На войне одной минутки не прожить без прибаутки: шутки и байки времен Великой Отечественной

На войне одной минутки не прожить без прибаутки
Рис. Валентина Дружинина
Острая шутка всегда помогала поднимать боевой дух, а курьезные истории передавались из уст в уста. Некоторые дошли до нас со времен Великой Отечественной.
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Наступление замедляется

В 1944-м, отступая под натиском советской армии из Крыма, командующий войсками вермахта генерал-полковник Эрвин Йенеке издал приказ, предписывающий уничтожать все имущество. Но в нем было исключение: «Алкогольные напитки не уничтожать, а оставлять русским. Практика показывает: когда они захватывают алкоголь в качестве трофеев, их наступление несколько замедляется». Винные погреба Крыма немцы не тронули. Но их коварный план сорвался. Еще до подхода частей Красной армии наши чекисты создали маневренную группу, которая охраняла винные погреба от чьих-либо посягательств.

Буденный и «боевой заголовок»

Одно из сражений советско-финской войны 1939 - 1940 годов оказавшийся на передовой военкор озаглавил так: «Наши красноармейцы выбили до батальона белофиннов». Но наборщик шрифта в типографии споткнулся на слове «выБИли» и перепутал местами выделенные буквы. И в таком виде отпечатали часть тиража. Газета попала в руки Семену Михайловичу Буденному. Все ждали бури, но маршал, подкрутив богатый ус, лишь довольно хмыкнул: «Очень боевой заголовок!» Потом призадумался и добавил: «Только слово это, сдается мне, через «е» пишется».

«На
Наши радисты заморочили голову фрицам «антилерией» и «бамбешкой». Рис. Валентина Дружинина

Кстати

Чтобы усложнить дешифровку вражеским радиоперехватчикам, в штабе партизанского движения решили намеренно делать в русских словах орфографические ошибки: «бранетранспантер», «овтамат», «сомалет», «антилерия», «бамбешка». Сдобренные матерком, эти донесения звучали для немцев полной абракадаброй.

Топорная работа

Иван Середа из села Александровка Донецкой области служил поваром в танковом полку. В августе 1941-го наши бойцы остановились в районе латышского Даугавпилса, и Середа принялся колдовать на полевой кухне. Вдруг видит - прямо на него движется немецкий танк. Под рукой у стряпчего только топор и карабин, товарищи далеко - он рванул за палатку. Укрылся. Танк у кухни остановился. Фрицы закопошились - вылезать изготовились. Середа бросился к машине. Кричит, стреляет - экипаж юркнул внутрь, люк захлопнули и ну палить из пулемета. А наш Иван запрыгнул на броню и стал топором по стволу лупить. Согнул его, а на башню кусок брезента набросил - закрыл смотровые щели. После этого обухом по броне принялся стучать. Сам при этом команды раздает, будто рядом друзья-однополчане, - дескать, готовьте гранаты - танк забрасывать. Фашисты с перепугу сдались в плен, а Середа, направив карабин, еще и связать их друг друга заставил. Так и передал тепленьких подоспевшим танкистам. Повар-герой прошел всю войну. А вернувшись на родину, работал председателем сельсовета.

«На
Рис. Валентина Дружинина

Не на того напали

Эта история описывала события близ села в Хмельницкой области и была изложена в одной из фронтовых газет:

«13 июля 1941 года из района Песец красноармеец Овчаренко вез боеприпасы для третьей пульроты, находясь от своего подразделения в 4 - 5 км. В этом же районе на красноармейца напали и окружили две автомашины в составе 50 германских солдат и трех офицеров. Выходя из машины, германский офицер скомандовал красноармейцу поднять руки вверх, выбил из его рук винтовку и начал учинять ему допросы.

У красноармейца Овчаренко в повозке лежал топор. Взяв этот топор, красноармеец отрубил голову германскому офицеру, бросил три гранаты вблизи стоящей машины. 21 германский солдат был убит, остальные в панике бежали. Вслед за раненым офицером Овчаренко с топором в руках преследовал его и в огороде, поймал его и отрубил ему голову. Третий офицер сумел скрыться.

Тов. Овчаренко не растерялся, забрал у всех убитых документы, у офицеров карты, планшеты, схему, записи и предоставил их в штаб полка. Повозку с боеприпасами и продуктами доставил вовремя своей роте…»

Прикинь!

Эту историю с улыбкой вспоминали бойцы, которые в 1945-м уже продвигались по Германии. Увидев на указателе надпись «Веrlin - 100 km», кто-то залихватски приписал внизу: «Фигня, дойдем!» (Правда, там покрепче словцо было. Но у нас - цензура. - Н. А.) Говорят, командиры вычислили автора, но наказывать не стали. Наоборот, представили к награде с формулировкой «За поднятие боевого духа».

Не повезло с фамилией

В СССР боец по фамилии Гитлер был отмечен медалью «За отвагу». Семен Константинович родился в Каменец-Подольском районе на Украине. Во время войны был пулеметчиком. В августе 1941-го, защищая Тираспольский укрепрайон, он восемь дней бился с врагами и один уничтожил более сотни фашистов. За этот подвиг он и получил награду. Через год Семен Константинович погиб в бою под Севастополем. Но его родственники сменили опасную фамилию на Гитлев, и сегодня потомки нашего героя живут в Израиле.

К слову, 22 июня 1941 года в районе Львова в 3.40 утра - еще до официального объявления войны - немецкий летчик Николай Олейник сбил советский самолет - истребитель И-16. Этот бой считается первой победой пилота люфтваффе на Восточном фронте. Олейник родился в немецком городе Эссен-Борбек в 1911 году. Его отец - горный инженер из Донбасса - еще до начала Первой мировой войны переселился в Германию, мать - немка. Получается, войну против СССР начал этнический украинец. И это, увы, никакая не шутка.

«На
Рис. Валентина Дружинина

Правильные пчелы

В самом начале войны под Смоленском, где гремели страшные бои и наши отступали, в одной из деревень остановился на отдых взвод. Бойцы выбрали дом с краю, чтобы в случае появления неприятеля быстро уйти в лес. Хозяин накормил гостей медом с собственной пасеки, и все улеглись спать. А чуть свет пальба началась, и немецкая речь повсюду. Наши - к лесу. Выбежали на поляну - а там ульи, видимо, те самые, медом из которых накануне угощались. И тут один из парней как закричит своим: «Уходите, прячьтесь за ульями!», а сам рванул к пчелиным домикам, стучит по стенкам прикладом, крыши срывает. Вскоре появились немцы - после пары автоматных очередей ульи в щепки. Рассерженные насекомые взвились в воздух и зависли черным облаком. А потом двинулись на фрицев. Каждый превратился в гудящий столб. Стрельба кончилась - немцы вопили от ужаса и боли. А наши смогли уйти вглубь леса. Ни одна пчела к ним даже не подлетела.






Читайте также: