Языковый беспредел

Почему мы говорим на фене зэков и беспризорников


В конце февраля депутатов Госдумы, министров, губернаторов и мэров проверили на грамотность. Результаты получились не убогие, но весьма скромные. Много ошибок в устной речи. Есть проблемы с ударением (неправильный «нефтепрОвод» вытесняет литературный «нефтепровОд»), хромает знание фразеологизмов («вдохнуть второе дыхание») и норм лексического сочетания («реализуем все вопросы»). Слуги народа грешат тавтологией («работа с теми, кто работает...») и словами-паразитами. В общем, равняться на них специалисты не советуют. «Почему так много людей говорят и пишут неправильно? И как избежать ошибок?» - спросила я заведующего отделом современного русского языка Института русского языка имени В. В. Виноградова РАН, доктора филологических наук, профессора Леонида КРЫСИНА.


- Неграмотность устной и письменной речи связана с низким уровнем преподавания. В школе плохо учат. Получается замкнутый круг: учителей не очень хорошо готовят в пединституте, соответственно, они не очень хорошо преподают в школе. Бывает перекос в сторону чисто формального изучения языка - правильно пиши, а как ты при этом говоришь, какие средства лексические и синтаксические используешь - на это не обращают внимания. Речь может быть бедная, но относительно правильная орфографически.
Для современного состояния системы образования, по-моему, это беда. Потому что образование планомерно разрушается. Думаю, многие со мной согласятся. Учителей все время дергают - то одни методики, то другие, то одни требования, то другие требования. И учитель иногда даже не виноват, что русский язык преподает плохо. Потому что существуют разные указания Министерства образования. Это общая проблема, потому что Министерство образования и науки сейчас и науку еще разрушает.


Профессор КРЫСИН
Профессор КРЫСИН

- На мой взгляд, грамотность - как вождение машины: чем больше водишь, то есть читаешь и пишешь, тем больше обучаешься.
- Отчасти вы правы. Я видел это на примере своего сына. Когда он оканчивал десятый класс, в выпускном сочинении по «Поднятой целине» везде писал «ДОвыдов». Слава богу, преподаватель не поверила, что он так неграмотен, - решила, что он так букву «А» пишет. Но после школы сын был вынужден уровень грамотности поднять - иначе это бы отразилось на его карьере.
- А мой сын-восьмиклассник, у которого с русским вроде не так плохо, расстраивается, когда в школе его заставляют зубрить правила.
- Правила надо учить. Безусловно, есть люди с врожденной грамотностью. Они не учат никаких правил, но спроси их, ставится ли мягкий знак в слове «замочка» - родительном падеже от «замочек», - они, не задумываясь, напишут грамотно. Всем остальным - совет один: больше читать, учить правила и стараться их применять. Школьникам это нужно еще из чисто прагматических соображений - потому что иначе не сдать ЕГЭ.


Мое любимое кофе


- Леонид Петрович, ладно орфография, когда пишется только так, а не иначе. Тут еще со знаками препинания беда. Вариативные, альтернативные, факультативные... То же тире - его ставят, кто как вздумает.
- Тире в русской пунктуации самый непостоянный знак. Например, Горький, который тире очень любил, мог написать: «Я - буревестник». Общее руководство, касающееся использования этого пунктуационного знака, - опираться на интонацию.
Если есть пауза, значит, надо поставить либо запятую, либо тире, либо точку с запятой. Важно, на чем вы хотите сделать акцент. Однако в ЕГЭ никакая вариативность не допускается - нужно опираться только на правила. Никто не сможет оспорить вашу грамотность, если поставить запятую по правилу, а не так, как это было в авторском тексте.
А вот орфография в основном вариантов не допускает. Сейчас, правда, многие специалисты с этим спорят. Например слитное, раздельное или дефисное написание. «Горно-обогатительный» - писать вместе или через дефис? Потом, как быть с заимствованиями - в английском оригинале слово пишется раздельно, а у нас через дефис или слитно. В отличие от жесткой орфографии русского языка в английской написание многих слов можно варьировать.

Чтобы избавиться от позорных ошибок...
Чтобы избавиться от позорных ошибок...

- А откуда берутся такие идеи, как «парашют» через «у»?
- Ну, это не разрешили. По правилам после «Ш», «Ж» действительно пишется «У», но «жюри» или «парашют» - исключения. Произносим мы их все равно твердо: «парашУт», «жУри». Хотя некоторые в публичном общении могут смягчать шипящий звук. Например, Масляков, ведущий КВН, всегда говорит «жЮри». Чтобы облегчить людям жизнь, предлагалось писать «жУри», «парашУт», «брошУра». Но протесты были массовыми, многие называли идею безобразием.
- А «кофе» среднего рода прошел.
- Кофе прошел. Сейчас в орфоэпическом словаре - словаре правильного, литературного произношения - основным остается мужской род - «мой кофе», но допускается «мое кофе». В разговорной речи, я замечал, многие высокообразованные люди уже говорят «мое кофе». Одна женщина написала нам в институт, что, когда она пьет кофе с молоком, говорит «мое кофе», а когда черный - «мой». И это объяснимо: несклоняемые заимствованные существительные в русском языке, как правило, среднего рода: какао, метро, такси. Кстати, в названиях животных: кенгуру, колибри - род зависит от того, самец это или самка. Можно сказать «взрослая кенгуру», а можно «взрослый кенгуру».


...большинству впору...
...большинству впору...

Замучаетесь пыль глотать


- По вашим наблюдениям, современный русский язык обогащается или оскудевает?
- Бытовая речь сегодня сильно подвержена влиянию жаргона. Я не знаю, хорошо это или плохо, возможно, со временем все перемелется и не будет восприниматься как жаргонная речь, но сейчас повсюду: «беспредел», «бабло», «мало отстегнули», «его заказали»...
Жаргон, в общем-то, естественная вещь. В каждой профессиональной и социальной среде он свой. Плохо, когда это выливается за ее пределы. Уголовный язык, нищенский, язык беспризорников проникает в общелитературный. Что-то из этих слов уже освоено - тот же «беспредел» воспринимается как родной. Потому что очень выразительное слово. Если объяснять это понятие литературно, придется использовать длинную цепочку из слов. А если произнести «беспредел» - сразу все становится понятно.

...снова садиться за парту
...снова садиться за парту

- Ну, если сам президент говорит «мочить в сортире». Как, кстати, вы оцениваете его речь?
- Речь у президента правильная. И даже временами яркая - он часто использует образы, например «замучаетесь пыль глотать». В целом, если брать фонетику речи Путина, словоупотребление, все соответствует современным нормам. В отличие от некоторых его предшественников. У Горбачева, например, была ярко окрашенная южная речь - например, звук «г» он произносил (и произносит) не так, как принято в соответствии с литературной нормой. И ударения ставил по-своему.
- А московский говор остался? М-а-а-сквичи «акают»?
- Аканье осталось и является литературной нормой. Кроме того, была масса других специфических черт московского говора: «шЫги», а не «шаги», «жЫра» вместо «жара», «поддаКЫвать», а не «поддаКИвать», «строгЫй», «тонкЫй». Это ушло. Мой предшественник, завотделом современного русского языка нашего института академик Дмитрий Николаевич Шмелев - москвич в третьем или четвертом поколении, слово «четверг» произносил как «четверьк», а «верх» - как «верьх». Тоже чисто московское смягчение.


- СкуШно, булоШная...
- Раньше допускалось только «скуШно». Никаких «скуЧно - это все равно что сказать «конеЧно». Такое явление называется «лексикализация» - изменение типа произношения зависит от того, в каком слове встречается то или иное сочетание звуков. В слове «конечно» - те же «ЧН», но мы говорим «конеШно». Но - «конеЧНая остановка» - в отличие от «скучно», где можно произнести и «скуЧно», и «скуШно». Или еще вариант: «запрягли лошЫдей» - звук после «Ш» тот же, что и в «шЫги», но «запрягли лошАдей» редко где встречается. Как и сами лошади.
- Подобные движения в языке - это хорошо или плохо?
- Это не хорошо и не плохо - это данность. Сегодня столько разных людей в столице намешано, что на глазах создается какой-то «общероссийский язык». Хотя опытное ухо всегда заметит, приезжий человек или живет в Москве давно. Заударный слог чуть длиннее, чем у москвичей, интонация устной речи немножко отличается от литературной.
Или другой пример. Заметили, что у многих современных телеведущих в конце фразы интонация повышается? Результат английского влияния. С этим тоже бесполезно бороться - взаимопроникновение языковых культур сегодня очень сильное. Но хотелось бы все-таки сохранять традиции, свойственные русскому национальному языку. Слава богу, язык не подчиняется волюнтаристским решениям - давайте это отменим, а это введем. Как было, так и будет, либо будет иначе. Но по другим причинам - не оттого, что мы так захотели.




Тракторный отвал


- Кстати, вас не смущает засилье американизмов, английских слов?
- Смущает. Когда на кафе написано «Кофе-хауз», думаешь: зачем это? Понятно, люди хотели показаться модными и современными, но, по-моему, не очень удачно. Языку такие новообразования ничем не грозят, он сам избавляется от ненужного. Скажем, в позапрошлом веке встречалось слово «суспиция» - «подозрение». Оно ушло.
А другие заимствованные слова уже не воспринимаются нами как иностранные. Когда в XIX веке слово «поза» вошло в обиход, ригористы - борцы за чистоту русского языка - возмущались и предлагали заменить его на «телоположение».
- Жириновский тоже пытался развернуть кампанию по замене иностранных слов русскими аналогами: «дилер» - «посредник», «менеджер» - «приказчик», «презерватив» - «предохранитель».
- Хорошо, когда есть аналоги. Но они часто не точны. «Компьютер» на «вычислитель» мы не заменим. «Компьютер» удобен тем, что, во-первых, это всем понятный международный термин, а во-вторых, от него легко образуются производные: «компьютерщик», «компьютеризация». А если сказать «вычислитель», представляешь человека, который что-то вычисляет, а не электронную машину.

Многие из нас не слишком заморачиваются правилами орфографии
Многие из нас не слишком заморачиваются правилами орфографии

Активная борьба с заимствованиями в нашей стране началась в конце 40-х - начале 50-х годов. Писались статьи на тему «Зачем нам сыр камамбер, когда можно назвать его «сыр закусочный». Или к чему говорить «футбольный репортаж», если можно сказать «рассказ о футбольной встрече». Ну и так далее - такие наивные попытки. Что-то из заимствований само ушло. В футболе, например, больше не используют слово «корнер» - только «угловой удар». «Хавбеки» практически исчезли. Но в общелитературном языке эти изгнания часто ни к чему не приводят - временно уходят, потом возвращаются. Хотели, например, запретить «бульдозер» - вместо него предлагался «тракторный отвал», хотя «трактор» тоже не русское слово. Не вышло.
- А что вы думаете о ненормативной лексике? Ее тоже отовсюду гонят, но она неистребима.
- Когда человеку капают оловом раскаленным за шиворот, конечно, он выругается. В быту человек может использовать такого рода лексику именно как экспрессивную. Речь о другом. Я как-то в автобусе сделал подросткам замечание: «Ребята, не ругайтесь!» Они удивились: «А мы не ругаемся...» Они так разговаривают. Запрещать мат бесполезно - важно, чтобы человек сам чувствовал уместность его употребления. При детях нельзя, в разговорах с детьми нельзя. И, конечно, недопустима матерная брань в публичной речи.
- О сакраментальном спрошу. А правда, что скоро будет не стыдно говорить «звОнит»? Я читала...
- Вы неправильно поняли. Да, в русском языке существует такая тенденция - переносить окончания в глаголах на корень: спрягая глагол «солить», раньше надо было говорить «солИшь». А теперь - «сОлишь». Глагол «солить» уже перешел на новую норму, а «звонить» отстает. Лет через 50, вероятно, норма допустит и «звОнишь». Хотя нам, филологам, очень не хочется это принимать.




Имей в виду
В Институте русского языка РАН работает Справочная служба русского языка. Получить бесплатные консультации по вопросам, связанным с нормами и правилами русского языка, можно в будние дни с 11 до 17 часов по телефону: +7 (495) 695-26-48.

Вам может быть интересно: