Пандемия невежества. Как за ширмой коронавируса строят новый мир

Самый верный способ снизить иммунитет человека - это подавленность и страх
Самый верный способ снизить иммунитет человека — это подавленность и страх. Фото: Globallookpress.com
Самый верный способ снизить иммунитет человека — это подавленность и страх

Люди по всему миру умирают от пневмонии. Например, за январь 2020 года в одной только России зафиксировано 90 тысяч случаев внебольничной пневмонии.

Она имеет высокие показатели смертности и занимает 4-е место в мире среди причин смерти. Группы риска — дети до 5 лет и люди старше 65 лет. Если среди возрастной категории 15–50 смертность от пневмонии 1–3%, то у стариков запросто поднимается до 15–20%.

«Вам эта статистика ничего не напоминает?» — спрашивает godleif, автор популярного блога, посвященного евгенике, биополитике и хай-теку.

Он сам задает и отвечает на вопросы, которые сегодня интересуют всех. Его пост в интернете стал одним из самых популярных среди материалов, посвященных банальной простуде с таинственным и пугающим названием COVID-19.

Вызывает ли коронавирус пневмонию?

Факт совершенно не доказанный. О чем сейчас идет речь — о том, что у неких умерших от пневмонии при тестах (Как работают эти тесты? Какой у них процент точности?) обнаруживают коронавирус. А может ли этот вирус просто находиться в крови и не являться причиной или источником пневмонии? Может. А может ли вирус присутствовать в крови человека без симптомов? Тоже может! Само по себе присутствие какого-то вируса или бактерии в крови — абсолютная норма нашего существования (мы живем в мире вирусов и бактерий). Так что коронавирус может и просто находиться в организме, как и море других бактерий или вирусов. Стрептококки, стафилококки, пневмококки — постоянные спутники нашего организма, мы живем с ними и не заболеваем.

Если человек умер от пневмонии — то где доказательство того, что она была вызвана именно специфическим штаммом коронавируса, а не любым другим вирусом или бактерией? Таких доказательств на сегодняшний день нет. Прошло слишком мало времени для того, чтобы были проведены нормальные исследования, подтверждающие прямую связь между заболеванием COVID-19 и развитием осложненной пневмонии.

Ведь коронавирусы — семейство вирусов, аналогичных вирусам гриппа. Наличие в организме человека вируса еще не означает даже того, что человек заболел (большинство контактов с вирусами и бактериями проходят для нас без всяких последствий).

Существует ли эпидемия?

А от какой исходной точки мы можем это считать?

От осложненной пневмонии, якобы вызванной COVID-19, умерло 2000 человек в Китае. И все почему-то сразу начали кричать, что это много. А по отношению к чему это «много» измерялось? Каков базовый уровень смертности от пневмонии в том же Китае, с его 1,4 миллиарда населения? 2000 человек — этого много или мало в сравнении с ежемесячными показателями смертности от пневмонии?

Например, в России от пневмонии ежегодно умирает 36–40 тысяч человек. То есть каждый месяц по 2500–3000 человек. В стране, население которой меньше китайского в 10 раз.

Соответственно, нет базового уровня, от которого считается количество непосредственно пневмонии и смертности от нее. На основании которого можно было бы вообще заявлять о том, что новый штамм коронавируса вызывает реальный рост подъема заболеваемости пневмонией и реальное увеличение смертности от нее же!

Так на основании чего объявляется сначала эпидемия, а потом пандемия?

Бактериальным возбудителем пневмонии может быть любая бактерия, атакующая легкие в условиях ослабленного иммунитета (ослабление может быть вызвано вирусом, возрастом, экологией, ожирением, банальным стрессом). Пневмококки, стафилококки, микоплазменные вирусы, гемофильная палочка — самые частые возбудители.

Если все смерти от пневмонии во всем мире начнут списывать на коронавирус, то картина, конечно, получится устрашающей. Но напомню, что пневмония и без всякого коронавируса занимала почетное 4-е место в мировом списке причин смерти. А до появления антибиотиков была причиной большинства смертей в возрасте 40+, с летальностью 70–85%.

Фото: © Mahmoud Ajjour/Globallookpress.com

То есть на выходе мы имеем, что:

Непонятно, от каких именно цифр отталкиваются, говоря об эпидемии. Способствует ли новый коронавирус реальному подъему числа заболевания пневмонией и повышению смертности от пневмонии в сравнении с ОБЫЧНЫМ сезонным уровнем пневмоний, вызванными иными причинами/возбудителями? Данных нет!

Не доказана связь между наличием вируса в крови и случаями смерти от пневмонии. Что, если пресловутый COVID-19 вообще штука крайне распространенная в мировом масштабе, и мы живем с ней бок о бок лет 10-20-50, так же как и с десятками других вирусов и бактерий? И выявлять его в крови заболевших, как пневмонией, так и вполне здоровых людей, можно в каждом пятом случае?

Медийно кричать о вирусе стали еще тогда, когда количество заболевших и количество смертей находились на столь низком уровне, что проблема явно не соответствовала первым полосам мировых СМИ. То есть раздувание паники пошло еще до того, как о новом вирусе вообще хоть что-либо стало ясно; несколько сотен случаев и несколько десятков смертей — крайне малый объем данных для любых выводов.

Исходя из этих пунктов видно, что масштаб проблемы ЯВНО не соответствует ни медийному шуму вокруг нее, ни принятым мерам (сначала помещение в карантин области с десятками миллионами человек и огромным ВВП, теперь отмена авиасообщения между Европой и США). Доказанной эпидемии нет, ор и паника — есть.

Плюс поведение государственных машин в ситуации с COVID-19 явно противоречит нашему опыту. Который говорит о том, что в случае наличия любой РЕАЛЬНОЙ проблемы ее стараются максимально замалчивать, игнорировать или, если информация все-таки просочилась, преуменьшать ее масштабы. Любая власть, опасаясь потери рейтинга, паники или агрессии населения, в случае РЕАЛЬНОЙ беды признает факт ее наличия с большим временным лагом. В лучшем случае только после того, как изучит проблему и выработает план ее решения. А в идеальном для себя варианте — уже после того, как опасная проблема решена (Чернобыль является отличным примером).

Так кому нужны ор и паника?

Если какое-то событие выдвигают на передовую, фокусируя на нем все общественное внимание, значит, им пытаются заслонить собой другие события, внимания к которым, наоборот, привлекать не хотят.

Тут вариантов может быть очень много, но вот самый вероятный из них.

На наших глазах происходит крах привычной нам всем мировой системы. И, возможно, процесс идет уже довольно давно, просто он вошел в терминальную стадию. И падение экономик, бирж, снижение мобильности населения, закрытие производств, отмена массовых мероприятий — все это последствия серьезной дестабилизации мировой системы. Просто заявить людям: «Вы знаете, тут США и Европа Китай то ли поделить, то ли обрушить не могут, а в Италии и Иране нужно всю политическую верхушку сместить» — нельзя. А вот под предлогом страшного вируса провести самые серьезные преобразования и в самый короткий срок — можно. Отменить наличные деньги, авиаперелеты, перевести людей на работу из дома или вообще базовый доход, возможно, в виде продуктовых карточек, не опасаясь угрозы митингов...

Масштаб вирусной истерии должен подготовить нас к возможным масштабным же изменениям в нашей жизни, которые, скорее всего, ждут нас всех уже завтра.

Что до вируса... у человека есть неспецифический иммунитет. То есть организм способен бороться с любым вредным на себя воздействием любой природы. И самый верный способ снизить этот иммунитет — это подавленность и страх.

Читайте также: