Старпом почти 40 лет добивается реабилитации командира подлодки, спасшего моряков от большой беды

Теплоход «Реф-13» протаранил подлодку С-178 на полном ходу. После того столкновения все наши подлодки оснастили оранжевыми проблесковыми маячками. Хотя сделать это должны были еще пять лет назад - согласно директиве Главкома ВМФ СССР адмирала Горшкова, вышедшей в 1976 году
Теплоход «Реф-13» протаранил подлодку С-178 на полном ходу. После того столкновения все наши подлодки оснастили оранжевыми проблесковыми маячками. Хотя сделать это должны были еще пять лет назад - согласно директиве Главкома ВМФ СССР адмирала Горшкова, вышедшей в 1976 году
21 октября 1981 года при возвращении на военно-морскую базу Тихоокеанского флота во Владивостоке произошла трагедия, которая была засекречена 25 лет

Теплоход «Рефрежиратор-13» на полном ходу врезался в дизельную подводную лодку С-178 – на ней несли службу 59 человек. Субмарина моментально пошла ко дну. 32 члена экипажа навсегда остались в море. Эта катастрофа - личная боль старшего помощника капитана Сергея Кубынина. Он сделал все, чтобы помочь выбраться наверх оставшимся в живых товарищам. И все эти годы, как может, поддерживает семьи погибших.

Сергею Кубынину 67, но и сегодня он подтянут и собран – сказывается офицерская закалка. Прощаясь по телефону, привычно бросает: «Разрешите удалиться в море». Он окончил Военное морское училище им. С. О. Макарова и в 1975-м был назначен командиром боевой части ракетной подводной лодки К-63. А вскоре стал старпомом на С-178. На момент трагедии ему было 27 лет.

…Подводная лодка С-178 вышла из базы Владивостока 19 октября 1981 года. Отработав боевое задание, субмарина всплыла и возвращалась на базу.

После ужина 21 октября на мостик поднялись 12 человек. Командир Валерий Маранго, вахтенный офицер Алексей Соколов, замполит Владимир Дайнеко, механик Валерий Зыбин, рулевой Анатолий Костюнин, штурман, боцман и пять свободных от вахты моряков. Планировали работу по ремонту оборудования в базе, курили.

Неожиданно боцман Владимир Спиридонов заметил темный силуэт. Его осветили прожектором – на фатально близком расстоянии двигался теплоход «Рефрежиратор-13».

- Шел по-пиратски, не включив ходовые огни, курсом на первый отсек, где находились боевые торпеды - две с половиной тонны взрывчатки. Рвануло бы - ни от подлодки, ни от теплохода мокрого места не осталось, - вспоминает Сергей Кубанин.

Командир С-178 Валерий Маранго успел скомандовать: «Право на борт!». Подводникам не хватило несколько секунд, чтобы разминуться с «Реф-13» - тот на полном ходу врезался в шестой отсек. Все, кто находился на мостике, оказались за бортом – лишь один механик Валерий Зыбин успел прыгнуть в шахту верхнего рубочного люка.

Сергей Михайлович и сегодня постоянно на связи с друзьями-подводниками
Сергей Михайлович и сегодня постоянно на связи с друзьями-подводниками. Фото Надежды Носиковой

Катастрофу «спланировали» на берегу

На судне, протаранившем лодку, не сразу сообразили, что произошло. Увидев людей в море, начали хаотично кидать спасательные круги. Спустили ботик – но тот оказался без весел и беспомощно болтался в волнах. Семь человек успели спасти. А четверо моряков, включая вахтенного офицера Алексея Соколова, не дождались помощи.

Странное поведение экипажа «Реф-13» легко объяснится: 21 октября команда отмечала день рождения старшего помощника капитана Виталия Курдюкова.

- Бортовые огни на теплоходе не включили: когда снялись с якоря, было светло, а когда начались возлияния, стало еще «светлее», - горько усмехается Сергей Михайлович. – «Реф-13» был обязан уступить дорогу подлодке, но, несмотря на предупреждение четвертого помощника, пьяный старпом решил, что они разойдутся с «мелкой посудиной», за которую приняли С-178. Я уверен: катастрофу «спланировали» на берегу. Оперативному дежурному из бригады охраны водного района следовало перекрыть рейд для всех судов при подходе подлодки. Но он пошел ужинать и забыл об этом.

Валерий Маранго
Валерий Маранго. Фото из личного архива

Начислил по 30 г

Получив огромную пробоину, через 20 секунд подводная лодка рухнула на дно. Дизелисты и электрики в пятом и шестом отсеках погибли мгновенно. В четвертом отсеке после ужина отдыхали 14 человек. После удара они успели загерметизировать переборочный люк в третий отсек. Спасли других, но сами погибли, совершив подвиг.

Четыре моряка оставались в кормовом, седьмом, отсеке. Корпус лодки деформировался, и люк, через который можно было попытаться выбраться, заклинило. Старший матрос Олег Кириченко и старшина Александр Зыков два часа поддерживали с седьмым корабельную связь. Пока не услышали: «Прощайте. Вода доходит до плеч».

- Ребята погибли страшно. Но, как и матросы первого отсека, успели выпустить аварийно-сигнальный буй. Облегчили работу спасателям, - говорит Сергей Михайлович.

В аккумуляторном отсеке, где собралось 15 человек, начался пожар. Его сбили пеногасителем. К аварийному источнику питания присоединили лампочку. В зыбком свете перестукивались с первым отсеком – там находились 11 моряков вместе с капитаном второго ранга Владимиром Каравековым. От пережитого стресса он был в предынфарктном состоянии. К несчастью, позже при выходе через торпедный аппарат у него остановилось сердце.

Температура в отсеках упала до восьми градусов. Старпом решил подбодрить продрогших до костей матросов. Достал из сейфа канистру со спиртом - «шилом», как говорят на флоте – и выдал всем по 30 г для согрева. Там же хранилась коробка со знаками отличия - «Специалист первого класса», «Мастер военного дела», «Отличник ВМФ». Кубынин раздал все. Кому-то повысил классность по специальности, а кому-то присвоил очередное звание. Моряки заметно повеселели.

Командир С-178 Валерий Маранго (в центре) на Тихоокеанском флоте
Командир С-178 Валерий Маранго (в центре) на Тихоокеанском флоте. Фото из личного архива Сергея Кубынина

На поверхности никто не ждал

Тем временем по аварийно-сигнальному бую подводники установили связь со спасателями. На связь вышел начальник штаба ТОФ Рудольф Голосов, с которым Сергей Кубынин согласовал план по выходу людей из затопленных отсеков. Но из-за шторма связь оказалась нарушена. Кроме того, к операции привлекли подлодку спасателя «Ленок», и это стало фатальной ошибкой. Ее аккумуляторные батареи исчерпали свой ресурс. К тому же был неисправен гидроакустический комплекс, который должен был обнаружить С-178. Из-за этого затонувшую подлодку искали больше суток. На «Ленке» не хватало водолазов, а те, кто был, никогда не работали в экстремальных условиях.

На вторые сутки дышать стало совсем трудно. Старпом выпускает наверх двух человек - чтобы те доложили обстановку в подлодке. Но едва пленники «эски» появились на поверхности, их поместили в барокамеру водолазного бота. Для чего они вышли, спросить забыли.

Долгое время от спасателей не поступало никакой информации. Заметив, что два молодых матроса совсем приуныли, старпом Кубынин и механик Валерий Зыбин принимают решение отправить их наверх – пока есть индивидуальные дыхательные аппараты (ИДА). Подлодка была полностью укомплектована ИДА в соответствии со штатом на 59 человек, но часть гидрокостюмов осталась в затопленных отсеках.

Матросов сопровождает старшина Дмитрий Ананин. Когда все трое всплыли, их заметили сигнальщики с противолодочного корабля «Чапаев». Но был шторм, и спасти людей не удалось.

Когда водолазы доставили недостающие комплекты, шесть человек по тросу перешли на «Ленок». Остальные выбирались на поверхность методом свободного всплытия, получая при этом баротравмы легких и кессонную болезнь. Матрос Виктор Леньшин вышел в основной группе, но был потерян спасателями.

Кубынин покинул подлодку последним. Воздуха в отсеке почти не осталось - пока занимался эвакуацией, он «съел» весь кислород и потерял сознание прямо под водой. На поверхности никто никого уже не ждал - подлодка «Ленок» давно ушла. И только благодаря настойчивости моряков, его не бросили в волнах и дождались спасателей.

После шестидневного лечения подводников в барокамере главком ВМФ Сергей Горшков обронил фразу: «Мы их с цветами встречать не будем». Стало ясно: в трагедии обвинят экипаж и командира С-178. Так и произошло.

Исчез вахтенный журнал

Старпом «Рефрижератора-13» был приговорен к 15 годам в колонии. Командир С-178 – к десяти. Старпому Кубынину и механику Зыбину советовали прокрутить дырку под орден за профессиональные действия по спасению людей. Но награды они не дождались. А экипаж С-178 разогнали по разным береговым воинским частям.

Вахтенный журнал, который старпом вел под водой, «особисты» вытащили у него из кармана, как только подняли моряка из воды. Больше никто журнал не видел.

- Каждый член экипажа написал кассационную жалобу, требуя пересмотра приговора Маранго, - рассказывает Сергей Михайлович. – Ни один пункт обвинения не доказан - уголовное дело шито белыми нитками. Полковник Александр Перепелица – прокурор ТОФ – настоятельно мне советовал: «Забери кассационную жалобу. Иначе сядешь на нары рядом со своим командиром».

Кубынин отказался. На этом его карьера на флоте закончилась. Много лет он работал в системе МЧС. Жалеет ли, что так сложилось? Нет. Говорит, если бы тогда промолчал, перестал себя уважать. Точно так же, как если бы вышел с лодки не последним.

- За 27 спасенных жизней никого из офицеров С-178 не наградили, - констатирует Сергей Михайлович. - Не отметили и погибших ребят, хотя многие общественные организации ветеранов-подводников Москвы и Севастополя обращались на самый верх. Все ответы – как под копирку: «В личных делах нет информации о гибели моряка или действиях его во время катастрофы». То есть людям нужно еще доказать, что они служили на С-178. Уцелевшим назначили пенсию без надбавок. Даже инвалидность тем, кому она была необходима, выбивали с трудом.

Командира подлодки Валерия Маранго давно нет в живых – он умер в 2001-м. Трагедия изломала и его семью. Сын Андрей - светлая голова, но с детства прикованный к инвалидному креслу, остался на попечении родственников.

Каждый год 21 октября моряки собираются вместе, чтобы почтить память погибших друзей. В нынешнюю годовщину катастрофы в белорусской деревне Каташи под Брестом откроют памятную доску курсанту Александру Лисковичу, погибшему на С-178. В этом году ему исполнилось бы всего 59 лет.

Читайте также: