Славная история русско-китайского летчика Ли Си Цына

Жизнь продолжается даже среди крови, смерти и хаоса. И даже в самых нечеловеческих условиях человек находит силы радоваться, надеяться и даже шутить. Одной из таких шуток стало имя Ли Си Цын.
Монумент русским летчикам, погибшим в 1938 году. Китай, Ухань. Фото: wikipedia.org
Монумент русским летчикам, погибшим в 1938 году. Китай, Ухань. Фото: wikipedia.org
Монумент русским летчикам, погибшим в 1938 году. Китай, Ухань. Фото: wikipedia.org Монумент русским летчикам, погибшим в 1938 году. Китай, Ухань. Фото: wikipedia.org

Есть известная песня «Фантом», в которой упоминается о «китайском летчике Ли Си Цын», принимавшем участие во вьетнамской войне. Достоверно не известно, кто ее автор, но перепели ее все, кому не лень. Изначально песня насчитывала около пятнадцати куплетов, а вот в современном варианте ее значительно укоротили. Многие считают, что факт появления имени Ли Си Цына случился именно во время американско-вьетнамского противостояния, но на самом деле история эта значительно интереснее.

Крылья Китая

В 1939 году в СССР вышла книга китайского военкора Ван Си «Крылья Китая. Записки военного летчика». Тираж разошелся мгновенно. В 1940 году такой же успех имела книга Фын Ю-ко «Записки китайских летчиков». Немногие тогда заметили схожесть фамилий китайских летчиков с фамилиями русскими. Ван Ю Шин, Ли Си Цын, Ху Бе Нхо…

На самом деле все герои, носившие «китайские» фамилии, были советскими летчиками: Лисицын, Ванюшин, Губенко. Просто присутствие Советов в конфликте Китая и Японии старались не афишировать, дабы не вызвать осуждения международной общественности. Впрочем, как и участие в других войнах. Авторами книг тоже были не китайцы, а советские писатели Юрий Жуков и Юрий Корольков.

Зой Блюхер

Но все началось гораздо раньше, в 1924 году, когда к советскому руководству обратился с просьбой о помощи лидер Китая Сунь Ятсен. Тогда «отец нации» в попытке отразить агрессию Японии и объединить Китай искал поддержки у молодого коммунистического государства. Для оказания такой помощи в дружественный Китай отправился советником будущий маршал Блюхер.

В поездке он носил псевдоним Зой Всеволодович Галин, упомянув в нем жену Галю, сына Всеволода и дочку Зою. На китайский манер это в шутку произносилось как Зой Га Лин. Конечно, это был не Ли Си Цын, но сама тенденция образования псевдонима был заложена именно тогда.

Военные Советы

В 1937 году Советский Союз оказался единственным государством, которое поддержало Китай в его войне с Японией. В тот момент китайцы проигрывали в вооружении примерно 1:10. Например, у Китая было порядка 100 самолетов, тогда как Япония имела около 1000. То же было и с другими видами вооружения. Но благодаря поставкам из Союза наращивание китайской боевой мощи шло очень быстро, и уже в начале второго года китайская армия перестала так стремительно редеть.

Если в первый год потери китайцев составили около 800 000, а Япония потеряла 160 000 человек, то уже за второй год войны потери примерно сравнялись и составили 300 000 человек с каждой воюющей стороны. Немалую роль в этом сыграли военные летчики, направленные из СССР для обучения и тренировки китайцев. О них и были написаны книги, вышедшие в Советском Союзе парой лет позже. В это время в Китае военным советником не без успеха работал Андрей Власов, впоследствии ставший крупным военачальником и переметнувшийся во время Великой Отечественной войны на сторону гитлеровцев.

Иван Никитич Ли Си Цын

Легендарный Иван Никитич Кожедуб, ставший народным героем под именем Ли Си Цын. Источник: wikipedia.org
Легендарный Иван Никитич Кожедуб, ставший народным героем под именем Ли Си Цын. Источник: wikipedia.org5

Знаменитый воздушный ас Иван Кожедуб тоже был в составе военных специалистов, обучавших азиатских летчиков. Но это было несколькими годами позже, уже после того как закончилась Вторая мировая война. Тогда на вооружении появился сложный в управлении истребитель МиГ-15.

Китайцев пытались учить управлять им, но на подготовку достойных кадров уходило много времени, поэтому было решено послать в Китай советских летчиков. Под командованием Кожедуба в боевых действиях принимала участие 324-я истребительная авиационная дивизия. И хоть официальный псевдоним Кожедуба для ведения отчетности звучал как «Крылов», сам он рассказывал, что «рабочий» псевдоним, который использовали в бою, был как раз-таки Ли Си Цын.

Самолеты раскрашивались в корейские цвета, на борту рисовались корейские же опознавательные знаки. А чтобы не афишировать присутствие советских летчиков, их одевали в комбинезоны китайских добровольцев. Но Кожедуб говорил, что вся эта таинственность никого не обманывала: все равно в пылу боя пилоты в эфире переговаривались по-русски и матерились тоже на родном языке.

МиГ-15бис с корейскими опознавательными знаками на борту. Фото: wikipedia.org
МиГ-15бис с корейскими опознавательными знаками на борту. Фото: wikipedia.org

 «Ванья! Я ушель!»

Продолжение истории происходило в следующем конфликте: Вьетнамской войне. Там родилось множество анекдотов с использованием фамилии Лисицына, да и знаменитая песня «Фантом» тоже родом именно с этой войны. А все потому, что пришлось нашим летчикам повоевать и там.

Тренировать вьетнамцев было невообразимо сложно. Хилые и хлипкие, они не выдерживали перегрузок и теряли сознание прямо во время выполнения фигур пилотажа где-то на половинной норме перегрузок. А без этих фигур нереально выйти победителем из воздушного поединка с американскими профи.

Вьетнамских пилотов буквально силой заставляли есть мясо, следили, чтобы порции полностью доедались, но с генетикой не поспоришь. Тренировки повышали выносливость вьетконговцев (так называли бойцов Северного Вьетнама), но добиться полной гарантии того, что очередной самолет не «клюнет» землю, так и не удалось.

Американцы, кстати, быстро научились отличать в небе русских от вьетнамцев по степени решительности выполнения фигур высшего пилотажа. Если самолет при перегрузках в 4-5 g «дрожал крылом», то есть вел себя в воздухе неуверенно, американцы нападали. Но если такой же маневр исполнялся на 7-8 g раскованно, а порой и авантюрно, можно было быть уверенным, что за штурвалом русский ас. Зная, что их ждет в этом случае, американские пилоты уклонялись от боя, предварительно выйдя в эфир с фразой «Ванья! Я ушель!»

Ну и верно, к чему испытывать судьбу? Непонятно только одно. Что заставляет наших заморских «друзей» бряцать оружием и снова пытаться строить козни России? Ведь они знают, как русские решают исход боя ценой собственной жизни, знают, чем заканчивались все попытки воевать с Россией. Неужели история ничему не учит?

Вам может быть интересно: