью. Если относиться к профессии серьезно, путь актера может быть похож на путь философа, исследователя. У Олега Ефремова есть книга об актерском мастерстве — «Все серьезно», и актерская профессия — серьезная профессия. Возвращаясь к разговору о сильных личностях, для меня это прежде всего люди, которые могут повести за собой, как, например, Олег Ефремов или Олег Табаков. Люди «без кожи» на сцене, они создали свои театры, воспитали талантливых учеников.

— Вы окончили престижную Школу-студию МХАТ и играли в МХТ имени Чехова. Как вы оцениваете свой театральный путь, не жалеете о том, что ушли из главного театра страны?

— Мне очень сложно себя оценивать. Как правило, я собой недоволен. Счастлив, что немало лет играл на сцене Московского Художественного театра, служил в труппе Олега Ефремова, а потом в труппе Олега Табакова. С Олегом Николаевичем мне посчастливилось играть в одном спектакле «Борис Годунов». Невероятная удача — играть вместе с Галиной Вишневской и Татьяной Лавровой на сцене в МХТ (речь идет о спектакле «За зеркалом»), работал с Романом Козаком, Дмитрием Брусникиным, играл в спектакле Михаила Ефремова. С приходом в театр Олега Павловича Табакова произошла некая смена поколений, и она совпала с моим переходом в свободное творческое плавание. В силу своего характера я недоволен своей творческой карьерой, скорее удовлетворен. Но уход в свободное плавание предполагает развитие, и я на это надеюсь.

— В вашей жизни были серьезные конфликты?

— Я человек нервный, но отходчивый. Не могу долго быть в ссоре, в обиде. Жаль тратить каждую минуту жизни на негатив.

— Процесс обучения актерскому мастерству в наших театральных вузах происходит через унижение личности, через стирание. Как вы проходили через унижения?

— Мне с педагогами повезло. Меня не унижали. Но требовали, и иногда меры были жесткими. Нужно это было для того, чтобы добиться от меня необходимого состояния. Я не обижался на подобные «унижения», а расстраивался из-за своей актерской беспомощности, причем расстраивался до слез. Актер должен научиться быть этаким «упругим мячиком», который отталкивается от предложения режиссера, хорошо делает свою работу и возвращается таким же «упругим мячиком» в исходную точку. Я не обижаюсь на режиссеров, я пытаюсь их понять.

— Говорят, что у каждого актера был свой Олег Ефремов. Для вас кто Олег Ефремов?

— Для меня Олег Николаевич — Учитель с большой буквы. Он — актер действия и содержания. Когда мы репетировали, Олег Николаевич часто повторял: «Про что?» Для него был очень важен смысл. Он был невероятно прозорливым человеком. Он знал, и всё. Может быть, вы замечали, что у актеров того «Современника» слышна ефремовская интонация.

— Возвращаясь к началу нашего разговора: почему Печорин, о котором говорит ваш герой в фильме Сергея Говорухина «Никто кроме нас», вам не близок?

— Печорин вмешивается в судьбы других людей, в этом смысле он «роковой» человек, что мне совсем не близко.

— Кто такой роковой человек, как его определить?

— Человек, который несет внутри себя судьбу и которого судьба ведет. Роковые люди идут и действуют так, потому что по-другому идти и действовать не могут, и остановиться не могут. Тогда как я предпочитаю остановиться и задуматься. Раньше меня тоже «несло». Но сейчас я знаю, где тормоз и как он работает.

— Как вы относитесь к роковым женщинам?

— Смотря для чего! Для интрижки — очень даже любопытно. Для жизни — подальше от них. Для творчества — замечательно, главное, чтобы в тему. Сейчас я разделяю цели и задачи. Раньше, лет 10 назад, я бы не думал, а сразу влез по уши в отношения с роковой женщиной. А сейчас подумаю и, скорее всего, отойду подальше от роковой женщины. Для меня достаточно рока в кино, в театре...

Ирина Пегова, с которой вы играете в спектакле «Онегин», — роковая женщина?

Актер Сергей Шнырев, которому совсем скоро исполнится 50 лет, полюбился зрителям по сериалам «Налет», «Клим», «Морской патруль», «Тайная стража», «Мельник», «Королева красоты» и многим другим

— Слава Богу, нет. Ирочка — настоящая русская женщина, с теплом, сердечностью, терпимостью... а роковую женщину сыграть может. Жизнь меня щадит от встреч с роковыми женщинами. Есть роковые женщины, которые совсем не похожи на роковых. Для меня роковая женщина — Марина Цветаева. Роковая женщина не та, которая опасно играет с чувствами, а та, которая несет в себе рок, судьбу. Роковой человек все время ходит по лезвию, и находиться с ним рядом я не хочу. Вот дружить, встречаться — да...

— Почему не хотите быть с роковыми женщинами? Они ведь чертовски привлекательные, интересные, харизматичные...

— Я впечатлительный, сопереживающий, и наблюдать, как человек ходит по лезвию бритвы и гибнет, не могу.






На эту тему: