Как советскую женщину обеспечили правами на бумаге и в жизни

Большевики дали прекрасному полу сомнительную привилегию сочетать материнство с ударным трудом
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Советская Россия и позднее Советский Союз, как известно, полностью раскрепостили женщину – причем не только русскую, но и зачем-то, например, среднеазиатскую. К сожалению, такое «раскрепощение» обернулось в итоге двойной нагрузкой.

От хаоса к здравому смыслу

Придя к власти, большевики начали ломать старый уклад, но новый они придумали не сразу. Изначально речь шла об уничтожении семьи вообще, о свободных отношениях, о воспитании детей в специально созданных интернатах, где будут ковать человека новой формации. Семья, однако, умирать не желала, и довольно быстро горе-реформаторам пришлось отступить на более-менее вменяемые позиции.

Уже через три дня после захвата власти спешно образованный Совнарком опубликовал постановление от 29 октября 1917 года (еще по старому стилю!) «О восьмичасовом рабочем дне, продолжительности и распределении рабочего времени». Оно устанавливало весьма комфортные по тому времени нормы продолжительности рабочей недели (46 часов), уравнивало женщин в правах с мужчинами за несколькими исключениями: женщины не могли работать ночью, их не допускали на подземные работы и не привлекали к сверхурочному труду.

Заодно, другими постановлениями, женщины получили полноценные избирательные права – Россия стала второй такой страной в мире, лишь Новая Зеландия немного нас опередила.

Через год, в декабре 1918 года, появился первый в стране Кодекс законов о труде. Вслед за Конституцией он декларировал обязанность всех граждан трудиться: так женщины одномоментно получили «второй фронт»; статус домохозяйки вплоть до 1970-х годов в законодательстве упоминался вскользь и рассматривался как неполноценный. Кодекс позволил работницам, кормящим детей грудью, делать перерывы в работе каждые три часа – на этом новые льготы для женщин заканчивались.

Через четыре года, когда Гражданская война утихла и страна начала переходить к нормальной жизни, законы стали писать уже всерьез, на долгое время. Кодекс 1922 года отменил обязательную трудовую повинность, предусмотрел выплату пособий на кормление детей, давал женщинам право выбирать комфортные для них условия труда. На редкость адекватный документ для тех буйных времен.

Один из самых известных плакатов раннего СССР, призывающий женщину отдать детей в ясли и идти работать. Художник Г. М. Шегаль
Один из самых известных плакатов раннего СССР, призывающий женщину отдать детей в ясли и идти работать. Художник Г. М. Шегаль

Закручивание гаек

Впрочем, обязанность трудиться быстро вернули – вместе с отменой нэпа. Принцип «Кто не работает, тот не ест» стал главенствующим. К 1930-м годам страна создала широкую сеть дошкольных образовательных учреждений; подразумевалось, что дети должны расти в советском коллективе, а не в буржуазном пережитке – семье. Таким образом, женщина, желавшая воспитывать своего ребенка самостоятельно, такой возможности фактически не имела. Если это и есть «раскрепощение» женщины, то довольно странное.

Конституция 1936 года прямо провозглашала равное для женщин и мужчин право на труд, оплату, отдых, образование. Однако она уже не закрывала глаза на факт неравных биологических функций: женщины получили право на оплачиваемый отпуск в последние недели беременности и после родов. В то же время Конституция закрепляла факт воспитания ребенка вне семьи, упоминая о «широкой сети родильных домов, детских яслей и садов». Широкое распространение получила «пятидневка» – когда дети возвращались домой только на выходные дни. При этом понятие «недели» большевики старались отменить – рабочий цикл был шестидневным (пять дней работы, один – отдыха).

Во время резкого предвоенного ужесточения законов была возвращена семидневная неделя с одним выходным, рабочий день увеличили с 6-7 до 8 часов, были запрещены увольнения по собственному желанию. Все это, конечно, еще сильнее ударило по семье. Новое поколение детей было «инкубаторным», воспитанным специально обученными воспитательницами и нянечками. Женщинам оставили репродуктивную функцию (а куда бы они делись?), но напрочь отобрали воспитательную.

Во время войны ситуация, однако, начала меняться. Советское правительство вообще стало отказываться от большевистских условностей. Возвращение старых воинских званий, частичная реабилитация церкви, чуть позже переименование наркоматов в министерства… Это же относилось и к семье: понятно, что трудиться приходилось очень много, но отпуска по беременности и родам во время войны не отменяли, запрет на привлечение беременных и кормящих к тяжелым работам продолжал действовать, одинокие матери детей в возрасте до восьми лет освобождались от трудовой мобилизации.

Плакат художника Б.Ф. Березовского
Плакат художника Б.Ф. Березовского

Дорогой Леонид Ильич

После войны и вплоть до распада СССР последовательно шла либерализация трудового законодательства, в том числе и применительно к женщинам. Хрущевский закон о тунеядстве исключал из числа бездельников «лиц, занятых домашним хозяйством». Последовательно росли сроки отпусков по уходу за ребенком – как с сохранением заработной платы, так и неоплачиваемых. В 1980-х годах женщины вообще получили не виданное нигде в мире право «сидеть дома», пока ребенку не исполнится три года, а потом вернуться на свое рабочее место. Тогда же домохозяйки получили право на пенсии – поскольку в СССР размер пенсий исчислялся из трудового стажа, нигде никогда не работавшие граждане в эту систему не попадали (по факту они старались оформить себе инвалидность, которая уже была основанием для получения пенсии).

Лавинообразное улучшение положения женщин, как и фактический отказ от ложной, постыдной идеи «полного равноправия», связаны прежде всего с именем Леонида Брежнева – самого социально ориентированного из всех правителей в истории России. Принятые при нем законы, включая Конституцию 1977 года, окончательно отменили большевистские перегибы и позволили создать нормальное человеческое общество.

Виктория и Леонид Брежневы, 1927 год. wikipedia
Виктория и Леонид Брежневы, 1927 год. wikipedia

В этом есть логика: безбытный Ленин и неудачник в семейной жизни Сталин, думается, подсознательно женщин просто ненавидели. Трижды женатый Хрущев нашел время официально зарегистрировать свой последний брак только после ухода на пенсию. Брежнев же прожил с Викторией Петровной 55 (!) лет, ценил именно семью, а не марксистские инкубаторы – и в меру возможностей старался перенести это понимание жизни на все советское общество.






Вам может быть интересно: