В Подмосковье закрыли легендарный санаторий, поставивший на ноги тысячи туберкулезных больных

Усадьба «Горенки» поражает масштабами
Усадьба «Горенки» поражает масштабами
Пациенты остались без специализированной помощи, хотя туберкулез ничуть не проще коронавируса, утверждают специалисты

В середине марта тихо-тихо, без лишней огласки, в Балашихе, на территории старинной дворянской усадьбы «Горенки», прекратил существование Центр внелегочного туберкулеза (ЦВТ) — бывший санаторий «Красная Роза». Кто-то скажет, не нужен стал, вот и закрыли. И будут неправы. Потому что для многих это место до последнего оставалось настоящим местом силы. С ликвидацией «Розы» не смогут получить лечение пациенты с редкими, но не изжитыми еще заболеваниями.

Последняя смена покинула стены старинного здания 16 марта 2020 года. С этажей, говорят, уже вынесли мебель... На звонки отвечает только охрана, которая информирует, что санаторий закрыт, и откроется ли снова, она не в курсе.

Те, кто далек от темы, даже представить не могут масштаб проблемы. Люди постарше знают это место как санаторий «Красная Роза» — названный так, кстати, в честь революционерки Розы Люксембург. Он открылся здесь в 1926-м, и в следующем году отметил бы 95-летие. Славилась «Роза» не только отличной профилактической базой. Здесь ежегодно выполнялось до 300 сложных лечебных и диагностических операций. Лечение проходили около 700 человек в год. Помощь получали пациенты с заболеваниями костей и суставов, мочеполовой системы, лимфатических узлов. Работали высококлассные специалисты. О «Красной Розе» знали по всей России.

Пациенты находились в санатории по два, по три месяца. Приезжали каждый год в течение многих лет. Кто-то, как  Ирина Александровна Шерошенко из Сергиева Посада, попал в санаторий еще ребенком — в 1950-х здесь выхаживали и маленьких пациентов. Волнуясь, она рассказывает, как в пятилетнем возрасте получила туберкулез позвоночника. Лечилась в Евпатории, потом переехала с мамой в Подмосковье. Месяцами дети были закованы в гипс, но даже обездвиженные, осваивали школьную программу, старательно выводя на фанерке буквы и цифры: персонал санатория делал все, чтобы ребята не отставали в учебе.

Бывший дворец, где находился санаторий
Бывший дворец, где находился санаторий. Фото Бориса Кудрявова

«Оштукатурим под гольф-клуб»

Ирина Александровна помнит скульптуры на мраморной лестнице, лепнину на стенах — остатки былой роскоши. Спустя годы женщина снова окажется в любимых Горенках. Она продолжала ездить сюда и после того, как в 2010 году санаторий перепрофилировали в Центр специализированной медицинской помощи больным с внелегочными формами туберкулеза — Центр внелегочного туберкулеза, как называли его проще. Разумеется, многие постоянные его посетители сдружились за долгие годы, — и когда над их Горенками сгустились тучи, вместе с сотрудниками принялись стучаться во все инстанции. И дело не только в том, что людей лишили возможности, не уезжая далеко от дома, поправить здоровье, — они всей душой переживают за уникальное место.

Памятник федерального значения, образец садово-паркового искусства XVIII-XIX веков, занимающий 108 гектаров, прекрасный дворец, построенный по проекту Адама Менеласа — автора сооружений в Царском Селе и Петергофе... Неудивительно, что усадьба «Горенки» всегда была лакомым куском для желающих оттяпать от нее хоть что-то. Предприниматель Владимир Спивак, например, представляющий загадочную организацию под названием «Национально-культурная автономия молдаван Балашихи», уже заполучил в собственность один из четырех старинных флигелей. Снял наружную штукатурку до кирпича, тем самым изменив историко-архитектурный облик здания. И ничего. Разводит овечек, лошадок, буренок, которые пасутся здесь же. Человек хочет забрать оставшиеся флигели, а заодно сторожевые домики и пару въездных ворот. Разбазаривание территории по частям — печальная перспектива для старинной усадьбы.

— Появляются публикации о планах чиновников по «преобразованию» дворцово-архитектурного ансамбля, — бьют тревогу неравнодушные пациенты. — В частности, после ремонта на спонсорские деньги передать территорию под гольф-клуб. А значит, вырубка реликтовых деревьев и трансформация усадьбы неизбежны.

Те, кто находился в ЦВТ в августе прошлого года, помнят визит замглавы администрации Балашихи Лилии Татевосян. Чиновница тогда поделилась планами: «Мы вас закрываем, помещение подштукатурим, и здесь будет развлекательный центр».

— Поразительно, да? Не образовательный или культурный, а развлекательный центр! — возмущаются люди.

То, что осталось от западной галереи
То, что осталось от западной галереи. Фото Надежды Пантелеевой

Все как под копирку

Мне на почту одно за другим ссыпаются письма, которые энтузиасты отправляли в администрацию Балашихинского городского округа, Минздрав Московской области, прокуратуру Московской области, Министерство культуры РФ, лично премьер-министру Михаилу Мишустину, в администрацию Президента РФ Владимира Путина…

Ответы словно написаны под копирку. Смысл: решение принято, условия содержания пациентов в центре не соответствуют требованиям, столько коек больше не нужно, всех вылечили. А кого не вылечили — пускай едут в противотуберкулезный диспансер в Мытищи: для внелегочных там есть отделение на 78 коек.

— Нельзя этого делать, — объясняют врачи центра. — В Мытищинской противотуберкулезной больнице лежат пациенты с открытой формой туберкулеза. Да и контингент очень специфичный. Нашим интеллигентным бабушкам туда нельзя. Закрытие Центра внелегочного туберкулеза в Балашихе ни к чему хорошему не приведет. Судите сами:

  1. В области больше нет медучреждения, где можно было бы заниматься дифференциальной диагностикой туберкулеза и других сходных с ним заболеваний.
  2. Не осталось специалистов по мочеполовому и гинекологическому туберкулезу, а также специализированных коек для лечения этих патологий.
  3. Уже сейчас нет санаторных коек для больных внелегочным туберкулезом в местных санаториях.
  4. Утрачена возможность оказания высокотехнологичной медицинской помощи пациентам с костным туберкулезом (ведущие фтизиоортопеды работают в Москве).
В 1950-х годах здесь ставили на ноги маленьких пациентов
В 1950-х годах здесь ставили на ноги маленьких пациентов

Болезнь может проснуться в любой момент

— В Центре внелегочного туберкулеза проходили лечение не только пожилые люди, но и достаточно молодые пациенты, — подчеркивают специалисты. — У многих диагностирована сочетанная форма туберкулеза, то есть туберкулез плюс гепатит или туберкулез плюс ВИЧ-инфекция или все эти заболевания вместе. Многим больным требуется именно хирургическое лечение, но на операционный стол в других учреждениях их не берут. Главврач любой областной больницы подтвердит: это глобальная проблема. У нас же таких пациентов ставили на ноги и потом продолжали наблюдать за их состоянием. Жаль и то, что, закрыв ЦВТ, пожилых людей фактически выкинули в никуда. За них некому заступиться. Но, видимо, на это и был расчет: для лечения и реабилитации пенсионеров требуются финансовые вложения, которые, очевидно, решили сократить. Предлагаем хотя бы частично перепрофилировать Центр на помощь пациентам с остеохондрозами, артрозами — таких людей становится все больше.

В 1926-м дачу на территории парка купили первая жена Сергея Есенина Зинаида Райх и ее супруг Всеволод Мейерхольд — в память о нем установлена стела. В этом доме выросли дети поэта — Татьяна и Константин (на фото ниже). Фото Надежды Пантелеевой

Что касается туберкулеза, даже в наше время этот диагноз — приговор. Никто не связывается с его носителями. Сейчас Минздрав нацелен на то, чтобы снять с учета всех больных с затихшей формой. Приравнять их к здоровым людям. Но специалисты, работающие с туббольными, знают: болезнь может проснуться в любой момент. От нервного потрясения, переохлаждения, гриппа и т. д. И тогда человек, лишенный профессионального медицинского контроля, будет спокойно выделять тубпалочку и заражать окружающих. Это очень большая проблема — на уровне национальной безопасности. Почти уничтожена диагностическая база по туберкулезу. Мигранты не проверяются, диагноз не ставится, значит, болезни как будто нет. Но она есть — невыявленная. Наше заведение было заточено на распознавание сложных случаев и подтверждение диагноза. Работали профессионалы. Аналогичные службы остались только в Москве. Но они недоступны даже для жителей ближнего Подмосковья, не говоря уже о дальних районах...

Дети поэта - Татьяна и Константин
Дети Сергея Есенина — Татьяна и Константин. Фото: Globallookpress.com

Закрытие центра — это продолжение глобальных изменений в медицине, так как проблема туберкулеза ничуть не проще коронавируса, и она мирового масштаба. От этого заболевания по-прежнему много смертей. А тут готовое высокоспециализированное учреждение с отлаженной работой просто взяли и уничтожили.


Продукты по завышенным ценам и просроченные лекарства

О том, что Центр внелегочного туберкулеза будет ликвидирован, сотрудники узнали в ноябре прошлого года. Сообщил об этом главврач ГБУЗ МО «Московский областной противотуберкулезный диспансер» Сергей Смердин. Сейчас под его руководством происходит слияние всех туберкулезных учреждений Московской области в единую структуру.

К слову, сам Сергей Викторович — персона незаурядная. В 2010 году тогдашний губернатор Кемеровской области Аман Тулеев отстранил Смердина от должности главного врача областного клинического противотуберкулезного диспансера. Сергей Викторович погорел за коррупцию: как сообщала пресс-служба областной администрации, главврач не контролировал приобретение и установку оборудования, за которое заплатили 7 млн руб., но при этом не получили ни сертификатов, ни технических паспортов, ни инструкций по эксплуатации. Да и заработало это оборудование только спустя полгода после покупки. В коррупционной схеме участвовали и родственники главврача. Отец был учредителем фирмы, которая благоустраивала территорию диспансера, — постоянно завышая объемы выполненных работ и отражая в актах то, что не предусматривалось проектом. А супруга являлась учредителем и директором организаций, которые поставляли в диспансер продукты питания по завышенным ценам. Больным выдавали просроченные лекарства. Много нареканий поступало и на качество лечения.

Я пыталась дозвониться до столь ярко проявившего себя человека, теперь занимающего серьезную должность в столице. Сергей Викторович через секретаря сообщил, что не уполномочен объяснять, что происходит с вверенным ему коллективом. К тому же занят — коронавирус, не до этого.


Остались на голых окладах

Увольнение сотрудников ЦВТ в Балашихе прошло с грубыми нарушениями. Люди рассказали, что надбавки за вредность и стаж им урезали. Все остались на голых окладах и при увольнении получили в разы меньше того, что должны были получить. Рассчитывала работников бухгалтерия Московского областного противотуберкулезного диспансера. А там, считают сотрудники, концов уже не найти. К тому же у людей оказались неправильно оформлены документы — НДФЛ, зарплатные справки приходится переделывать. По факту всех просто выгнали на улицу — предложив, словно в насмешку, трудоустроиться, например, в Ленинградской области, а физиотерапевтам переучиться на анестезиологов. Найти работу по профилю из 150 человек смогли единицы. Кстати, как рассказали оставшиеся без работы люди, главный врач Балашихинской областной больницы Михаил Антипов дал распоряжение: врачей из ЦВТ никуда не брать. Дескать, нечего было возмущаться.


ПРИКИНЬ!

  • Помещение туберкулезного центра перед дальнейшим использованием должно пройти серьезную санобработку. Например, внутри необходимо убрать все деревянные покрытия, а по периметру здания в рамках рекультивации снять грунт на довольно обширной площади. Проще усадьбу сжечь и построить заново, как горько шутят местные. Кстати, подобное уже было: в начале 2000-х в санатории случился пожар. Отчего произошло возгорание, толком не установили. И здесь очень опасаются, что подобное может повториться.

Парк с беседками и каскадные пруды

На рубеже XVIII-XIX веков усадьба Горенки была одной из самых шикарных в Подмосковье.

  • Ею владели стольник Петра I Юрий Хилков (1661 г.), князь Алексей Долгоруков (1714 г.), граф Алексей Разумовский (1747 г.). C 1827 года усадьба принадлежала князю Николаю Юсупову.
Граф Алексей Разумовский
Людвиг Гуттенбрунн, «Портрет графа А.К. Разумовского» (1801 г.)
  • Большой вклад в развитие Горенок внес граф Разумовский. Он перестроил дворец, разбил парк с беседками и каскадными прудами.
  • Сад в усадьбе считался лучшим в России. В 1809 году здесь возникло первое в стране Ботаническое общество. Имелось 16 теплиц с разной температурой. Цвели и пахли растения из Китая, Индии, Америки, Африки.
  • После смерти Разумовского обширную библиотеку в 1825 году приобрела казна, а коллекцию гербариев в 1826-м — Ботанический музей Академии наук.
Искусственный грот, в котором охлаждали продукты и напитки
Фото Бориса Кудрявова
  • В 30-х годах XIX века фабрикант Николай Волков устроил во дворце бумагопрядильную и бумаготкацкую фабрику, а в парке — литейный завод для изготовления станков.
  • К 1885 году фабрика закрылась, и имение и парк пришли в запустение.
  • В 1910-м Горенки купил фабрикант Владимир Севрюгов и реставрировал усадьбу.
Искусственный грот, в котором охлаждали продукты и напитки
Искусственный грот, в котором охлаждали продукты и напитки. Фото Бориса Кудрявова
  • После революции во дворце располагался волостной исполком, в который наведывался сам Сталин. Часть зданий занимал детский дом имени Степана Разина. В 1926-м здесь открылся санаторий «Красная Роза».
  • В 1926 году дачу № 3 на просеке купили первая жена Сергея Есенина актриса Зинаида Райх и ее супруг, режиссер Всеволод Мейерхольд. В этом доме выросли дети Есенина — Татьяна и Константин.
  • В годы Великой Отечественной войны в главном усадебном доме располагался госпиталь.

Читайте также: