Энтузиасту, спасшему краснокнижных беркутов от смерти, грозит миллионный штраф и три года тюрьмы

Спасением пернатых Владимир занимается много лет
Спасением пернатых Владимир занимается много лет
На Владимира Иванченкова из Брянской области заведено уголовное дело

Говорят, если смотреть с высоты птичьего полета, поселок Локоть Брянской области повторяет очертания двуглавого орла. Убедиться в этом у меня нет возможности. Зато я прямо на месте могу наблюдать, в какой трагический фарс превращается развернувшаяся здесь «история с орлами»: на 57-летнего Владимира Иванченкова заведено уголовное дело. Ему грозит миллионный штраф и три года тюрьмы - за то, что не дал погибнуть попавшим в беду пернатым.

В магазинчике под названием «Лимон» бурно обсуждают сюжет, показанный по местному телевидению. Все возмущены. На съемке, сделанной понятыми, видно, как на дачный участок Владимира Иванченкова вламываются полицейские. С ними средних лет дама – она представляется сотрудницей биосферного заповедника «Брянский лес» Евгенией Кайгородовой. С помощью покрывала женщина отлавливает одного за другим трех крупных орлов - беркутов. Те бьются о железные прутья. Благородных пернатых скручивают, как мешок картошки. Наготове скотч – несколько оборотов вокруг плотно прижатых друг к другу лап, и птиц запихивают в тесные коробки головой вниз. Им уже не шевельнуться. Коробки с ценным грузом закрывают и перематывают скотчем. «Еще багажник в машине закроем – не улетят», - констатирует полицейский. За бортом - плюс 30. Ехать до заповедника четыре часа.

Иванченков показывает, что осталось от клетки. Справа его воспитанники - Беркут и Айсана. Третьим был Бек - все птицы могли бы жить долго и даже принести потомство, если бы не варвары в погонах
Иванченков показывает, что осталось от клетки. Ниже на фото его воспитанники - Беркут и Айсана. Третьим был Бек - все птицы могли бы жить долго и даже принести потомство, если бы не варвары в погонах

Видео снято прошлым летом, а сегодня история получила продолжение. В поселок Локоть я приехала, как только запись разошлась по соцсетям. Поговорила с местными. Большинство искренне расстроены, что так вышло. Этих птиц, беркутов, они давно знают – каждого из орлов Иванченков спас от смерти. Соорудил вольер, каждый день ездил кормить – он живет в километре от дачи. А теперь за это ему светит «уголовка».

…Иванченков приедет на опустевший участок спустя два часа после того, как забрали птиц. Кажется, кто-то подгадал, что по субботам хозяина не бывает на участке. Полицейские очень торопились управиться без него.

Самочка по кличке Беркут погибла по дороге. На фото видно, как она, бедная, неестественно вывернула голову, пытаясь вздохнуть. Замученная птица умерла от асфиксии.

Кайгородову, которая призналась, что вообще была не в курсе, как обращаться с такой живностью, оштрафовали на 15 тысяч. Заповедник, кстати, некрасиво поспешил от нее откреститься, заявив, что она отправилась на «изъятие» по своей инициативе.

Второй беркут, Айсана, умерла через шесть месяцев после прибытия. Из-за перетяжки скотчем у нее нарушилось кровообращение в лапах. Владимир и его жена Вика навестили орлиху в заповеднике – гордая птица, самая ручная и контактная из троицы, к ним даже не подошла. Пережитый стресс обернулся для нее инфарктом.

Беркуты находились у Иванченкова в течение 15 лет. Не втихаря на задворках – люди всем поселком помогали кормить «проглотов» - «на клюв» каждому требовалось по килограмму мяса в день. Кроме куриных голов, несли тушки сбитых на дорогах кур, собак, лисиц, даже крыс ловили. Любой из соседей мог зайти к Михалычу и сфоткаться рядом с клеткой. Разумеется, бесплатно. То есть коммерческого интереса в содержании орлов у энтузиаста не было никакого. Локтевцы не могут взять в толк, отчего полицейские взъерепенились спустя столько лет. Раскрываемость повысили? А что раскрывать? Птиц спасали? Так сами же их и убили – причем с особой жесткостью.

С Владимиром Михайловичем мы бродим по сугробам у разрушенной клетки. Она просторная, с присестами, на которых птицы могли бы насиживать яйца. 15 лет – возраст половозрелости орлов, они были готовы оставить потомство.

Иванченков, рассказывающий о своих крылатых воспитанниках, похож на Василия из фильма «Любовь и голуби» -  такой же добрый и увлеченный. Подобранных птиц он выхаживает с юности. Через его руки прошли коршуны, ястребы-тетеревятники, канюки, был смышленый ворон Яша. Многие из пернатых вернулись на волю, некоторых удалось пристроить в заповедники. Слепой сокол, подобранный Иванченковым, обитает в Московском зоопарке.

- Я был бы только рад, если бы этих птиц тоже забрали в заповедник или зоопарк. Звонил всюду. Но их не брали. Говорили, нет мест, а условия не позволяют заниматься ранеными, - машет рукой Иванченков. Он рассказывает, как писал в Министерство природопользования - пытался получить разрешение на содержание исчезающих видов. Но его запросы утонули в архивах канцелярии.

Время баранов

К уголовному делу, которое завели на Владимира Михайловича, приложено «заботливо» снятое с соседского огорода видео, на котором беркуты сидят в клетке, - это и стало поводом для начала процесса. Формально, наверное, можно докопаться и вменить любителю пернатых статью – но, во-первых, «краснокнижность» изъятых орлов официально подтвердили уже после того, как разворотили клетку на участке Иванченкова. А во-вторых, ему действительно «жалко птичек». И логичнее было бы с ним обсудить варианты их содержания, чем ломиться в открытые двери. Но, видимо, кому-то очень хотелось выслужиться.

Так почему-то не происходит, когда в истории с краснокнижными животными попадают главы всяческих министерств и ведомств и прочие губернаторы с мэрами. И это «нормально», когда депутат Госдумы предлагает Минприроды разрешить в России трофейную охоту на животных из Красной книги. А пресс-секретарь ведомства объявляет об «исключительных случаях», в которых возможен отстрел представителей фауны из той же Красной книги. Под видом «коренного населения» VIP-охотники палят в редчайших горных баранов аргали или снежных баранов чубуков, потому что им нравятся сильные ощущения, и они умеют уходить от ответственности. Добытые трофеи им до фонаря, чистый азарт. А тут человек носится с птицами, как с детьми малыми, а ему говорят: готовь миллион.

Ту самую самочку, Беркут, которой больше нет, Владимиру Михайловичу принесли знакомые. Она попала под ледяной дождь, была обморожена и не могла взлететь. Иванченков втирал в перья комбинации разных мазей – выходил. Но когда решил, что пора расставаться, и вынес свою «девочку» в поле, та, несколько раз взмахнув крыльями, вернулась к хозяину. Точнее, не так, - к другу. Беркуты практически не приручаются, они выбирают себе соратника и доверяют лишь избранным.

Вторую птицу, Айсану, Иванченков выкупил из домашнего зоопарка в Шахтах. Зверинец принадлежал депутату Госдумы и в какой-то момент стал не нужен. У Айсаны была повреждена грудь, и ее тоже ждала гибель. Третий питомец, Бек, прибыл в брянский Локоть из Дагестана, где попал крылом в волчий капкан и где из него собирались сделать чучело.

Запись расправы полицейских над орлами мы смотрим вместе с Владимиром Михайловичем и Викой. Вика признается, что смогла выдержать этот ужас до конца вот только сейчас, - раньше не хватало сил. Для птиц Иванченковых кошмар с коробками стал историей человеческого предательства. А это неправильно – они даже не успели ничего понять.


Брянская область - Москва

Читайте также: