ОБЩЕСТВО

Что пришлось пережить старейшему хирургу в мире за 68 лет практики

Алла Ильинична Левушкина - старейший действующий хирург не только в России, но и во всем мире! Она уже 68 лет в профессии, сделала более десяти тысяч операций. Этой удивительной женщине исполнилось 90. И уходить на пенсию она не собирается.

Маленькая, хрупкая, почти невесомая, но с сильным характером и твердой рукой - так о докторе Левушкиной отзываются ее пациенты и коллеги из рязанской городской клинической больницы №11. Рабочий день Аллы Ильиничны начинается с утра в поликлинике, а в обед она уже в больнице - делает перевязки, осматривает вновь прибывших пациентов и, конечно же, оперирует.

- Вообще-то я хотела стать геологом, в молодости любила походы, - призналась мне Левушкина. - Но потом прочла «Записки врача» Вересаева и решила поступать в медицинский. Это случилось в победном 45-м. Конкурс во второй мед в Москве был огромный. Все говорили: «Куда лезешь, деревня?» Я ведь родом из Рязани, из простой семьи: мама была учительницей, а потом стала счетным работником, папа - лесовод. Но все это меня очень подстегивало, и я решила: рискну!

- Во время войны тяжело приходилось?

- Двадцать второго июня у нас был выпускной - я как раз седьмой класс окончила. В эвакуацию не уезжала, жила в лесу рядом с Рязанью. О победе, помню, мама сообщила. Вбежала в комнату с криком: «Чего спишь? Победа!» Ой, как мы радовались, обнимались.

Фото:ВВ «ИТАР-ТАСС»

Фото:В «ИТАР-ТАСС»

- А почему вы решили стать именно хирургом?

- С третьего курса я стала ходить в кружок по хирургии, который вел академик Борис Петровский - будущий министр здравоохранения СССР. Собрались как-то группой на занятие, а он вдруг показал на меня: дескать, сегодня ассистировать мне будете вы. Принесли мне подставку (рост доктора Левушкиной всего лишь 150 сантиметров. - А. К.), и я встала к операционному столу. Как сейчас помню, удаляли рак молочной железы. И вдруг кровь брызнула мне в лицо. Петровский сказал: «Ну вот, окрестил вас в хирурги. Теперь дороги назад нет!»

- Несмотря на такой старт и прилежную учебу, вы почему-то не захотели оставаться в Москве после института.

- Мы просто очень глупыми были с подружкой Олей. Считали, что чем труднее, тем лучше. Она собиралась ехать на Алтай, а я - на Дальний Восток. Потом решили наобум в карту ткнуть - туда, мол, и рванем. Оказалось, в Туву. До сих пор помню, как делала там первую самостоятельную операцию. То была кишечная непроходимость, а пациента звали Гошей. Он потом нам с подружкой жизнь спас - остановил взбрыкнувших лошадей, когда мы на них катались. Отработав по распределению три года, я вернулась в Рязань и устроилась в областную больницу. Денег платили мало - пришлось в санавиации подрабатывать. Оперировала в чистом поле, под дождем, в конюшне. Однажды вызвали на самострел - у больного вся грудная клетка была разорвана.

Доктор ЛЕВУШКИНА помнит многих своих пациентов. Фото:ВВ «ИТАР-ТАСС»

Доктор ЛЕВУШКИНА помнит многих своих пациентов. Фото:В «ИТАР-ТАСС»

- А почему вы решили переквалифицироваться в проктологи?

- Вмешался случай. Поступил к нам больной со свищом прямой кишки. Сейчас такой убрать - проще простого. А я тогда занервничала: поняла, что не хватает знаний в этой сфере. И тут пришла путевка на курсы по проктологии. Она обошла все областные и районные больницы - ни одного желающего поехать не нашлось. Одна я вызвалась. В больнице все, конечно, удивились: зачем, мол, тебе проктология? Зато потом шутили, что я выбрала специализацию как раз по своему росту.

- Говорят, среди ваших пациентов нулевая смертность?

- Это не совсем правда. Да, прямо на столе не умирали, но ведь операция - это еще не конец лечения. А сколько исцелений - настоящих чудес случалось на моей практике, к которым я не имела никакого отношения. Молодая женщина, помню, с опухолью прямой кишки была неоперабельная. Никто, кроме меня, не брался ее лечить. Я прооперировала, и она пошла на поправку. Прошло много лет, а эта больная живет, детей вырастила. Как после этого не верить в Бога? А ведь до 60 я была воинствующим атеистом и постоянно ссорилась с мамой, которая регулярно ходила в церковь. Как-то она познакомила меня с отцом Петром - настоятелем храма Александра Невского. Я часами с ним спорила, несла всякую чушь, а он терпеливо слушал и спокойно отвечал на все вопросы. В итоге я пришла к вере и теперь молюсь за каждого своего больного. За тяжелых даже заказываю обедни. Верю, что им это помогает.

Всю молодость Алла Ильинична посвятила работе, а вот мужем и детьми так и не обзавелась. Фото из личного архива

Всю молодость Алла Ильинична посвятила работе, а вот мужем и детьми так и не обзавелась. Фото из личного архива

- Алла Ильинична, откуда в вас столько сил? Неужели в столь почтенном возрасте ни разу не хотелось послать все подальше и уйти на пенсию?

- Вот я иду на работу - еле ноги волочу, а захожу в операционную - и силы сами собой откуда-то берутся. Возвращаюсь домой - и снова старая кляча. Конечно, большие операции я уже не решаюсь проводить самостоятельно - ну куда такая бабка?! Только если помощником. Иногда лезу со своим мнением к младшим коллегам - ссоримся. Но потом все равно дружим. Они меня любят. Раньше, чтобы дотянуться до больного, вставала на специальную подставку, а теперь коллеги подкатывают стул со словами: «Карета подана». Однажды коллега в порыве благодарности обнял меня так крепко, что я потом вздохнуть не могла. Оказалось, сломал три ребра! Почему до сих пор работаю? Во-первых, это очень интересно: победить, вылечить. А еще мне надо кормить своих: детей у меня нет, я и замужем-то никогда не была, зато есть племянник-инвалид - за ним уход нужен. Еще семь кошек на попечении, вдобавок бездомных животных подкармливаю.

- Как юбилей праздновать будете?

- В ресторане в шумной компании. У меня много друзей среди коллег и пациентов, родные тоже обязательно приедут. Вот уже какой год подряд я загадываю одно желание - хочу покоя. Но с такими товарищами покой мне только снится!

В 

Прикинь!

В 1994 году в Книгу рекордов Гиннесса была внесена фамилия профессора Федора Углова. Последнюю свою операцию он провел в возрасте 100 лет.