«Фиктивный брак» Аллы Пугачёвой

На съемках фильма «Пена» (1978 год)
На съемках фильма «Пена» (1978 год). Фото из личного архива
Ответ Александра Стефановича на претензии Примадонны

В  праздничной телепрограмме «Пусть говорят» Алла Пугачева, принимавшая поздравления и славословия  от своей свиты в связи с Днем рождения, вдруг, ни  с того, ни с сего, обрушилась на очаровательную Леру Кудрявцеву с поучениями,  что спрашивать о ней в интервью.  Потом перешла на бывшего супруга известного кинорежиссера Александра Стефановича. После обвинений  в том, что тот, дескать, приписывает себе все ее заслуги, она вошла в раж и договорилась до того, что их брак… был фиктивным. «Ему нужно было три года прожить со мной, чтобы получить московскую прописку» - заявила юбилярша. Эту тайну она почему-то хранила целых сорок лет! Вот это сюжет!

- Александр Борисович, что это было?

- Да ничего особенного. Аллу в очередной раз занесло. С ней по весне такие обострения случаются. Вспомните хотя бы ее заявление в вашей газете, что я мол, украл ее «первые живописные полотна». Она говорила об этом с таким напором, что создавалось впечатление, будто Лувр, Эрмитаж и галерея Гугенхейма вцепились друг другу в глотки за право обладать этими шедеврами.  Потом выяснилось, что «шедевр» был всего один.  Она сложила из пальцев  «фигу», положила руку на лист бумаги, а я обвел это фломастером, продемонстрировав, как с помощью приемов «современного искусства»  можно дурачить народ. Или другое ее утверждение на страницах, что при разводе я обобрал бедную певицу как липку. Пришлось опубликовать наше мировое соглашение, по которому  я по доброй воле отказался  от законного права разделить совместно нажитое имущество поровну и предложил распределить  его на три части (Алле, мне и Кристине). Я тогда получил 33 процента, а Алла, растившая ребенка -  67. Это был мой прощальный подарок Кристине, которая официально даже не была моей дочерью. Народ, читавший об этом публикацию, конечно,  сильно  потешался – со стороны Примадонны, как обычно, звучали голословные обвинения, а с моей -  судебный документ, подписанный и мной  и гражданкой А.Б, Пугачевой.

И вот теперь новый «фонтан откровений» - брак то  у нас, оказывается, фиктивный. Интересно, Алла  вообще соображает, что  говорит на всю страну? Да это же криминал!  Я ей что, платил за «фиктивку»? Или она мне? Скажите на милость - зачем тогда фиктивно жить с человеком целых четыре года? Ночевать под одной крышей? Ездить вместе на отдых и за границу? Переезжать с квартиры на квартиру? Иметь общий счет в «Сбербанке» на Тверской? Опять пустая болтовня для красного словца. Да и в прописке московской я не нуждался. До Аллы был женат на Наташе Богуновой (актриса, сыгравшая в культовом фильме «Большая перемена» жену «Ганжи»-Збруева- М.П). У нас была квартира недалеко от Кремля. Но после развода с Наташей  я там уже не появлялся. Жил на съемной,  либо в гостинице «Мосфильма».

Так выглядела Алла в первый и последний съемочный день фильма «Рецитал»
Так выглядела Алла в первый и последний съемочный день фильма «Рецитал»

Оскорбила друга семьи

- Алла Борисовна  бушевала по поводу того, что вы, якобы, везде говорите, что сделали из нее  певицу!

- Это такой прием работы на публику. Называется «бой с ветряными мельницами». Сначала  выдумать какую-нибудь чушь, а потом ее с яростью опровергать. Пусть Алла приведет хоть один пример, когда я такое говорил. Да никогда! Я же не музыкант и не педагог по вокалу. Я давал ей советы, как режиссер актрисе. Это было вполне естественно при нашем семейном альянсе. Если расспрашивают журналисты о том периоде моей жизни, то я рассказываю  им разные забавные байки про то, как переодел Аллу в свой пиджак, нацепил  мужской парик и усы, а потом  выдавал за мифического композитора Бориса Горбоноса, названного именем моего одноклассника. Или про то, как придумал,  (а вернее, переделал) анекдот,  что Брежнев – мелкий политический деятель эпохи Аллы Пугачевой. Зачем такие веселые истории скрывать. Что было, то было. Но после каждого интервью я всегда обращался к журналистам и произносил, как мантру:  «Только не пишите, что я «создал»  Пугачеву. Алла – талантливый и самодостаточный  человек, который пробился бы и без меня. Иногда, действительно, говорил ей за ужином: «Вот я бы на твоем месте…»  И  ничего не навязывал. А она выбирала, годятся ей мои советы или нет. Я не был ее продюсером, не зарабатывал на этом. Все что я советовал, было моим подарком любимой девушке.  Наверно, со стороны это выглядело чуть иначе. Вот, например, что писала  в своей книге «Без поблажек» супруга знаменитого композитора Журбина, поэтесса Ирина Гинзбург, с ними  мы дружили семьями: «Видно было, что Алла счастлива, что Стефанович ей дорог. В то время она целиком и полностью отдала себя ему в руки, и он творил из нее звезду мирового класса. Над кухонным столиком висел написанный им перечень необходимых для этого условий...  Стефанович всерьез занимался тогда пугачевским «просветительством» и «облагораживанием», старался привить ей вкус… Это выделяло его из многочисленного окружения лабухов, циркачей и эстрадников, с которыми Пугачеву связывала судьба».

Второй режиссер Валентина Ковалева, оператор Владимир Климов и Александр Стефанович обсуждают безобразное поведение Пугачевой
Второй режиссер Валентина Ковалева, оператор Владимир Климов и Александр Стефанович обсуждают безобразное поведение Пугачевой. Фото из личного архива

- Цитирую Примадонну: «Стефанович рассказывает, что я после какой-то съемки кому-то порвала пальто. Разве можно так говорить? Я не порвала, я разорвала в клочья пальто на этой стерве,  которая меня достала!» …

- Если к другим «потокам  сознания» Пугачевой я отношусь с юмором и иронией, то эта фраза действительно покоробила.  «Стервой» она назвала в эфире федерального канала Валентину Ковалеву,  уважаемого человека, которого знал и любил весь «Мосфильм». Валентина Максимовна была вдвое старше Аллы,  Кроме того она являлась настоящим другом нашей семьи. Много раз была у нас в гостях, и мы к ней приходили.  Ее муж работал директором картины «Ватерлоо»  у самого Сергея Бондарчука. К Алле она относилась  превосходно. В тот съемочный день, который проходил на стадионе «Лужники»,  Пугачева пришла с опозданием. Да еще как-то нелепо вырядилась в длинное пальто из военного сукна, а на голове – шляпка с вуалью. И потребовала, чтобы ее в таком виде  снимали. Валентина Максимовна, в соответствии со своими обязанностями «второго режиссера», очень вежливо попросила  Аллу переодеться, объяснив, что ее «новый наряд» не сойдется в монтаже со снятыми ранее кадрами. И вдруг услышала от Пугачевой: «Тебе не нравится мое пальто? А мне не нравится твое»! Алла схватила за лацкан  пальто пожилую женцину и разорвала его. Съемка закончилась скандалом. Съемочная группа отказалась работать с Пугачевой.  А директор  «Мосфильма»  за безобразное  и неадекватное поведение на съемочной площадке вообще отстранил  ее от съемок. Фильм «Рецитал» закрыли. После этого скандала я ушел из дома и вскоре мы развелись. Некоторое время ходил без работы, потом снял по другому сценарию фильм «Душа» с Софией Ротару в главной роли. Но это, как говорится, совсем другая история.

Алла и Александр оставляли друг другу послания на листке пишущей машинки. Эдакое СМС из 70-х годов
Алла и Александр оставляли друг другу послания на листке пишущей машинки. Эдакое СМС из 70-х годов

«У Любки бешенство матки»

- «Экспресс газета» публиковала фотографию вашей записной книжки, где Алла Борисовна расписывалась кровью. Может, пора предъявить еще какие-то «улики» вашего совместного проживания?

- «Улик» навалом. В моем архиве сотни фотографий, документов  и разных раритетов. Это издержи режиссерской профессии. Вот буквально на следующей странице записной книжки с ее росписью, о которой вы упоминали - мой первый творческий подарок любимой тогда девушке – запись: «Идея. Театр Аллы Пугачевой. 25.11.1976.»  Легко заметить, что между «автографом кровью» от 24.11.1976. прошла всего одна ночь… Есть, конечно, и письма, и любовные записки. Большая часть из них носит личный, интимный характер и поэтому они не предназначены для посторонних глаз. Но парочку самых невинных «улик»  я думаю можно опубликовать. Вот, к примеру, письмо, датированное 14.07.1977, присланное мне в Москву, в нашу квартиру на Вешняковсковской улице из Таллина, где у Аллы в тот момент были гастроли: «Сашечка, это я! Наверное, это письмо придет тогда, когда я уже буду дома. Любка (костюмерша. - М.П.) не достала АВИАконверт. Насколько трудно здесь жить без тебя. Вечерком, как нагуляюсь по Таллину, выпью французского коньячку, так и тянет на что-то большое и чистое. Обстановочка так и располагает, а тебя нет! Вот и приходится, чтобы отвлечься, болтать со знакомыми и коллегами до 3 часов утра. (Светло как днем). А потом с мыслями нехорошими ложиться спать (в одной комнате.- М.П.) с Любкой, у которой, кажется, начинается «бешенство матки». Я уже устала от нее. Она хочет всех, ее - никто. Слежу, чтоб не повесилась. Сашечка, я тебя люблю! Мне никого не надо. Но если ты, зараза, мне изменишь, то я уеду сюда обратно и … Миленький мой, хорошенький, пригоженький, родименький, сладенький, ***, талантливенький , ***, красивенький, и т.д., и т.п. Целую тебя! Эта обезьяна (в письме забавный рисунок), верная, как собака! Алла».

Простите, но для публикации некоторые совсем интимные слова пришлось закрыть «звездочками».

То самое письмо из Риги: неприличные эпитеты Александр Борисович целомудренно заклеил
То самое письмо из Таллина: неприличные эпитеты Александр Борисович целомудренно заклеил

(Каюсь, один эпитет я подсмотрел. Это слово обозначает неутомимость мужчины в постели и заканчивается на «кий». Яснее намекнуть не могу, ибо оштрафует Роскомнадзор. М.П.)

- Да, такие письма фиктивным мужьям не пишут…

- Будем снисходительны к юбилярше, возраст. Петь приходится под фонограмму. И мужей у нее было так много, а некоторые с такими причудливыми пристрастиями,  что не только слова песен уже забываются, но и что с кем было…

- Александр Борисович, а если серьезно – в чем причина такой агрессии?

- Ума не приложу.  Я про Аллу никогда не говорил  ничего плохого.  В отличие, например, от другого бывшего ее мужа Жени Болдина, который описал в своих «мемуарах»,  до какой степени  наша Примадонна напивалась  после концертов и как изменяла ему прямо на глазах. Но Пугачеву, почему-то, эти, позорящие ее экзерсисы,  не возмущают.  А у меня ни наблюдений таких, ни опыта, подобного болдинскому,  не было. То, что у нее характер тяжелый,  это общеизвестно. Но дома это никогда не проявлялось.  Мы за четыре года совместной жизни ни разу не поссорились. Поэтому воспоминания мои об Алле, если я об этом пишу или расссказываю, то всегда веселые и всегда позитивные. Вот как отзывается о  моем  романе «Кураж», где я описываю  нашу с Аллой историю, такой  авторитетный  и независимый человек, как  Карен Шахназаров: «Что же касается событий, описываемых в этой книге, то я, в силу разных обстоятельств, был свидетелем многих эпизодов. К тому же лично знаком с героями повествования. Алла Пугачева предстает не елейно-приторной, как в сочинениях «придворных» журналистов, и не грубо-вульгарной, как в описаниях из «желтой»  прессы, а живой, узнаваемой и очень похожей. Стефанович нашел верную интонацию. Он пишет не про нее, а про себя. Вспоминает свой тогдашний взгляд на женщину, в которую был влюблен… Кинорежиссер Александр Стефанович придумывал невероятные трюки для раскрутки своей жены-певицы. А Алла с присущим ей талантом и артистизмом воплощала их в жизни и на сцене».

Страницы из записной книжки Александра Стефановича (в круге - капля крови Пугачёвой)
Страницы из записной книжки Александра Стефановича (в круге - капля крови Пугачёвой)

- Александр Борисович, что же теперь делать? Может, Вы хотите что-то посоветовать Алле Борисовне через нашу газету?

- Прежде всего – покой, режим, успокоительные прогулки на свежем воздухе. И никакого шампанского, даже оставшегося от юбилея. А там, глядишь, все само собой рассосется, да и память наладится. Искренне хочу пожелать ей скорейшего выздоровления  и счастья в личной жизни!

Читайте также:


‡агрузка...