Откуда взялось выражение «синяя птица удачи»

z4evj2dk
Синий дрозд. Фото: J.M.Garg / Wikimedia.org
Как справедливо утверждала группа «Машина времени», в «анналах родной природы» таких пернатых не существует
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Судьба фразеологизмов, поговорок, идиом разнообразна. Одни закрепляются на тысячелетия («троянский конь»), другие живут по полгода (их сейчас называют «мемами»), судьбу третьих невозможно предсказать даже через много лет после первого употребления. К таковым относится и «синяя птица», точнее, погоня за ней как символ бессмысленной погони за удачей или счастьем, которые на самом-то деле находятся совсем близко.

«Мы длинной вереницей идем за синей птицей»

Двустишье стало популярным после публикации и постановки пьесы бельгийца Мориса Метерлинка «Синяя птица». Пьесе очень повезло в России: именно здесь она впервые попала на театральные подмостки, а режиссером спектакля был гениальный Станиславский.

Открытка с фотографией первой постановки «Синей птицы» в 1908 году: роль Митиль играет Алиса Коонен, а Тильтиля – Софья Халютина
Открытка с фотографией первой постановки «Синей птицы» в 1908 году: роль Митиль играет Алиса Коонен, а Тильтиля – Софья Халютина

Большая, очень красивая пьеса Метерлинка повествует о том, как брат и сестра, Тильтиль и Митиль, отправляются на поиски некоей синей птицы, способной спасти внучку одной феи. Они попадают в волшебный мир, их окружают души вещей, коварная кошка строит козни, добрый пес выручает из неприятностей, дети разочаровываются в ложных ценностях и постигают истинные… Пару раз Тильтилю и Митиль даже удается поймать синих птиц, но в первом случае дрозд оказывается черным, во втором ночные птицы гибнут, не вынеся солнечного света. Вернувшись домой после многих испытаний (хотя и прошла всего одна ночь), дети обнаруживают, что живущая у них горлица – синего цвета, и отдают ее болеющей внучке соседки. Как видим, из романтического антуража следует вполне мещанская мораль в духе Вольтера: надо растить свой сад, довольствоваться малым, видеть радость в повседневности.

Поговорка и Симург

Тем не менее пьесу восприняли на ура именно символисты и романтики. Подавляющая часть творчества этой суматошной, напыщенной, неискренней эпохи давно и заслуженно забыта, но к произведению Метерлинка это не относится: даже в наши дни писатель Дмитрий Быков называет его «возможно, лучшей пьесой XX века». А «синяя птица», которая в конце все-таки улетает, и ее опять нужно искать, прочно вошла в лексикон интеллигентных людей. Несмотря даже на то, что очень близкую по значению поговорку про синицу в руках и журавля в небе придумали куда раньше.

Кстати, важный момент: Метерлинк эту поговорку не знал, по-французски подобное изречение звучит совершенно иначе – Un tiens vaut mieux que deux tu l’auras, то есть «Одно «держи» лучше, чем два «ты получишь»» (а вот по-итальянски так же, как у нас, только вместо журавля – гриф). Иначе он бы выбрал какой-то другой символ, уж слишком банально звучит притча о птице на фоне старой мудрости с тем же образным рядом. Откуда же тогда прилетела в его сознание эта птичка?

Предпринимались попытки найти предшественника синей птицы в мифологии, благо самых разных птиц там видимо-невидимо, да и нравоучений хватает. Тем не менее пьеса Метерлинка вполне оригинальна, подобного символа найти не удалось. Здесь, пожалуй, вспомнить потрясающую иранскую поэму XII века о птице Симург. Пролетая над центром Китая, этот царь крылатых обронил невероятной красоты перо. Местные птицы решают полететь на поиски невиданного собрата, чтобы попросить у него мудрого совета. Стая преодолевает трудности, многие гибнут, другие поворачивают назад – в конце концов остается лишь тридцать, самых сильных, умных, верных, отважных, стойких. И внезапно они осознают, что слово «Симург» и означает «Тридцать птиц», что именно они – все вместе и каждая по отдельности – и есть тот самый царь, тот самый источник мудрости. Мораль этого сюжета во многом схожа с выводами автора «Синей птицы» – все самое главное надо искать рядом с собой или в себе.

Голубой цветок и липовый дрозд

Наиболее очевидным предшественником метерлинковского крылатого чуда является голубой цветок из романа немецкого поэта Новалиса «Генрих фон Офтердинген» – этот родственник знаменитого аленького цветочка имел человеческое лицо, жил глубоко под землей, а герой романа искал его с настойчивостью, достойной лучшего применения. Во французском языке, на котором писал Метерлинк, нет слова «голубой»: и птица, и цветок для него одинаково синие, bleu, а тема поиска чего-то невероятного очень схожа. Голубых цветков, конечно, предостаточно, в отличие от птиц такого же цвета, но человеческие лица среди них не слишком распространены.

Вы, кстати, не задумывались, почему синих птиц так мало? Защитная, сливающаяся с окружающей средой окраска очень сильно распространена в животном мире, так почему бы птице не слиться с небом, не стать незаметной для хищника или жертвы?

Ответ очевиден: птица уязвимее всего не в полете, а в гнезде, на дереве, на земле – во время сна и отдыха. И ей «дешевле» мимикрировать именно под наземную среду обитания. Синяя птица Метерлинка попросту нежизнеспособна, так как навсегда останется ярким пятном в нашем желто-серо-зеленом мире. Ее очень быстро съедят четвероногие хищники или более крупные птицы.

Самой близкой к понятию «синий» птицей реального мира является так называемый липовый дрозд (Myophonus caeruleus), обитающий в странах Центральной Азии.

Увидите синюю птицу – не трогайте ее. Пусть летает.






Вам может быть интересно: