Миражи Мясного Бора: по полям сражений бродят призраки неупокоенных солдат

У людей, занимающихся поисковыми работами, существует негласный свод «законов копа». Среди них есть и несколько правил, касающихся мистической составляющей этой профессии. И прежде чем недоверчиво улыбаться, вспомним, что типичный копатель – вовсе не кисейная барышня, а взрослый мужчина, иногда проводящий по несколько недель в жестких полевых условиях.
Фото: mil.ru

Безымянные, бесприютные, беспокойные

Присыпанные гравием дорожки, ровные ряды могилок, поминальные свечи, выбитые на мраморе имена, цветы от благодарных потомков… Не всем, далеко не всем воинам, положившим жизнь за Родину, повезло с местом последнего своего приюта. Сотни тысяч лежат безымянными, ненайденными, неупокоенными среди полей и перелесков, где более семидесяти лет назад шла кровавая война. И некого винить в том, что бойцы остались незахороненными. Сначала было не до того, тут бы живых спасти, да и под минометами противника особо павших с поля боя не вынесешь, не похоронишь. А потом, в послевоенное время страна восстанавливалась, строились заново разрушенные войной города и поселения. Земля тоже, как могла, заживляла раны. Затягивала тела павших молодой порослью. Присыпала листьями и ветками. В наше время в таких местах работают поисковые бригады, чаще всего волонтеры, разыскивающие безымянных солдат в попытках опознать героев и дать останкам последнее, достойное пристанище. Это самое малое, что можно сделать для тех, кто в прямом смысле слова лег костьми за будущее нашей страны и нас, теперешних.

Вам знакомо чувство, когда кто-то смотрит в спину? Обернешься – нет никого. А ощущение присутствия осталось.

О таких переживаниях рассказывают многие из тех, кто занимается поиском и захоронением солдат, павших на полях войны. Можно верить, можно не верить рассказам копателей, но когда совершенно разные, не знакомые между собой люди рассказывают одно и то же об одном и том же месте, поневоле задумаешься.

Люди говорят: «Земля помнит»

Особенно сильна ее память там, где полегло огромное количество людей, где земля напоена кровью. По рассказам очевидцев в таких местах возникают хрономиражи. Есть в Новгородской области страшное место – Мясной Бор, называемый также Долиной Смерти. Такое прозвище место получило не случайно. В конце 1941 года там, в ходе Любанской наступательной операции, шли ожесточенные бои в попытках прорвать кольцо блокады Ленинграда. Наши смогли пробить брешь в обороне противника как раз в районе Мясного Бора. Образовался узкий проход, в который и вошла Вторая ударная армия. Впрочем, успех был сомнительный и кратковременный: в июне 1942 немцам удалось отрезать армию от снабжения и сомкнуть кольцо за спинами наших солдат. В условиях нехватки боеприпасов и отсутствия продовольствия армия была практически уничтожена. Особенно много бойцов полегло в попытках вырваться из окружения.

А теперь в этих местах сидящие у костра копатели явно слышат бойцов, идущих в атаку с криками «Ура!», стрельбу, взрывы, стоны раненых…

Май 2010 года. Из свидетельств копателей

Рассказывают, что к костру поисковиков, стоявших лагерем на берегу ручья Добрый у сожженной в войну деревни Космариха (107 км от Твери), вышел боец в форме Красной армии того времени, сказал, что они с друзьями расположились у ручья, замерзли, попросил водочки. Поисковики решили, что перед ними реконструктор, вручили парню бутылку, он поблагодарил и ушел. Наутро копатели нашли у ручья пустую бутылку с продавленной крышкой. Это было как раз в том месте, куда ушел ночной визитер и где лежали извлеченные, но еще не переданные на мемориальное кладбище останки целого взвода наших солдат.

Братское кладбище советских воинов в Мясном Бору, Новгородская обл., Новгородский район. Фото: wikimedia.org
Братское кладбище советских воинов в Мясном Бору, Новгородская обл., Новгородский район. Фото: wikimedia.org

Хрономиражи и фотосвидетельства

В Новгородском госуниверситете одно время существовал отдел изучения необычных явлений. И пока не было прекращено финансирование, его сотрудники изучали в том числе и феномен хрономиражей в Мясном Бору. В научном обиходе появилось новое понятие: военная аномалия. Этим термином обозначаются все необъяснимые явления, происходящие в местах массовой гибели людей, которых не похоронили как полагается. А явлений таких действительно много. Из времени, когда еще не было фотошопа, до нас дошли фотографии, на которых рядом с нашими современниками явно видны фигуры бойцов, одетых в форму времен Великой Отечественной войны. Сквозь видимую реальность проглядывают военные ландшафты с разбитой техникой и изрытыми снарядами дорогами. Таких фотографий множество, сделаны они разными людьми и в разное время. Объединяет их только одно: все они с мест массовых сражений. Специалисты считают такие проявления прошлого фантомным следом, оставшимся на месте смерти большого количества людей. Поисковики же, работающие « в поле», отмечают, что в таких местах даже не селятся птицы. И только после того как останки будут упокоены как полагается, ситуация выправляется.

Парашютистка

Недалеко от местечка Лебедин (Сумская обл., Украина) стоит памятник «Катюше» – она дала там свой первый залп. Метрах в семистах от нее в лесополосе есть ухоженная могилка, ее можно увидеть с дороги. Жители окрестных деревень обновляют крест, приносят цветы. Рассказывают, что на Лебединщине планировалось сформировать четыре партизанских отряда. Один из них должен был базироваться в лесах у села Межирич. Туда и приземлилась парашютистка с заданием доставить пакет с «большой земли» руководству отряда сопротивления. Беда состояла в том, что некто Скоробагатько, которому было поручено собрать и возглавить отряд, узнав о назначении, на следующий день сбежал и более не появился на родине никогда. Парашютистка же попала в плен и после пыток была жестоко убита немцами. Похоронила ее у себя в огороде местная старушка, но девушку в сером комбинезоне часто видели то в лесополосе, у дороги Лебедин-Михайловка, где она приняла смерть, то выбегающей на дорогу с военным планшетом в руках. Водители пытались избежать столкновения и «улетали» в кювет на совершенно ровном участке дороги. И только после того, как останки парашютистки были перенесены на место ее казни, она прекратила появляться.

Легендарная «Катюша», установлена в память о первом залпе по немецко-фашистской группировке 28 сентября 1941 года первым дивизионом 6 гвардейского минометного полка. Фото: wikimedia.org
Легендарная «Катюша», установлена в память о первом залпе по немецко-фашистской группировке 28 сентября 1941 года первым дивизионом 6 гвардейского минометного полка. Фото: wikimedia.org

Беспокойный скарб

Точно так же несут на себе энергетический след вещи, изъятые у мертвецов или унесенные с полей сражений. По рассказам копателей, если такие вещи снова попадают туда, где их нашли, с ними происходит странное: заново вороненый штык ржавеет, звездочка с пилотки просто теряется, а немецкий стаканчик из алюминия падает в костер и сгорает без следа, будто бумажный. Многие рассказывают о том, что если принести с раскопа личные вещи неупокоившегося бойца, то дома начинает твориться неладное. Потому копатели всех мастей стараются поставить над найденными останками крестик, если нет возможности вывезти солдата на место его будущего захоронения.

Байки ли или не байки, но копатели частенько ретируются из Любанского леса, где слышатся крики о помощи. А вот сами жители Мясного Бора уже давно спокойно относятся к хрономиражам. Привычно говорят: «Солдатики пришли». Найдены и захоронены останки всего пятисот десяти тысяч из восьмиста, павших в лесах и болотах у Мясного Бора. Так что долго еще живые будут пересекаться с неупокоенными мертвыми, ведущими свою нескончаемую войну.

Вам может быть интересно: