Большая квартира в центре, архив и дневники: после смерти вдовы уникальное наследство Олега Даля попало в руки чужого человека

Олег Даль
Олег Даль. Фото: кадр из фильма
Талантливый артист, любимец публики Олег Даль умер, когда ему было всего 39 лет. В этом году случились сразу две памятные даты: в марте – 40 лет со дня смерти, в мае – 80-летие со дня рождения.
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Уроженец тогда еще подмосковного города, а ныне – столичного района Люблино, став известным, получил просторную четырехкомнатную квартиру на Смоленском бульваре. Говорят, для себя он оборудовал там потайную комнату: как в кинофильмах, когда нажатием кнопки стена отъезжает в сторону. В ней он отсиживался, когда хотел побыть один. А жил он с тремя женщинами: матерью, женой Елизаветой Даль и тещей. Неудивительно, что ему нужно было отдельное помещение для уединения.

Через некоторое время смерти Олега Даля его вдова случайно (а может быть, и нет) познакомилась с некоей Ларисой Мезенцевой. Та каким-то образом умудрилась напроситься пожить в квартире, стала ухаживать за пожилой матерью Елизаветы, а потом и за ней самой. В результате вдова Даля завещала квартиру этой женщине. Так недвижимость попала в чужие руки, а не досталась сестре Олега Ивановича и его племяннице.

– С дневниками Даля вышла еще более запутанная история. Вдова как будто бы их завещала Бахрушинскому музею. Но после ее смерти Лариса Мезенцева почему-то решила, что и дневники тоже должны остаться у нее. Она продала музею права на показ дневников в течение недели. После – забрала их обратно. В итоге и квартира, и дневники Даля оказались в руках человека, который к нему не имел никакого отношения. И даже лично с ним не был знаком. Назвать Мезенцеву поклонницей у меня язык не поворачивается. 18 лет прошло после смерти Лизы Даль. За это время Лариса Мезенцева ничего для увековечения памяти Даля не сделала, – сетует в разговоре с журналистом «КП» поклонница артиста, попросившая не называть ее имени.

Она отметила, что Мезенцева никого не пускает в квартиру и не дает доступ к архивным документам – фотографиям, рукописям, дневникам Даля, которые, без сомнения, можно назвать историческими.

Впрочем, даже те люди, которые хотели бы увековечить память артиста, столкнулись с трудностями. Еще Елизавета Даль пыталась добиться установки мемориальной доски на доме. Но по закону это возможно, если у актера были звания, а Даль так и не дождался ни «заслуженного», ни «народного».

Позже сбор средств на доску, а также на издание книги об актере организовала продюсер Светлана Винтер. Оказывается, издательствам невыгодно браться за подобные проекты: неформат. Так что Светлана собирала деньги на краудфандинговой платформе. Сейчас все бюрократические формальности утрясены, и к сентябрю доску на доме по адресу Смоленский бульвар, 6/8 планируют, наконец, открыть.






На эту тему: