Рожденная на лесоповале


30 октября в России отмечают День памяти жертв политических репрессий

Жительница поселка Борисоглебский Ярославской области Асьма АМАНУЛИНА добрую часть жизни носила клеймо «дочь врагов народа». Ее родителей репрессировали в 1947 году, но именно в сибирской ссылке они нашли любовь на всю жизнь.

Для 56-летней Асьмы Аманулиной, акушерки Борисоглебского роддома, День памяти жертв политических репрессий - особая дата. Ее родителей - Рашида Кадырова и Фариду Мамедову - репрессировали в 1947 году и как «врагов народа» отправили в ссылку в исправительно-трудовой лагерь в Верхнекетском районе Томской области. В Сибири они поженились и родили четверых детей. Реабилитированные после смерти Сталина, они вернулись на Кубань, и с годами боль от перенесенных страшных испытаний притупилась. Остались лишь воспоминания о зарождении любви, полном взаимопонимании и поддержке, без которых им вряд ли удалось выжить.

- Родители познакомились в ссылке. Хотя оба жили на Кубани и даже в одном ауле, до репрессии их ничего не связывало, - рассказывает Асьма. - Арестовали их в один день: забрали из дома ночью, в чем были, без вещей. Сонных затолкали в теплушку и отправили в Сибирь вместе со многими другими «нерусскими» жителями Краснодарского края. 25-летняя Фарида и 39-летний Рашид попали в один вагон и больше не расставались.

АМАНУЛИНА родилась в лагере из-за деда-турка (в круге)

АМАНУЛИНА родилась в лагере из-за деда-турка (в круге)

Турецкие подданные

Фариду Мамедову арестовали вместе с отцом - как турецких подданных.

- Оказывается, мой дед по матери родом из Стамбула, воевал рядовым на русско-турецкой войне, - рассказывает Асьма. - Был ранен, попал в плен. Его, с простреленным легким, бросили умирать. Но дед выжил, позже женился на женщине из татарского хутора. Настоящего имени его никто не знал. Все звали Мамедом Мамедовым. В дочери Фариде души не чаял и, когда расстался с женой, оставил девочку себе. Вместе их и забрали в 1947 году. 

Рашида Кадырова, также объявленного турком, подвела фамилия. Которая, кстати, передалась ему «по наследству» волею случая.

- Дед по линии моего папы - чистокровный татарин - Муляев. Он был пламенным революционером, - продолжает Асьма. - Его схватили царские жандармы, но одна турчанка из соседнего аула спасла бунтаря от смертной казни. Она вышла к сыщикам, обнажилась по пояс и сказала: «Я клянусь грудью, что вы арестовали не того человека. Это мой сын, которого я вот этой грудью выкормила. Его фамилия Кадыров». Женщине поверили. А она потом и документы на «приемыша» оформила. Он стал жить под чужим именем, а потом и мой отец по наследству стал «турком».

Рашид и Фарида в Сибири с детьми (Асьма в нижнем ряду справа)

Рашид и Фарида в Сибири с детьми (Асьма в нижнем ряду справа)

Ссылка

- В ссылке жизнь в нечеловеческих условиях, в неотапливаемых бараках подорвала их здоровье, - вспоминает рассказы родителей Аманулина. - Многие погибали. Папу с мамой спасала любовь. Осужденные на пожизненное поселение в тайге, они не пали духом. По 12 часов работали на лесоповале. Там родилась я, мои старшие сестры Алла и Ася, брат Арслан. Мама просто героиня. Беременность не освобождала ее от работы. Когда она ждала моего брата, ее на девятом месяце в 50-градусный мороз погнали в тайгу рубить сучья. Стиснув зубы, она раз за разом поднимала топор, пока острая боль не пронзила низ живота. Хорошо, отец был неподалеку. Он схватил ее на руки и бежал несколько километров через лес до барака. Вызвали бабку-повитуху - тоже ссыльную. Арслан появился на свет на две недели раньше срока. Молока у мамы не было. А того, что выделяли роженицам, едва хватало на утреннее кормление младенцев. Вместо соски малышам давали завернутый в тряпочку жмых, который те сосали целый день. С братиком мама сидела не больше недели. А потом пришлось вернуться на работу. Голодные дети оставались в холодном бараке с бабушкой, которая за всеми присматривала.

Аманулина благодарна папе, что он не бросил семью, когда из Москвы пришло письмо о его реабилитации, поскольку арест как турецкого подданного признан ошибкой. Он мог уехать на Кубань, но остался в Сибири до 1957 года, когда амнистировали и его любимую. Вернувшись в Краснодарский край, они первым делом расписались. Пришлось заново восстанавливать хозяйство, строить новое жилье. От прежних домов ничего не осталось.

Асьма переехала в Борисоглебский с мужем и детьми в 1990 году. Работает акушеркой в роддоме. Долгое время на ней было клеймо «дочь врагов народа». Лишь пару лет назад ей выдали официальную справку о полной реабилитации.

Размер имеет значение

О трагедии сталинских лагерей первым ярко рассказал Александр Солженицын, и он же раздул ее масштаб, заявив о «десятках миллионов» арестов. Хотя вскользь предупредил, что не вправе «писать историю… не довелось читать документов». Документы сегодня в открытом доступе. В том числе и бухгалтерские отчеты о количестве трусов, телогреек, поступавших в тюрьмы. Преуменьшить кладовщики не могли, их бы посадили. Наряду с другими бумагами эти данные позволили историку Александру Дугину доказать:

* за 1930 - 1953 гг. в исправительно-трудовых колониях побывало 6,5 млн. человек, из них по политическим статьям - около 1,3 млн.;

* в 1930 - 1931 гг. во время спецпереселения раскулаченных было выселено 381 026 семей - всего 1 803 392 человека;

* на 1 января 1940 года в СССР проживали 194 млн. человек, из них 1 659 992 находились в лагерях.

Для сравнения: сегодня в тюрьмах и колониях США содержится более 2 190 000 заключенных на 300 млн. человек населения, в России - 1 200 000 заключенных на 140 млн. граждан. В США и сейчас есть тайные тюрьмы, в которых пытают так, как НКВД и не снилось.

Вам может быть интересно:


‡агрузка...

‡агрузка...