Владимир Войнович: В России сырая политическая система






Владимир ВОЙНОВИЧ

Владимир ВОЙНОВИЧ


Писатель презентовал роман-воспоминание


С Владимиром Николаевичем мы знакомы давно. Лет десять точно. Слушать его - одно удовольствие. Он все время поражает окружающих нестандартным мышлением и откровенностью. На пресс-конференции, посвященной выходу сенсационного мемуарного романа ВОЙНОВИЧА «Автопортрет. Роман моей жизни», писатель не стесняясь резал «правду-матку». Что из СССР его фактически выгнали, что не все книги СОЛЖЕНИЦЫНА - шедевры, и что в Европе взяток полицейским не дают. Приведу лишь некоторые из его высказываний.


- Еще до моего выезда за границу советские власти распространяли обо мне разные небылицы, с которыми невозможно было бороться. Потому что средства массовой информации находились в руках управленцев. Так называемые «лекторы ЦК КПСС» вещали на всю страну, будто мою пьесу «Два товарища» запретили в театре Советской армии из-за того, что автора поймали на границе с кучей бриллиантов, которые он собирался перевезти за рубеж. Я же в то время даже близко к границе не мог приблизиться. А бриллианты не отличил бы от битого стекла.


***


- В перестроечные времена писали, будто я покинул страну добровольно, что Войнович - предатель и т.д. Называли меня «западногерманским господинчиком», перебежавшим на сторону врагов. Мол, я пишу «клевету» про советскую армию, потому что никогда не служил. Все это очень раздражало.






Владимир ВОЙНОВИЧ

Владимир ВОЙНОВИЧ

(В 1980 году Войновича фактически принудили к эмиграции. А в 1981 году указом Леонида Брежнева он был лишен советского гражданства. Которое девять лет спустя было ему возвращено Михаилом Горбачевым - Б.К.)


«Свой путь» - беда России!


- Никакой обиды на Россию у меня нет, и никогда не было. Таких «обид» я не понимаю. Как можно обижаться на огромное пространство, моря, поля. У меня не было обид даже на Советскую власть - абсолютно враждебной мне системе. Есть лишь отвращение к ней.
Так называемый «свой путь» - это вообще беда России. 70 лет мы шли совершенно своим путем. Что в результате вышло? На мой взгляд, европейские ценности - это действительно ценности. За укладом жизни многих европейских стран стоят три тысячи лет усилий лучших умов человечества правильно обустроить жизнь людей. И поучиться у Европы есть чему. Ничего зазорного в этом не вижу. Там, где люди свободны, они и материально живут лучше. Колбасы без свободы не бывает. А где свобода, там и чистые дороги, и соблюдение законов.
Конечно, такие явления, как например, коррупция, есть везде. Но, согласитесь, там этого гораздо меньше. Если в Германии или в Америке меня останавливает полицейский, в голову не придет дать ему взятку. Потому что знаю, на руках тут же появятся наручники. Так что институты настоящего гражданского общества на Западе развиты лучше, чем у нас.
Сейчас в России политическая система «сырая», не сформировавшаяся. А культура все еще находится на переломном, промежуточном этапе между советской и непонятно какой. Особая культура, характерная для новых условий жизни, мне кажется, еще не народилась.






Владимир ВОЙНОВИЧ

Владимир ВОЙНОВИЧ


О разногласиях с Солженицыным


- Появление Александра Солженицына я воспринял в свое время с огромным восторгом. И поступки его ничего, кроме восторга, не вызывали. Но мне не нравятся некоторые его вещи. Была у него такая слабая повесть «Для пользы дела». «Как ты смеешь так говорить!» - накинулись на меня коллеги. - Это же Солженицын!» И что? Его «Один день Ивана Денисовича» я и сейчас считаю шедевром! Но длинные, занудные и скучные его вещи с употреблением неудобоваримого языка принять никак не могу.
Однажды Александр Исаевич меня упрекнул, что мне не дано понять этот язык. Мол, он слишком народный для таких как я. Какой же народный, если его невозможно понять - даже читая со словарем Даля! Дошло до того, что мое критическое отношение к Солженицыну стало восприниматься в обществе чуть ли ни как покушение на его жизнь.


О «Чонкине»


- Как говорил Лев Николаевич Толстой: «Если бы я мог рассказать, о чем эта книга, я бы не стал ее писать.
Как известно, книга о Чонкине впервые вышла совершенно бескорыстно в самиздате. Потом - без моего ведома и разрешения - она попала на Запад. Неприятности у меня были тогда большие. Гораздо позже ее напечатали сразу же в 30-ти странах.
«Чонкина» я писал 49 лет. Но это не значит, что все эти годы я сидел и писал лишь одну книгу. В работе всегда несколько проектов.






Владимир ВОЙНОВИЧ

Владимир ВОЙНОВИЧ








Владимир ВОЙНОВИЧ

Владимир ВОЙНОВИЧ








Владимир ВОЙНОВИЧ

Владимир ВОЙНОВИЧ








Автопортрет Владимира ВОЙНОВИЧА

Автопортрет Владимира ВОЙНОВИЧА








Автопортрет Владимира ВОЙНОВИЧА

Автопортрет Владимира ВОЙНОВИЧА








Автопортрет Владимира ВОЙНОВИЧА

Автопортрет Владимира ВОЙНОВИЧА








Автопортрет Владимира ВОЙНОВИЧА

Автопортрет Владимира ВОЙНОВИЧА








Автопортрет Владимира ВОЙНОВИЧА

Автопортрет Владимира ВОЙНОВИЧА








Автопортрет Владимира ВОЙНОВИЧА

Автопортрет Владимира ВОЙНОВИЧА

Вам может быть интересно: