Надежда Цапок впервые рассказала, как выживала в тюрьме

Надежда Алексеевна с 1977 года живет в центре Кущевки в скромном доме на стандартном участке в четыре сотки
Надежда Алексеевна с 1977 года живёт в центре Кущёвки в скромном доме на стандартном участке в четыре сотки. Фото из личного архива
Труднее всего было сидеть в ШИЗО и ездить в столыпинских вагонах, а кормили всегда нормально

Срок Надежды Цапок закончился в сентябре прошлого года. Она вернулась из колонии в станицу Кущевскую и наотрез отказалась общаться с прессой. Надежда Алексеевна полгода хранила молчание, но все же сделала исключение для «Экспресс газеты».

- Расскажите, как вы отбывали срок и сколько в итоге отсидели?

- Получилось больше семи лет. Три года на зоне и четыре в СИЗО, что приравнивается к строгому режиму. Когда приговор вступил в законную силу в ноябре 2011 года, я была этапирована в женскую колонию Краснодарского края в поселок Двубратский, где начала отбывать срок. Меня, как и всех, сразу определили в карантинное отделение. Там нас две недели обучали, как правильно заправлять кровать, как вести себя на проверке, как правильно обращаться к администрации. После этого я была распределена в 82-ю бригаду пенсионеров.

- Вы в колонии работали или для пенсионеров это не обязательно?

- Там, как и на свободе, действует Трудовой кодекс. Но я с раннего детства привыкла трудиться. Не могу сидеть сложа руки. Сразу начала искать, чем себя занять, и решила приобрести новую специальность швеи-мотористки, чтобы получить работу в промзоне, где шили одежду сотрудникам правоохранительных органов.

Для всех, кто хочет работать, на зоне всегда есть чем заняться. Например, женщины, осужденные по статье за мошенничество, работали в доме ребенка. Туда из разных колоний приезжают беременные, рожают и находятся с малышами. Мам по определенным часам водят кормить, играть с малышами, заниматься. Детки красивые, одеты все как куколки.

- Все в одинаковом?

- Что вы, хорошо одеты. Ярко. Может, даже на воле, когда его заберет, так не оденет. Такие условия не создаст, как на зоне. Питание для детей специальная кухня готовит. Чистота везде - ни пылинки.

В свободное время я занималась выполнением общественных поручений, помогала в нарядной, в клубе, участвовала в художественной самодеятельности. Получила два поощрения от администрации колонии. Поощрения нужны для того, чтобы они были, когда подаешь заявление на УДО. Хотя в законе написано, что это необязательная часть, но всегда учитывают. Поощряют за примерное поведение, за участие в жизни колонии. Я считаю, что это правильно, многие заинтересованы выйти раньше, многие стремятся эти поощрения получить. Окончив курсы, я получила профессиональный диплом швеи-мотористки третьего разряда. Но в это время подошел срок подачи заявления на УДО, что я и сделала. Однако сразу после подачи заявления все мои поощрения сняли.

- За что?

- У меня в тумбочке обнаружили дезодорант и антисептик для мытья рук, потому что там живешь не понятно с кем: возможно, есть туберкулез, возможно, нет и так далее и тому подобное. Их признали спиртосодержащими веществами, о чем я не подозревала, и меня определили в ШИЗО, лишив меня права на досрочное освобождение.

- Как это обнаружили? Вы же их в передаче получили, а каждую передачу просматривают и изымают, что не положено.

- Конечно, смотрят. Но сначала пропустили, а потом в штрафной изолятор. У меня же пенсионный возраст и такие заболевания, при которых на ШИЗО не должны сажать: сахарный диабет второго типа, давление. На нервной почве у меня отнялись ноги. Вся зона смотрела, как меня через плац тащили. На штрафной изолятор приводят и сразу раздевают полностью. На голое тело надевают халат с надписью «ШИЗО». И вот в этом халате в феврале я оказалась в четырех ледяных стенах. Получался каменный мешок. Лечь я там не могла: в шесть утра у меня уносили постельное белье, нары поднимали и замыкали на замок и только в 21 час 45 мин, то есть перед отбоем, их опускали. Постель приносили вымороженную. Я за ночь ни сама не согревалась, ни постель не согревала. В камере стоял пенек, на котором я сидела целый день. Холод страшный. Благо у меня было два маленьких вафельных полотенца, и я ими закрывала себе колени, чтобы суставы сохранить. Кипяток давали один раз в день. Питание я не брала. Когда в первую ночь мне принесли постельное белье, там оказались две простыни, и я одну простынь себе потихонечку оставила. Я попросила принести мне комплект женской гигиены - прокладки. Это можно было. Я очень боялась застудить почки, обложила этими прокладками поясницу и простыней примотала их под халатом. Потом попросила журналы читать. Тоже наложила в них прокладок и садилась на этот пенек.

По моей просьбе в воскресенье, так как я очень сильно замерзла, по разрешению дежурного офицера мне принесли мое пальто с отрезанными пуговицами, застегнуть его было невозможно. И принесли одеяло, чтобы я могла сидеть на пеньке. И кипяток в этот день давали три раза.

- А зачем у пальто отрезали пуговицы?

- Ума не приложу. Порядок, может, такой? Так я побарствовала один денек, а в понедельник в восемь утра у меня все это, как в сказке про Золушку, забрали.

В это же время на меня было заведено четыре уголовных дела. И в срочном порядке 15 марта 2013 года по постановлению следователя была этапирована в СИЗО № 1 Краснодара. Я рассчитывала, что уезжаю недели на две. Но они растянулись на четыре года. Меня таскали по разным СИЗО - краснодарским, армавирским, ростовским. И за четыре года пребывания в СИЗО следователи меня допрашивали всего четыре раза.

Я думаю, что это делалось целенаправленно. Хотели помучить, постоянно возили из одного СИЗО в другое. Когда я знакомилась с материалами уголовного дела, то видела там рапорты следователя о том, что он не может меня в СИЗО найти, чтобы провести следственные действия. Ну как такое могло быть?

- В столыпинских вагонах доводилось ездить?

- Несчетное количество раз. Этапы, конечно, сильно выматывали. Привезут на судебные разбирательства на ИВС на десять дней и ночью опять вывозят на этап. «Столыпин» обычно отправляют ночью. Это прицепной вагон, и останавливается он не на платформе. Чтобы залезть в него, надо больше чем на метр задрать ноги, а потом таким же способом слезть. А я и так на костыле передвигалась.

Надежда Цапок не смотрела сериал «Станица», но очень довольна, что ее сыграла такая красивая актриса, как Нина Усатова
Надежда Цапок не смотрела сериал «Станица», но очень довольна, что её сыграла такая красивая актриса, как Нина Усатова. Фото: kino-teatr.ru

Сериал «Станица» - полный бред

- Когда я сидела в СИЗО, начали показывать сериал «Станица». Меня каждый спрашивал: «Вы видели, вы видели»? Я отвечала, не видела, единственное, знаю, артистка красивая меня играет, поэтому я очень довольная. Хотя сам сериал, судя по рассказам, - полный бред и страшно далек от истины.

- Вам где было комфортнее сидеть: в одиночке или с людьми?

- В одиночки меня перестали помещать, так как у меня была клаустрофобия. Лучше в коллективе, но не очень большом. В основном я сидела в камерах по четыре человека. Камеру мы всегда содержали в идеальной чистоте. Как-то зашел генерал, посмотрел, заулыбался и говорит: « Как у вас чистенько, шторочки пошиты на шкаф, клееночка чистая на столе, как похоже на домашний уют». А это я их сама сшила. Конечно, измучивали постоянные обыски, проверки. Но меня никто не бил, не унижал. Да и конфликтов ни на зоне, ни в СИЗО не возникало. Там никто никому не нужен. Там каждый как может выживает сам. У каждого свои проблемы. Каждый за что-то попал, каждый думает, как оттуда выбраться, и больше ничего. Чужая судьба там абсолютно никого не волнует.

- Такое явление, как блатные, на вашей зоне встречалось? Есть они среди женщин?

- Не слышала про такое. Ни блатных, ни смотрящих не было. Все находились в одинаковых условиях. Но если смотреть глазами свободного человека, то это тяжелое испытание, которое не каждому под силу. Всего не расскажешь, да и не хочу об этом вспоминать.

- Вас нормально кормили? Вообще можно есть то, чем там угощают?

- Все едят, никто не умер. Наутро дают кашу, в обед борщ, макароны с мясом, компот. Вечером селедку, салаты из капусты и свеклы. Тем, кто на диете, беременным, больным СПИДом, диабетикам - дают яйца, молоко, дополнительно творог, кусочек мяса. Конечно, больше всего хотелось сладкого. Сладости в основном родственники в передачах и передают.

- Где вы были, когда пришло известие об освобождении?

- Я уже на зоне спокойно досиживала, когда в силу вступил закон по пересчету - сутки в СИЗО приравняли к полутора дням на зоне. 25 сентября меня вызвали в нарядную по телефону и спросили: «Цапок, ты хочешь домой?» Ну, естественно, я сказала, что хочу. Вернулась в бригаду, по лагерному таксофону (они стоят в каждом общежитии, где живут осужденные) позвонила мужу Вите - приезжай за мной. Он вначале не поверил. Я сказала, что мне пересчитали срок, сейчас принесут обходной лист, и меня можно забрать. По дороге домой он мне сказал, что ехал и не верил, что меня могут выпустить. Если честно сказать, я тоже думала, что вообще никогда не выйду. Думала, что сейчас заведут очередное уголовное дело, придумают еще что-то. И так бесконечно. Но все-таки выпустили.

Читайте также: