Как угнавшие самолет советские зеки попали в настоящий ад

Автор: Дик Рудольф. Credit: Дик Рудольф/Фотохроника ТАСС
Автор: Дик Рудольф. Credit: Дик Рудольф/Фотохроника ТАСС
Даже тюремный «дым Отечества» оказался слаще и приятнее чужеземного

Захватить воздушный транспорт, заставить пилотов поменять курс и улететь в волшебную страну, где нет ни грусти, ни печали, – об этом мечтают многие заключенные. В 1990 году группе советских арестантов удалось сделать шаг к своей мечте. Но едва ли они пошли бы на это, если бы знали, чем все закончится.

Наручники в дефиците

19 августа 1990 года из городского изолятора временного содержания города Нерюнгри, второго по величине в Якутии, должны были отправить в Якутск 15 заключенных. Одни обвинялись в серьезных преступлениях – убийствах, вооруженных грабежах, другие были задержаны за воровство и угон автомашин. Перевозить их должны были самолетом: Якутия – край огромных расстояний и не самых лучших дорог, так что перевозки арестантов при помощи авиатранспорта, крайне редко практиковавшиеся в СССР, были там обычным делом.

Заминка была в другом. На группу заключенных, состоящую из 15 человек, выделили всего троих конвойных и дали лишь три пары наручников. В итоге несколько опасных зэка вошли в салон самолета Ту-154 компании «Аэрофлот», где должны были лететь и обычные, ничего не подозревающие пассажиры, со свободными руками.

Вид на город Нерюнгри, конец 1980-х. Автор: Подэрни Роман. Credit: Подэрни Роман/Фотохроника ТАСС
Вид на город Нерюнгри, конец 1980-х. Автор: Подэрни Роман. Credit: Подэрни Роман/Фотохроника ТАСС

По всей видимости, руководство рассудило, что из самолета заключенные уж точно никуда не убегут. Никому не пришло в голову, что убежать они могут попытаться вместе с самолетом.

Мыло вместо бомбы

Арестанты неплохо подготовились к этому полету. Во-первых, подкупили сотрудника изолятора, и тот продал им обрез. Во-вторых, смастерили нечто, внешне похожее на самодельную бомбу – из куска хозяйственного мыла и нескольких проводов. Они прекрасно понимали, что вооруженные охранники не начнут перестрелку в лайнере: велик риск задеть мирных пассажиров, повредить транспортное средство или и вовсе спровоцировать бандитов взорвать бомбу – ведь никто, кроме беглецов, не знал, что она поддельная.

Ту-154. pixabay.com
Ту-154. pixabay.com

Уже через несколько минут после взлета зэка по фамилии Исаков, рэкетир со спортивным прошлым, направил обрез на женщину с ребенком и заявил, что конвою пришло время разоружиться. Его подельник, рецидивист Евдокимов с тремя судимостями за плечами, вытащил псевдобомбу и стал угрожать ее взорвать. Вскоре обезоруженные охранники присоединились к мирным заложникам, а стюардесса вошла в кабину пилотов с запиской, где было сказано, что самолет захватили.

Первым требованием Исакова было вернуть самолет в Нерюнгри и передать ему еще двоих заключенных из изолятора. На земле лайнер ожидала группа захвата, но в последний момент наверху решили не рисковать заложниками. В обмен на своих товарищей-заключенных террористы отпустили детей и женщин. Лайнер был дозаправлен, а бандитам передали по их требованиям три рации, оружие и бронежилеты. Террористы также запросили парашюты, но им объяснили, что при попытке спрыгнуть с подобного лайнера на скорости они долетят до земли в виде кровавых ошметков.

Четверо заключенных (по другим сведениями – шестеро) выразили желание покинуть самолет и вернуться в изолятор; это были те, кому грозили небольшие или условные сроки, они вовсе не желали рисковать получить добавок 15 лет за терроризм. Власти пошли им навстречу.

На Исакова попытались повлиять, доставив в аэропорт его родителей – но это к желаемому результату не привело. Самолет вылетел в Новосибирск. Однако по пути террористы, видимо, опасаясь подвоха со стороны властей, велели пилотам поменять курс; так лайнер отправился в Красноярск, где снова заправился и вылетел в Ташкент.

Обняли и арестовали

С дальнейшими планами у заключенных было туговато; они явно собирались покинуть страну, но не договорились, куда именно отправятся. После дозаправки и ночевки в Ташкенте (экипажу было позволено переночевать за пределами лайнера) самолет снова взлетел – и уже в воздухе бандиты выказали загадочное, неведомо чем продиктованное решение лететь в Пакистан. Власти, связавшись с пилотами, пытались убедить беглецов лететь и Индию, но те отказались наотрез.

Проблемы начались еще до приземления: над Пакистаном к самолету вылетели два истребителя. Экипаж еле-еле убедил перехватчиков, что они имеют дело с гражданским судном, которое захватили террористы.

Когда самолет подлетел к аэропорту города Карачи, диспетчеры отнюдь не спешили дать ему посадку; пилоты более часа кружили в воздухе и убедили дать им приземлиться, когда топливо уже заканчивалось.

На аэродроме выходящих из самолета встретили довольно приветливо, террористов отдельно от заложников провели в аэропорт – и тут приветливость пакистанских властей закончилась. Заложников и экипаж они благополучно отправили в СССР, а террористов, которые, расслабившись оттого, что им с улыбками пожимают руки и открывают объятия, послушно расстались с оружием, заковали в кандалы и отправили в полицейский участок. Через переводчика бандитам объяснили, что в стране, в которую они так рвались, за угон воздушного судна полагается смертная казнь.

Ад на земле

Надо отдать пакистанцам должное – вскоре они пожалели бандитов-иностранцев и заменили им казнь на пожизненное заключение. А после и вовсе назначили 20-летние сроки, даря надежду увидеть в далеком будущем свободу. Однако вскоре выяснилось, что до этой свободы дожить не так-то просто. Об условиях содержания в советских тюрьмах ходят легенды, но по сравнению с пакистанскими застенками они были курортами. В Пакистане же оказался настоящий ад.

Так Карачи выглядел в 1990 году. Автор: Соколов Дмитрий. Credit: Соколов Дмитрий/Фотохроника ТАСС
Так Карачи выглядел в 1990 году. Автор: Соколов Дмитрий. Credit: Соколов Дмитрий/Фотохроника ТАСС

Температура в камерах на юге страны, где содержали террористов, порой доходила до 60 градусов, воды выдавали мало, еда была отвратительная, посылки от родных не приходили. К тому же на заключенных постоянно были кандалы.

Охранники упорно отказывались понимать русский, а на крик и стуки в дверь реагировали одинаково – хватались за палки и принимались бить узников. Уже через несколько месяцев один заключенный умер от теплового удара, двое покончили с собой, а остальные экс-террористы уже мечтали о том, чтобы их выдали советским властям, бомбардируя их письмами с соответствующими просьбами. Советские власти были не против вернуть арестантов в родные тюрьмы, но Пакистан отказывался их выдавать.

Одна из пакистанских тюрем, вид снаружи. Что внутри, лучше не знать. wikimedia
Одна из пакистанских тюрем, вид снаружи. Что внутри, лучше не знать. wikimedia

Удача им улыбнулась лишь в 1998 году: по случаю 50-летия независимости Пакистана в стране была объявлена амнистия, под которую попадали все иностранные заключенные. Двое из них остались в Пакистане, остальные вернулись в Россию. За угон самолета их на родине решили не судить, полагая, что в пакистанской тюрьме они свое уже получили, но за предыдущие преступления каждый получил срок – который отбывать предстояло уже в тюрьме российской.

Вам может быть интересно: