ОБЩЕСТВО

История боевых ножей – оружия настоящих мужчин

pixabay.com
Как фотография не смогла вытеснить живопись, так огнестрельное оружие не только не уничтожило своего «холодного» предшественника, но и дало новый толчок к его развитию.

Что бы ни говорили ревнители нашей «ангельской сущности», тяга к оружию – базовая установка мужской природы. За тысячелетия эволюции оружие прошло долгий путь, совершенствовались форма и материалы, появлялись его новые виды, использовались новые принципы. Великая огнестрельная революция резко снизила значение холодного оружия, которое на протяжении тысячелетий было основным и единственным («когда первая обезьяна взяла в лапы палку, работать пришлось второй» – шутка с очень малой долей юмора). Но в наше время колющие и режущие предметы определенно обрели новую жизнь.

Французская абордажная сабля XIX века красива, но совершенно бесполезна в окопной войне. Фото: Wikimedia.org
Французская абордажная сабля XIX века красива, но совершенно бесполезна в окопной войне. Фото: Wikimedia.org

1-я мировая война (1914-1918 гг.) – это первое массовое применение пулеметов, скорострельной артиллерии, бронетехники, авиации, боевых отравляющих веществ. На этом фоне шашки и сабли, кинжалы и бебуты, штыки и кортики виделись уже пережитком прошлого, в лучшем случае элементом парадного мундира. Но похороны холодного оружия оказались преждевременными. Фронт встал, армии окопались, и маневр свелся к топтанию на месте и штыковым атакам на окопы, прикрытые рядами колючей проволоки. Бой снова велся «глаза в глаза», и у холодного оружия в такой войне оказалось несомненное преимущество – патроны в нем не кончались никогда, за неимением таковых.

Первая Мировая: народное творчество

И вот тут-то возникла задача создать оружие, максимально пригодное для боя в узкости окопа, в лесу, среди скал. Прекрасно зарекомендовавшая себя на полях сражений трехлинейка с игольчатым граненым штыком, потомком стилета, в окопе была слишком длинной. Штыки-тесаки кинжального и даже ятаганного типа были чуть лучше, но отомкнуть их от винтовки, заскакивая в штурмуемый окоп, не представлялось возможным. Шашка пехотного образца и уж тем более кавалерийская тоже была малопригодна для ближнего боя. К тому же владеть ею нужно было мастерски, а времени обучать солдат молодого пополнения было отчаянно мало. Проще всего было казакам и горцам, имевшим на вооружении знакомые с детства камы – кавказские кинжалы. Их разновидностью – бебутами (аналогичный кинжал, но с несколько искривленным клинком) вооружались пулеметные команды. В целом же ни русская армия, ни ее союзники и враги оказались не готовы к такой войне. Вот тут-то в ход и пошла войсковая самодеятельность, порождая подчас весьма занятные образцы оружия ближнего боя.

Современная копия русского бебута образца 1907 г. Фото: Wikimedia.org
Современная копия русского бебута образца 1907 г. Фото: Wikimedia.org

Полезными в условиях окопного боя оказались обломки сабель и шашек. Их потомками сегодня являются так называемые «пластунские» ножи. Вновь, как и во времена неолита, в ход пошли дубины. Правда, цивилизация наложила на них свой отпечаток, и теперь они были усажены крупными гвоздями вместо прежних сучков. Дальше всех в этом направлении продвинулись немцы – с 1916 г. они начали поставлять в войска гранату М-24, именуемую «колотушкой». Естественно, в первую очередь она имела несколько иное предназначение, однако при случае этой гранатой, напоминающей булаву, легко можно было оглушить противника.

Другим средством «решения острых вопросов» конечно же, являлись револьверы и пистолеты. Отстреляв все патроны, в ближнем бою его хозяин не имел возможности перезарядить оружие, зато мог использовать свой наган или браунинг как кастет. Французские и бельгийские мастера и вовсе начали производить стреляющие кастеты. А американцы довели до совершенства францкзскую идею кастета-кинжала и кастета-стилета.

Смертоносным оружием в руках вчерашних крестьян стали топоры (у саперов они стояли на вооружении), цепы и кистени. Последние изготавливались из чего попало и имели порой весьма причудливый вид. Для сокрушительных ударов вполне могла сгодиться тяжелая гайка на ремешке или завязанный в оторванный рукав вражеской шинели увесистый булыжник, да и просто армейский поясной ремень с пряжкой. Очень грозным оружием стала малая пехотная лопата образца 1915 года – у тех, кто рыл окопы, она всегда была под рукой. Невзирая на очевидное хозяйственное назначение, этот шанцевый инструмент имеет близкого родственника среди холодного оружия седого прошлого. Это итальянская чинкведа, она же – «воловий язык», отличия между ними состояли лишь в длине рукояти и декорировании клинка, а техника боя совпадала до мелочей.

Российская и советская малые пехотные лопаты. Изображение: Andshel / Wikimedia.org
Российская и советская малые пехотные лопаты. Изображение: Andshel / Wikimedia.org

В целом, как можно видеть по ассортименту вооружений, с поправкой на особенности окопного боя, армии вернулись к арсеналу хмурого средневековья. Причем к концу войны это уже было не вынужденное самодеятельное творчество солдатской массы, а государственные программы. Так скажем, Голландия, вступая в войну, в одном ряду ставила вопросы о производстве противогазов, ручных гранат и оружия для ближнего боя.

Именно тогда, сто лет назад, была заложена современная философия ближнего боя.

Закрепление пройденного

Урок, преподанный на полях первой мировой, не пропал даром. В межвоенный период появились такие классические образцы холодного оружия пехоты, как финка НКВД (на самом деле это нож норвежского типа, а вовсе не наследник финского ножа пукко) и нож разведчика НР-40. Стоит отметить, что крестовина на этих ножах загнута в противоположные стороны. Часто спрашивают: «Для чего это сделано? Не является ли такое положение на НР-40 ошибкой при монтаже?» Не является. Такой поворот крестовины предназначен для более твердого упора большого пальца при перерезании горла часового. А финка НКВД предназначена в первую очередь для колющих ударов, и упор здесь с противоположной стороны.

Финка НКВД. Фото: Nesusvet / Wikimedia.org
Финка НКВД. Фото: Nesusvet / Wikimedia.org

Еще одной классической моделью, появившейся в середине прошлого века, является кинжал британских коммандос Ферберна-Сайкса (разработан в 1940 на базе шанхайского боевого ножа). Стоит также упомянуть так называемый «гольбейновский» кинжал чинов СС, дизайн которого позаимствован с картин художника XVI века Ганса Гольбейна и принят на вооружение как «истинно арийский» Все эти образцы оружия ближнего боя неоднократно копировались в разных странах, получали развитие и служили прообразом для создания новых боевых ножей.

Нож Ферберна-Сайкса. Фото: Polonoid / Wikimedia.org
Нож Ферберна-Сайкса. Фото: Polonoid / Wikimedia.org

В послевоенный период и вплоть до сегодняшних дней работа над вооружением личного состава армии холодным оружием не прекращается ни на государственном, ни на частном уровне. Основные направления этих работ диаметрально расходятся. Многие оружейники пытаются создать абсолютный боевой нож, одинаково пригодный для нанесения колющих и режущих ударов. Иногда по замыслу конструкторов он должен еще и стрелять, как, к примеру, НРС-2 —«нож разведчика специальный». В последнее время он зачастую снабжается пилой-серрейтором, а в случае со штык-ножом к автомату Калашникова еще и кусачками для преодоления колючей проволоки. Но это уже уступки в сторону другого направления – создания универсального ножа выживания. Тут конструкторы состязаются: кто разместит больше различного инструментария и всевозможных полезностей в ограниченном пространстве и объеме ножа. Зачастую это идет в ущерб функциональности, но конструктивные решения все равно со временем находят себе достойное применение.

Стреляющий нож НРС-2. Фото: Виталий Кузьмин / Wikimedia.org
Стреляющий нож НРС-2. Фото: Виталий Кузьмин / Wikimedia.org

И, конечно, до сих пор стоит на вооружении малая пехотная (саперная) лопатка, с минимальными изменениями прошедшая через все войны прошлого и уже нынешнего века, неизменный спутник доблестных русских солдат.