«Я не сдаюсь — у меня просто нет такой опции»: гонщица Екатерина Набойченко о мечте, страхе и деньгах на дрифт

Глядя на Екатерину Набойченко, невозможно даже представить себе, что эта хрупкая, утонченная девушка обожает рев мотора и запах жженой резины. Но это правда!
Екатерина Набойченко
Гонщица Екатерина Набойченко и ее любимый автомобиль Фото: личный архив Екатерины Набойченко
Екатерина Набойченко Екатерина Набойченко

Автомобильные гонки стали для Кати не просто хобби — дрифт оставил неизгладимый след в ее судьбе. Мужская забава научила не сдаваться ни при каких обстоятельствах и вопреки общественному мнению двигаться вперед, к своей мечте.

На самом деле Екатерина — бизнес-леди и искусствовед. В каком-то одном городе за прошедшее лето она подряд жила не дольше нескольких дней. Постоянные разъезды по работе и гонки стали сейчас для нашей героини чем-то обыденным.

Недавно Екатерина побывала в редакции EG.RU и рассказала о тяжелых падениях и испытаниях, об искусстве и аэрофобии, скорости и засилье автомобилей на наших дорогах.

О любви к дрифту с первого взгляда

«В целом к автоспорту меня тянуло с самого детства — вместо кукол играла в машинки. Но в дрифт я пришла в тот день, когда абсолютно случайно оказалась в машине на пассажирском сиденье у чемпиона Уральской лиги дрифта. Он совершенно беспардонно прокатил меня по городу, и я, конечно, влюбилась. Я так ему и сказала: "Дима. Я влюбилась!" Дима, наверное, подумал, что в него, но это была любовь не к нему обращенная. Именно тогда мне очень захотелось тоже попробовать — скорости, азарта, риска.

У меня был тогда переднеприводный автомобиль, на котором дрифтить было ну никак нельзя. Я попробовала уйти в занос на площадке, но из этого ничего не вышло, и я задумалась о приобретении заднеприводного авто.

А в профессиональный дрифт я пришла после того, как мою новую машину в лепешку разбил один мой товарищ. Это был знак — я решила, что нужно восстанавливать ее не в прежнем виде, а переделывать в спортивный автомобиль. Одним словом, череда этих событий, и, конечно, люди повлияли на мое решение заняться этим видом гонок. Так бывает в любом деле, что нас вдохновляют и направляют на какие-то действия именно люди».

О наставнике

«Конечно, без наставника и счастливой встречи дело не обошлось. На одной из автовыставок я познакомилась с чемпионом российской дрифт-серии Евгением Ружейниковым. Я просто подошла к нему и попросила научить меня дрифтить. Он согласился. Тогда это казалось шуткой, но в итоге именно он меня научил всему. Это человек, которому я очень благодарна. И хотя Евгений больше меня не тренирует, но до сих пор подбадривает, переживает и дает ценные советы. Моральная поддержка — это самое важное».

О мечте и цели

«Вообще, очень тяжело что-либо делать, когда рядом нет человека, который тебя поддерживает. Но отказываться от своей мечты и от своей цели, если вы только начинаете чем-то заниматься, а помощника и наставника еще не повстречали, я бы не советовала. Изначально у меня тоже никого не было, но когда я решила и сказала себе: "Хочу!" — то люди появились. Четко поставленная цель формирует благоприятные обстоятельства».

О страхе и преодолении себя

«Когда я за рулем, страх, конечно, есть. Более того, если ты едешь и тебе не страшно, это значит, что ты едешь плохо. Невозможно не бояться в данной ситуации — ты разгоняешь полуторатонную машину до скорости 150 км/ч, а то и больше, и тянешь ручник прямо перед бетонной стеной...
Контролировать процесс можно, но не на 100%. Оттого, что ты за рулем, страх все-таки немного нивелируется.

Я, например, очень боюсь летать на самолетах, хотя это гораздо безопаснее того, чем я занимаюсь. Тем не менее из-за полного отсутствия контроля мне очень страшно. Но у меня есть одно оправдание — одна моя знакомая увлекается пилотированием, умеет в воздухе всякие фигуры высшего пилотажа делать, но на гражданских самолетах она летать тоже боится».

О тренировках на тренажере и «попомере»

«В самые знаменитые компьютерные гонки Need for Speed я никогда не играла. Но вот занятия на тренажерах многие пилоты практикуют, в дрифте в том числе — устанавливают симуляторы у себя дома, активно на них тренируются. И это однозначно дает свои плоды. Конечно, это никак не заменит реальную практику. Есть такая история в автоспорте, как "попомер" (в реальности термин этот звучит грубее): симуляции недостаточно, нужно, чтобы гонщик получал соответствующие ощущения».

О настройке на гонку

«Когда все только начиналось, я перед гонкой не спала, ничего не ела, очень сильно нервничала. В этом году я научилась относиться ко всему более спокойно — очень важно выспаться. Самая популярная поговорка в автоспорте: "Нет ночи, кроме последней".

Накануне заезда всегда что-нибудь ломается, что-то идет не так. Я стараюсь предугадать все риски, но есть пока не начала во время гонок — за каждый этап я теряю несколько килограммов. Недавно на соревнованиях в Сочи я скинула пять килограммов. Эти гонки были настоящим испытанием на прочность: на улице стояла невыносимая жара, в машине было около 70 градусов, а мы еще в термобелье и комбинезонах.

Очень важно правильно настроиться. Раньше я со всеми общалась, жаловалась на свою нелегкую судьбу, пытаясь таким образом успокоиться. И лишь совсем недавно постигла новый способ — я перед квалификацией уединяюсь, надеваю капюшон, смотрю в одну точку и думаю лишь о том, как я должна проехать эту трассу, и ни с кем не разговариваю. Это реально работает! Когда ты не растрачиваешь себя, не расплескиваешь, а концентрируешься на своем деле, это всегда дает хорошие результаты».

О взаимоотношениях Екатерины Набойченко с болельщиками

«Я очень люблю своих болельщиков, но последнее время сбегаю с "парада пилотов" (особая традиция гонщиков перед парными заездами, когда все спортсмены выезжают на своих машинах и около полутора часов общаются, раздают автографы и фотографируются со своими болельщиками прямо на трассе) — мне нужно сконцентрироваться. А вообще люди, которые за меня переживают и болеют, — это большое счастье и гордость.

Екатерина Набойченко
Поболеть за Екатерину приходят даже те, кто совсем недавно научился ходить.
Фото: личный архив Екатерины Набойченко

Стараюсь уделить внимание всем, ответить на каждое сообщение в соцсетях, но перед гонкой это очень сложно.

Я не могу просто стоять и без улыбки раздавать автографы. Комплименты и пожелания удачи непосредственно во время гонки, если честно, сбивают. Когда мне говорят: "Катя, порви всех!" — я прекрасно понимаю, что они этого очень хотят, но мне от этого тяжело.

А вообще, если тебе на все наплевать, то хороших результатов тоже можно добиться. Есть люди без эмоций. Лично я, если не волнуюсь, то и радости от своих достижений никакой не испытываю. Во время гонки в Сочи я влетела на полной скорости в стену и заработала сотрясение мозга.

В такие моменты очень хочется опустить руки и все это дело забросить. Но теплые слова от фанатов возвращают к жизни. Мне прислали столько писем с признаниями, что я кого-то вдохновляю и, глядя на меня, люди хотят что-то делать. После этого я в очередной раз убедилась, что права сдаться у меня просто нет».

О жизни без гонок

«Мне очень многие запрещали заниматься автоспортом неоднократно. Но у них ничего не получилось. Я думала о том, что будет, если в моей жизни дрифта не станет... давление, на самом деле, очень сильное с разных сторон.

Мне говорят, что это не женское дело, что пора заводить семью и детей. Это капает на мозги, и иногда возникают сомнения, а тем ли я занимаюсь вообще. Я начинаю все анализировать и понимаю, что если брошу свое любимое дело, то мне будет очень тяжело. Это не просто какое-то хобби, это часть моей жизни. Та самая часть, которая меня определяет и формирует. Эти два года меня сильно изменили».

О вере в себя

«Гонки делают меня сильнее. Я вспоминаю прошлый год, когда я впервые выехала на трассу в Москве. Я принимала участие в сильнейшем чемпионате страны, а опыта тогда у меня не было никакого.

Три моих квалификационных заезда тогда увенчались нулями. Я ехала просто безобразно — разворачивалась, вылетала с трассы... Это, если проводить аналогию, то представьте человека, который занимается фигурным катанием: он выходит на лед и начинает ползать на четвереньках.

На следующий день я проснулась "знаменитой" — на меня посыпалась куча оскорблений, угроз, люди надо мной смеялись, сделали кучу мемов. Проверка на прочность была серьезная.

Через год я приехала на ту же трассу и проехала ее на тот же балл, что и один из самых сильных пилотов в мире Кристапс Блушс. Я доказала прежде всего самой себе, что я могу и что я не зря потратила целый год на тренировки.

Екатерина Набойченко
Вера в себя — это очень важно!
Фото: личный архив Екатерины Набойченко

Стала больше в себя верить. После прошлогоднего позора мне уже ничего не страшно. Всегда стоит прислушиваться к себе, к своему сердцу. Я в трудные минуты искренне не хотела сдаваться — для меня других опций просто нет».

О безопасности на трассе

«Занимаясь гонками, я прежде всего получаю удовольствие. Даже когда нет зрителей, на трассе я по-настоящему счастлива.

Мои близкие, конечно, очень переживают из-за такого опасного увлечения, однако на самом деле шансов, что с тобой случится что-то плохое, на дороге общественного пользования гораздо больше, чем на гоночной трассе. Все не так страшно. Безопасности мы уделяем очень много внимания.

Екатерина Набойченко
А еще у Екатерины есть именной диван для отдыха между заездами.
Фото: личный архив Екатерины Набойченко

Мы ездим в омологированной (усовершенствованной. — прим. ред.) форме, которая не горит. Обязательно в шлеме, всегда пристегиваемся, в кресле специальной конструкции (такое кресло называется "ковш"), в каркасе безопасности. В прошлом году в Рязани я въехала в стену (трасса там очень сложная, и стены просто не видно), моя мама отыскала в Интернете видеотрансляцию гонок и увидела это. А я даже не знала, что она смотрит.

Она мне позвонила после заезда и отчитала на повышенных тонах. "Что ты творишь?! Скажи спасибо, что этого не видела твоя бабушка", — сказала она мне. Но вообще родные адекватно относятся к моему увлечению. Кому суждено быть повешенным — тот не утонет».

О том, чем гордится

«На самом деле все сложности, которые встречаются на пути любого человека, идущего к мечте, — это нормально. Без них было бы просто скучно. Совет, который я хочу дать тем, кто, возможно, после того, как прочитает это интервью, захочет заняться дрифтом, такой: никогда не судите по обложке, не делайте преждевременные выводы по тому, что вы видите в соцсетях.

Все мы кому-то чуть-чуть завидуем, на кого-то хотим быть похожими, но не всегда отдаем себе отчет в том, какая стоит работа за всеми чужими достижениями.

Про себя я могу сказать, что я чего-то однозначно добилась и горжусь этим — достижениями в спорте, своей образовательной платформой, своим бизнесом. Это все красиво и здорово, но заработано было действительно очень тяжким трудом.

О том же дрифте — чтобы отъездить сезон, я отказалась очень от многих вещей. Я работаю 24 часа в сутки семь дней в неделю. Я решаю какие-то рабочие задачи даже среди ночи, беру на себя очень большую ответственность.

Я отказалась от путешествий, от походов в рестораны, от покупки новой одежды (для девушки, мне кажется, это достаточно героический поступок). Элементарно нет денег, потому что нужно обеспечивать себя во время сезона резиной, бензином и так далее. Каждый должен решить — готов ли он на это, готов ли он самостоятельно это все поддерживать».

О любви Екатерины Набойченко к искусству

Любовь к суровому и опасному мужскому спорту каким-то удивительным образом сочетается у Екатерины с любовью к искусству. Она даже читает лекции по искусствоведению. Интересно, послушать нашу героиню приходят те же самые люди, которые ходят посмотреть, как она входит в поворот на скорости 150 км/ч?

Екатерина Набойченко
В свободное от работы и гонок время Екатерина учит людей разбираться в искусстве.
Фото: личный архив Екатерины Набойченко

«Я всегда сама придумываю программу и выбираю тему лекций. Первые темы, которые у меня были, лежали на поверхности. С самого начала я решила рассказать людям, как научиться понимать искусство и получать от него удовольствие.

Мой курс предназначен для людей, которые решили после работы посидеть за чашкой кофе и узнать чуть больше о прекрасном. Разобраться в искусстве невозможно даже за всю жизнь — столько разных течений, школ, художников, скульпторов... Это как раз людей отпугивает.

Однако я выработала некий алгоритм, при помощи которого можно, даже не зная искусства, получать удовольствие от соприкосновения с ним. Когда я училась в Англии, у меня был курс "Рынок предметов античности и искусства". Я придумала еще одну тему, которая могла бы заинтересовать дилетантов: "Как формируется аукционная стоимость предметов искусства". Это ведь реально очень интересно — узнать, почему некоторые картины стоят целые состояния.

Еще я рассказываю о женщинах в искусстве. Многие люди после посещения моих лекций вдохновились, стали ходить в музеи, интересоваться этим прекрасным миром. Для меня это самая лучшая похвала».

О блогерстве

«Меня активно заманивают в эту историю. Даже сейчас к вам я приехала на машине, которую мне дали на тест-драйв. Но я себя в этом вообще никак не вижу.

Мне неинтересно снимать какие-то видео про машины. В Интернете очень много материалов на эту тему. Чтобы этим заниматься, нужно быть человеком особого склада характера, считать, что ты имеешь какое-то право рассказывать что-то людям лучше и доходчивее, чем другие. Мне эта роль не близка, да и времени на это у меня нет, а халтурить я не люблю».

О Москве, пробках и каршеринге

«У меня, кстати, нет машины, чтобы ездить по городу. Количество автомобилей в Москве — это действительно очень большая проблема. Засилье авто стало одной из причин, по которым я перестала любить Москву.

Семь лет назад, когда я приехала в столицу, все было еще более-менее, а сейчас по городу стало просто невозможно передвигаться. Этот вопрос нужно срочно каким-то образом решать. Возможно, поможет каршеринг.
Я очень активно пользуюсь прокатом автомобилей, и всем советую. Философия экономики совместного потребления заключается в том, чтобы как можно более рационально использовать ресурсы.
Использование личного автотранспорта в городах, дороги которых превращаются каждое утро в многокилометровые пробки, просто неуместно».

О деньгах и благотворительности

«Нужно всегда самостоятельно обеспечивать себе возможность заниматься каким-то хобби. Не совсем правильно брать деньги на дрифт у родителей — это же не вещь первой необходимости.

Неправильно устраивать сбор средств в Интернете — для тех, кто занимается дрифтом, это высшая степень морального падения. Собирать деньги на увлечение, когда есть дети, которые болеют, или другие люди, которые нуждаются в помощи... мне было бы просто стыдно.

Екатерина Набойченко
Екатерина Набойченко перед стартом.
Источник: личный архив Екатерины Набойченко

Я занимаюсь благотворительностью. Мне пришлось пропустить сейчас очередной этап во Владивостоке, потому что нет денег. Люди начали предлагать свою финансовую помощь. Я сказала: "Высылайте. Только я все равно никуда не поеду. Отправим их людям, которым нужна помощь". Такие истории мне кажутся более правильными, чем сбор денег на сжигание резины бестолковое».

Читайте также:

Вам может быть интересно: