ОБЩЕСТВО

Интересы сухумские, дела краснодарские

Кадр из видео
Краснодарский бизнесмен и неудавшийся оппозиционный грузинский политик Миндиа Гулуа является одним из организаторов наркотрафика через Ростовскую область и держателем кубанского воровского общака сухумского воровского клана

Об этом говорят материалы СМИ и сообщения источники в правоохранительных органах.

Как писал «Росбалт», в преступном мире Краснодарского края сложилось два мощных криминальных клана. Главарем одного из них называют местного вора в законе Романа Кащаева (Кощей), долгое время входившего в число сторонников лидера преступного мира России Аслана Усояна (Деда Хасана). Второй могущественной группой руководит Мераб Джангвеладзе (Мераб Сухумский) с со своим братом Леваном. Их интересы непосредственно на Кубани представляет «авторитетный» бизнесмен Миндиа Гулуа, утверждают осведомленные источники.

Уроженец Сухуми Миндиа Гулуа переехал на место жительства в Краснодарский край в 1994 году. Помимо многочисленных бизнесов, он активно интересовался политикой: в 1998 году выдвигался кандидатом в депутаты Законодательного собрания Краснодарского края, а через два года боролся за место мэра города Усть-Лабинска. К 2010 году дорос до президента общероссийского общественного движения «Во имя Грузии».

Одно время Гулуа был одним из самых заметных проводников российских интересов в Грузии, выступая за политическую и экономическую ориентацию республики в сторону России. В ноябре 2011 года в Тбилиси была учреждена новая грузинская оппозиционная партии «Обновленная Грузия», председателем которой стала его сестра Нана Гулуа. Сам Миндиа Гулуа занял пост советника по международным вопросам. Но политический проект провалился, и в специфических услугах Гулуа Российская Федерация нуждаться перестала.

В Краснодарском крае Гулуа стал для Мераба Сухумского чем-то наподобии консильери при Доне Корлеоне, обеспечивая вложения денег из воровского общака в экономику Кубани. Однако этим его интересы не ограничивались.  Вместе с вором в законе Дато Краснодарским (Давид Джангидзе) Миндиа Гулуа начал заниматься наркотрафиком.

По информации источников в силовых структурах, Дато за содействие в организации перевалки наркотиков в Ростовской области заплатил местным высокопоставленным 100 миллионов рублей и еще столько же вложил в само предприятие. Наркотрафик шел через Егорлыкский, Зерноградский и Багаевский районы Ростовской области.

Однако все равно или поздно кончается. В феврале 2017 года Мераб раскороновал Дато – в том числе за слишком активную поддержку Гулуа, а в марте Джангидзе взяли со спайсом и отправили в СИЗО.
А у Гулуа проблемы начались еще раньше. Зимой 2016 года в Турции был застрелен вор в законе Ровшан Джаниев (Ровшан Ленкоранский), которого многие считали заказчиком убийства главного криминального авторитета России Аслана Усояна (Деда Хасана). Могущественному Хасану долгое время бросала вызов сухумская группировка Мераба Джангвеладзе, с которой был тесно связан Равшан, поэтому версия мести быстро стала одной из главных.

Именно азербайджанский «криминальный генерал» Джаниев являлся залогом состоятельной и преуспевающей жизни Мераба, после его смерти все денежные поступления прекратились. По информации источников в правоохранительных органах, после этого Мераб и его брат Левон напомнили Гулуа о хранящихся у него совместных капиталах мафиозного клана и потребовали их возврата.

По удивительному совпадению через несколько дней после неприятного для Гулуа разговора на него было совершено очередное покушение. В конце августе 2016 года неизвестный открыл огонь из автомата «Калашникова» с оптическим прицелом по бизнесмену и его охраннику. Все прошло удачно для «авторитетного бизнесмена», он получил только легкое ранение, никакие органы задеты не были. Про это много писали местные СМИ, но почему-то ни одно из них даже не заикнулось о криминальных связях пострадавшего.

После этого, говорит источник в силовых структурах, Гулуа начал «вешать» покушение на Мераба Сухумского, называя его в разговорах заказчиком. Он так делал и до того, каждый раз громогласно обвиняя в попытке убить его кредиторов, которые на тот момент требовали деньги. Но на этот раз Левон Джангвеладзе быстро дал понять Гулуа, что этот номер больше не пройдет.

После этого Гулуа передумал и стал заявлять, что за попыткой убийства стоит краснодарский вор в законе Кащей (Роман Кащаев), который якобы бросил вызов Мерабу, попытавшись устранить его доверенное лицо в регионе. Люди Гулуа даже открыли охоту на приближенных Кащея, которые по мнению самого Гулуа могли быть причастны к покушению на него. Заверяя Мераба Сухумского в своей бесконечной преданности, Миндиа Гулуа занялся местью за себя фактически от его имени. Несколько человек, которых похищали и пытали, выбивая признания в подготовке убийства, потом оказались вообще непричастны к криминальному миру. Они подали заявления в правоохранительные органы, но дело было спущено на тормозах.

Результатом стала настоящая война двух могущественных криминальных кланов Мераба Джангвеладзе и Романа Кащаева. А в такое военное время сам Миндиа Гулуа надеется отстрочить ответы на неприятные вопросы по доверенному ему общаку и «предъявы» за самодеятельное участие в наркобизнесе.

Покушением на Гулуа, учитывая резонансность преступления и особый статус потерпевшего, заинтересовались в Москве. На Кубань весной 2017 года прибыла сборная оперативно-следственная бригада, куда вошли сотрудники центрального аппарата ФСБ и пятого управления ГУУР МВД РФ. Несмотря на серию однотипных публикаций в СМИ об успехах расследования, заказчики покушения так и не были названы.

Остается надеяться, что столичная оперативно-следственная бригада не только доведет до конца расследование странной попытки убийства Миндиа Гулуа, но и займется его собственными делами – от хранения воровского общака клана Джангвеладзе до участия в организации наркотрафика.