Никас Сафронов цинично испоганил могилу колдуна Лонго

Ангел и бес читали «Экспресс»
Ангел и бес читали «Экспресс»
Некогда популярный белый колдун Юрий Лонго, прославившийся тем, что пытался оживлять трупы и, по признанию друзей, переспал с 20 тысячами женщин, умер 17 февраля 2006 года в 55 лет. Упокоился он на Востряковском кладбище.

В прошлом году художник Никас Сафронов тайком от дочери мага самовольно уничтожил надгробный памятник, который Юлия установила на свои сбережения. А на его месте воздвиг новый. Возмущенная наследница написала заявление в полицию.

По словам дочери Юрия Лонго, когда прошлой осенью она пришла на могилу родителя, с удивлением обнаружила там ультрасовременное сооружение: из гранитного камня торчали две коряво протянутые к небу бронзовые руки. Между искусственными конечностями висел странный серебряный шарик. Эпитафия на новоделе подчеркивала, что это дело рук Никаса Сафронова. Она гласила: «Моему другу Юрочке от Никаса. Если ты заглянешь в мое сердце, то увидишь там свое имя».

От прежнего, вполне приличного памятника с портретом погребенного, красивой оградки и двухметровой ухоженной туи не осталось и следа. Новое же надгробие оказалось закованным в темный камень. Года за два до случившегося Сафронов звонил Юлии с предложением поставить на могиле ее отца свой монумент как подарок ее папе. И она дала согласие лишь обсудить проект обновления места захоронения. Но то, что совершил художник, никак не укладывалось в голове Юлии. К тому же через пару месяцев какой-то подлец, решивший нажиться на цветном металле, одну руку отпилил.

Так надгробие выглядело до вмешательства художника
Так надгробие выглядело до вмешательства художника. Фото: m-necropol.ru

Заявление об акте хамского самоуправства дочь колдуна отправила в районное отделение полиции. Наличие вандализма над прежним, бесследно исчезнувшим памятником, на котором безутешная дочь выгравировала собственное стихотворное послание почившему отцу, было налицо. Правоохранители нарушение прав Юлии зафиксировали и переправили ее заявление руководству кладбища. А пострадавшей рекомендовали обратиться в гражданский суд. Юля наняла адвоката. Но через какое-то время тот внезапно умер.

Дочь мага уверена, что у Сафронова руки растут не из того места
Дочь мага уверена, что у Сафронова руки растут не из того места

Позвонив однажды директору Востряковского кладбища Панину, дочь Лонго неожиданно нашла в его лице союзника. Понимая, что в совершенном противоправном действии есть и вина кладбищенского руководства, Владимир Николаевич посоветовал не тратиться на суды с Сафроновым, а предложил другой путь решения проблемы.

Эпитафия от Никаса Сафронова

За счет бюджета погоста оставшуюся жуткую руку спилили, поверхность памятника отшлифовали и выгравировали там прежнюю надпись: «Ты открыл нам истину в сердцах, теперь ты свыше исцеляешь наши души. Пусть краток этот путь земной, но никакое время память не разрушит… Бесконечно люблю тебя, Папа».

Юлия
Юлия. Фото: Facebook.com

Хотя и частично, но так была восстановлена справедливость.

— Никас сделал все по-своему, не известив меня ни о чем, — жалуется дочь Лонго. — В очередной раз показал свое превосходство. Когда я обратилась в администрацию кладбища, они поначалу развели руками. Мол, пять гектаров земли, как уследишь? По их словам, Сафронов будто бы приезжал с каким-то разрешением. Хотя все документы на могилу находятся только у меня. После установки нового памятника Никас привозил к нему телевизионщиков с НТВ.

longo-4
Эпитафия от дочери Юрия Лонго

«Неужели, — негодовала я, — надругавшись над могилой моего отца, нагадив там, он решил откровенно пиариться на святом для меня месте?» Спасибо, что добрые люди мне помогли и переделали по мере возможностей надгробие. Но теперь там даже посидеть негде. Могила стала похожа на неуютный и безликий саркофаг. Всю правду об этом я рассказала, чтобы подобное не повторилось. Хочу обезопасить себя, а, возможно, и кого-то еще, от экстремистских замашек художника Сафронова.

Читайте также: