МакSим откупилась от девочки, которую избила


Певица была готова сесть в тюрьму, лишь бы не извиняться

В ноябре прошлого года в отдел полиции № 70 Санкт-Петербурга обратились родители 17-летней школьницы Даши ГОРДЕЕВОЙ с просьбой привлечь к уголовной ответственности певицу Марину МАКСИМОВУ (МАКSИМ), нецензурно обругавшую и ударившую их дочь на церемонии вручения премии «Золотой граммофон» (подробности). Певица и ее адвокат Евгений ВИЗЕЛЬМАН тогда налево и направо раздавали интервью, в которых называли обвинения потерпевшей выдуманными. Однако семья Гордеевых добилась возбуждения уголовного дела по ч. 1 ст. 116 «Побои».

- В полиции дело так и не возбудили, - возмущается мама Даши Жанна Гордеева. - Они посылали запросы в Москву, чтобы там допросили Максимову. А оттуда им отвечали, что не могут этого сделать. Эти игрулечки нам надоели. Мы пошли в мировой суд, благо статья 116 это позволяла. Там тоже началась катавасия - сменились три судьи. С каждым приходилось начинать рассмотрение дела сначала. Максимова ни на одном заседании не появилась - подписала бумажку, что доверяет представлять свои интересы адвокату Визельману и просит рассматривать дело без ее участия. На вопрос: «Почему она не хочет лично присутствовать?» - Визельман пояснил, что Марина боится прессы. Жаль, что человек натворил дел, а ему разрешается не являться в суд. При этом наше присутствие было обязательным. Мы ходили в суд, как на работу: я - как частный обвинитель, Даша - как потерпевшая, а мой муж - как ее законный представитель.

Даша ГОРДЕЕВА и Марина МАКСИМОВА: нельзя касаться кумиров, их позолота остается на пальцах

Даша ГОРДЕЕВА и Марина МАКСИМОВА: нельзя касаться кумиров, их позолота остается на пальцах

Визельман пытался оказать давление на наших свидетелей, чтобы они отказались от показаний. Но ребята в суде все подтвердили. Видимо, Визельману стало понятно, что им не выиграть. И он начал уговаривать нас пойти на мировую. «Пускай эта мадам публично извинится перед Дашей!» - поставили мы условие. Но Максимова заявила: «Я лучше в тюрьму сяду, чем буду извиняться!» Тогда Визельман стал предлагать: «Давайте мы заплатим вам компенсацию!» Сами понимаете, если бы Максимова была не виновата, денег нам бы никто не предложил. Мы сначала отказывались. Но потом подумали: чего мы добьемся, если засудим Максимову? Заставить ее извиниться все равно было невозможно. Да, статья 116 предусматривает наказание в виде исправительных работ. Конечно, было бы неплохо, если бы она где-нибудь метлой помахала.

В постановлении суда чёрным по белому написано, что певица «обвиняется в совершении преступления»

В постановлении суда чёрным по белому написано, что певица «обвиняется в совершении преступления»

Но поскольку она не была ранее судима, исправительные работы ей бы никто не присудил. Максимум - штраф до 40 тысяч. А что для нее этот штраф?

Мы решили дальше не судиться и заключили с Максимовой мировое соглашение. Они выплатили нам сумму, которая нас устроила. Она совсем смешная, мне даже стыдно ее называть. Но, по крайней мере, мы покрыли наши судебные расходы, и даже немного осталось, чтобы купить Даше «Айфон-5». Как говорится, с драной овцы хоть шерсти клок. - Считайте это нашими извинениями! - сказал Визельман.

Теперь я хожу вместе с Дашей на все мероприятия, где участвует Максимова. Мне просто хочется этой бабе посмотреть в глаза. Но Максимова, как только меня видит, сразу исчезает.

Семье ГОРДЕЕВЫХ - папе Семёну, Даше и маме Жанне - не удалось довести дело до исправительных работ, но зато они выбили из МАКSИМ денежную компенсацию

Семье ГОРДЕЕВЫХ - папе Семёну, Даше и маме Жанне - не удалось довести дело до исправительных работ, но зато они выбили из МАКSИМ денежную компенсацию

Случай с МакSим - не единичный

За последние годы было несколько случаев, когда простые граждане пытались в суде выяснять отношения с распустившими руки звездами.

 • Самый известный - разбирательство между помощником режиссера Мариной Яблоковой и певцом Филиппом Киркоровым, избившим ее на репетиции «Золотого граммофона» в Кремле. Тогда все завершилось заключением мирового соглашения и прекращением уголовного дела. Филипп Бедросович не только выплатил Яблоковой солидную денежную компенсацию, но и нашел мужество публично извиниться за свой некрасивый поступок.

• Гораздо меньше повезло журналистке «Комсомольской правды» Евгении Гусевой, которая судилась с певцом Валерием Меладзе, напавшим на нее при выходе со свадьбы телеведущей Яны Чуриковой. Валерий Шотаевич ни в какую не хотел признавать свою вину и упорно добивался полного оправдания. Свидетелей со стороны Гусевой пытались под надуманным предлогом не пускать в здание суда. Доказательства вины Меладзе отказывались запрашивать и приобщать к делу. А когда стало понятно, что признать певца невиновным все равно не получится, судья попросту прекратила фактически уже рассмотренное уголовное дело на том основании, что полиция ранее отказала в его возбуждении. Теперь Меладзе пытается привлечь Евгению Гусеву к уголовной ответственности за… заведомо ложный донос.

Вам может быть интересно: