Воры в законе готовятся бежать из России

Крайний слева - Иосиф Осипов (Марыч). Второй слева - певец и актер Вахтанг Кикабидзе (Буба). В центре - Аслан Усоян (Дед Хасан). Крайний справа - Константин Яковлев (Костя Могила)
Крайний слева - Иосиф Осипов (Марыч). Второй слева - певец и актер Вахтанг Кикабидзе (Буба). В центре - Аслан Усоян (Дед Хасан). Крайний справа - Константин Яковлев (Костя Могила). Фото: Архив «ТС»
Из 430 королей отечественного преступного мира только 52 - русские

Чуть больше месяца назад президент Владимир Путин подписал закон об ужесточении наказания для так называемых воров в законе. В результате уголовный кодекс дополнился статьей о «занятии высшего положения в преступной иерархии», которая предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком от 8 до 15 лет с возможным штрафом до 5 млн. руб. Чем это может обернуться? С таким вопросом мы обратились к знатоку криминального мира, «гангстеру на пенсии», как он себя называет, автору книг «Путь русского гангстера» и «Исповедь русского гангстера» Михаилу Орскому.

- Криминальный мир всегда был особым, - не захотел показаться оригинальным Михаил Орский. - Не стоит путать организованную преступность с уличными бандюгами и тем более с ворами в законе. Для настоящих воров деньги никогда не были самоцелью, а как бы просто имели запах. Впереди бежали смысл, идея, даже, как ни покажется кому-то странным, - совесть. Это не какая-то банальная воровская романтика, а вполне осмысленное отношение к жизни. В отличие от террористов и других гадов воры не убивают людей, не взрывают дома, не торгуют наркотой и не крышуют проституток. Всем этим блатным заниматься западло.

Каста воров в законе зародилась в первые годы советской власти. Жили они по строгим правилам, включавшим массу ограничений. К примеру, по негласному этикету, вор не имеет права сказать, что он не вор. Не должен, то есть, скрывать свой статус. Но теперь времена перевернулись, и некоторые «умные головы» на такой вопрос людей в погонах отвечают… молчанием. Что же касается братвы и ее уцелевших лидеров, так большинство из них - патриоты, православные, жертвуют деньги на церковь, занимаются благотворительностью.

Михаил Орский на отдыхе и у мемориала борьбе против мафии - монументу, установленному в центре столицы Сицилии Палермо в память о всех невинных жертвах оргпреступности
Михаил Орский на отдыхе и у мемориала борьбе против мафии - монументу, установленному в центре столицы Сицилии Палермо в память о всех невинных жертвах оргпреступности. Фото из личного архива

- Почему же тогда появился столь жесткий закон?

- Думаю, причиной послужила серия громких уголовных дел, связанных с высокопоставленными персонами. Закон направлен против организованных групп коррупционеров. Преступниками теперь становятся министры, губернаторы, действующие члены Совета Федерации, создающие злодейские группы на местах своей работы. Раз сам президент решил вмешаться, видимо, ущерб для государства от их «деятельности» достиг апогея. Любой из этих новоявленных коррупционеров украл у государства в десятки раз больше, чем все воры в законе, вместе взятые. Хотя многие мои бывшие коллеги по прежним занятиям переполошились.

Здесь стоит отметить особенность сегодняшнего криминального мира России: из 430 действующих воров в законе половина - грузины. Достаточно много азербайджанцев, армян. Что с ними будет? Их просто депортируют из России. Что, кстати, уже начали делать. Но им не привыкать вести за кордоном диаспоральное существование.

Русских же воров в законе 52 человека. Как быть с ними? Ведь далеко не все они фольклорные персонажи… Похоже, что славянские воры в связи с принятием нового закона обречены на заклание.

По грузинскому пути

- Правда, что в Грузии одно из самых крутых законодательств в мире по защите от криминала?

- Тут давняя история. Году в 61-м Хрущеву попала очередная вожжа под хвост, и он пообещал показать по телевизору последнего преступника. Начались жесточайшие репрессии воров. В тюрьмах их ломали, морили голодом, заставляли публично отрекаться от содеянного, подписывать покаянные письма. Тогда-то центр воровского движения и был перенесен в Грузию. Именно там все расцвело пышным цветом. Представьте, на воровской общак деньги собирались в школах на переменах. Образовались воровские семьи, возник даже институт потомственных воров. Все это продолжалось до тех пор, пока не появился человек во власти, жующий галстуки и издавший закон, по которому стали сажать не только за конкретное преступление, а лишь за одну принадлежность к воровскому миру.

Лишь за принадлежность к воровскому сословию был осужден в Грузии бывший игрок московского «Локомотива» Заза Джанашия (справа)
Лишь за принадлежность к воровскому сословию был осужден в Грузии бывший игрок московского «Локомотива» Заза Джанашия (справа). Фото: © «ИТАР-ТАСС»

Года четыре назад в места лишения свободы был этапирован бывший известный футболист московского «Локомотива» Заза Джанашия. Только за то, что разделял идеи воровского мира, участвовал в сходняках, передавал малявы. После принятия сурового закона грузинские урки ломанулись из страны.

Теперь опыт Саакашвили собираются перенять у нас. Только в России деятельность воров никогда не была массовым явлением. И тех 52 славянских «законников» нужно бы поберечь как некую культурную самобытность.

- Между ворами разных национальностей существуют этнические противоречия?

- На первый взгляд, все воры равны между собой. Так называемая коронация - журналистский штамп. У воров же это называется «принять» или «вступить в семью». Но конфликты между ворами происходят довольно часто. Правда, национальной подоплеки они никогда не имели. Например, конфликт между убитым в 2013 году вором в законе Асланом Усояном (Дедом Хасаном, который был курдом. - Б. К.) и криминальным авторитетом, грузином Тариэлом Ониани, только что вышедшим из заключения, произошел не на национальной почве.

Тариэл Ониани (Таро) в свое время делил с Дедом Хасаном контроль над «активами» посаженного в 2006 году в испанскую тюрьму Захария Калашова (Шакро Молодого)
Тариэл Ониани (Таро) в свое время делил с Дедом Хасаном контроль над «активами» посаженного в 2006 году в испанскую тюрьму Захария Калашова (Шакро Молодого). Фото: «Комсомольская правда»

Но среди бандитских масс национальный вопрос, конечно, занимал не последнее место. В российских городах всегда принимали в штыки появления ОПГ из южных республик. И это часто приводило к кровавым стычкам. А сейчас я, «старый гангстер», с болью в сердце смотрю, как улицы моей родной Москвы фактически стали ареной для сведения счетов представителями южных национальностей. Дагестанцы за что-то режут таджиков. Чеченцы гоняются за азербайджанцами.

Могу сказать жестко, что в 90-х наши традиционные славянские ОПГ близко бы не допустили ничего подобного. Никого, кроме «чехов» (чеченцев. - Б. К.), на улицах наших городов не было. Рядом существовали азербайджанские и грузинские воры. Но чтобы граждане иностранных государств в открытую собирались сотнями и выясняли друг с другом отношения с пальбой и резней - это уже запредельщина!

Вот и вопрос: насколько уничтожение славянских ОПГ принесло в общество успокоение? Не лучше ли было держать их под контролем как своеобразный гарант защиты от уличного беспредела? В тех же 90-х азербайджанские торговцы, например, с удовольствием платили дань нашим ОПГ как хозяевам территории и никуда не рыпались.

Безруков хочет забыть как страшный сон роль Саши Белого, а съемки в «грязном кино» - «Бригаде» считает неудачей
Безруков хочет забыть как страшный сон роль Саши Белого, а съемки в «грязном кино» - «Бригаде» считает неудачей

- С некоторыми лидерами прошлых ОПГ мне приходилось встречаться. Многие впечатляли не только своим умом, волей и организаторскими способностями, но и физической силой. К примеру, Саша Племянник (титулованный боксер, лидер тушинской ОПГ. - Б. К.), в 60 лет мог отжаться на одной руке 50 раз!

Гордость Голливуда, фильм «Крестный отец» знают во всем мире. А вот наши киношники будто стыдятся криминального прошлого своей страны. Сложно представить Джека Николсона, отрекающегося от роли гангстера. А вот наш Сережа Безруков заявляет, дескать, ему стыдно, что он сыграл бандита Сашу Белого. Да где бы он был без этой роли?

К сожалению, талант многих сильных, умных, дерзких людей Родине не пригодился. Но овцами они стать не захотели. Вот и выбрали путь хищников. Однако в отличие от какой-нибудь сицилийской мафии, наркобарыгами и сутенерами они никогда не были. И к власти криминал никогда не рвался.

Отари Квантришвили запросто оказывался рядом с президентом Ельциным в правительственной ложе
Отари Квантришвили запросто оказывался рядом с президентом Ельциным в правительственной ложе. Фото: © «ИТАР-ТАСС»

- А как же Отари Квантришвили?

- Ну, это особый случай. Воры в законе - избранная каста. И Отари Витальевич к ней никогда не принадлежал. Очевидно, что этот человек имел властные устремления. В частности, в спортивном движении. С учетом бардака, который творился в стране в начале 90-х, его возможный успех в случае каких-то выборов был бы вполне закономерен. Окружив себя известными личностями типа Кобзона, Квантришвили где-то перешел дорогу Сильвестру (Сергей Тимофеев - криминальный авторитет, лидер ореховской ОПГ. - Б. К.). Стрелял в Отари Алексей Шерстобитов по кличке Леша-солдат.

Вячеслав Иваньков (Япончик) с гордостью носил отличительные наколки вора в законе - вписанную в восьмиконечную звезду свастику. И часто выходил в свет с гражданской женой - Фаиной Комиссар (Рослиной)
Вячеслав Иваньков (Япончик) с гордостью носил отличительные наколки вора в законе - вписанную в восьмиконечную звезду свастику. И часто выходил в свет с гражданской женой - Фаиной Комиссар (Рослиной). Фото: © РИА «Новости» и © «ИТАР-ТАСС»

- Вячеслав Иваньков (Япончик) и Аслан Усоян (Дед Хасан) тоже застрелены киллерами…

- Ну, они были ворами. Гибель таких профессионалов - неотъемлемая часть их жизни и работы.


Комментарий специалистов

«Не нужно цацкаться с этими негодяями»

Евгений Черноусов, полковник милиции в отставке:

Фото: «Комсомольская правда»

- Я работал в Главном управлении уголовного розыска МВД СССР, когда были созданы первые подразделения по борьбе с опасными проявлениями групповой преступности. Но тогда законов, чтобы сажать за участие в ОПГ, не было. Поэтому принятие новых статей Уголовного кодекса может обернуться тем, что криминальный мир потерпит сокрушительное поражение. Не надо жить иллюзиями, что преступники сейчас не те. Воры в законе до сих пор ведут свою грязную работу, контролируют каждую колонию в России. Надо завести дела оперативного учета на всех преступников, поставить их на контроль и в течение какого-то периода уничтожить как класс. И использовать для этого все доступные средства: прослушку, наружку, опросы, внедрение в преступную среду…

Криминальные авторитеты любят рассказывать байки про свои «понятия». Но в случае крайней необходимости они легко их нарушают. Словом, в воздухе висит, что правоохранительные органы должны по-настоящему взяться за ОПГ. Чтобы остаться в живых, их члены станут и друг друга выдавать. Руководство страны должно требовать с МВД, ФСБ и прокуратуры, чтобы борьба с ОПГ стала системной и наступательной. Хватит наводить тень на плетень, что воры в законе хорошие, и героизировать их жизнь. И не нужно цацкаться с этими негодяями. Россия стала рассадником, отстойником для этих людей. Давно пора создать такие условия, чтобы и духу их у нас не было. И использовать положительные примеры не только Грузии, но и Италии, и Испании. Там за борьбу с организованными преступниками спрашивали с конкретных высокопоставленных чиновников, Если они не справлялись, их тут же увольняли. А если подозревали в связи с теми, с кем они борются, тщательно расследовали и надолго сажали.

Данил Корецкий, полковник милиции в отставке, ученый-криминолог, писатель и сценарист:

- В применении закона об участии в преступном сообществе есть сложность доказательства того, что тот или иной человек состоит в ОПГ. Воры в законе никаких документов о своем статусе не имеют. По их понятиям, они должны прямо признаваться, что они воры. В противном случае, они могут потерять свой статус. Но они липкие люди. Могут принять решение, что ментам» можно не так уж прямо сказать о своем статусе. Будут отвечать уклончиво: мол, когда-то говорили про меня, что я вор в законе, но на самом деле я к этому отношения не имею.

Читайте также: