X

Юрий Любимов: Я не до конца загнанный волк

Театр на Таганке отметил 45-летие уникальной премьерой
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

В спектакле «Шарашка» ЛЮБИМОВ сам читает текст Сталина. «Я обязан был выйти на сцену, - говорит режиссёр. - Никакой актёр, считаю, не должен озвучивать текст Солженицына»

В спектакле «Шарашка» ЛЮБИМОВ сам читает текст Сталина. «Я обязан был выйти на сцену, - говорит режиссёр. - Никакой актёр, считаю, не должен озвучивать текст Солженицына»

Театр на Таганке отметил 45-летие уникальной премьерой.

В день юбилея на сцене легендарного театра состоялась премьера спектакля «Сказки», в котором актеры не только пели, играли на разных музыкальных инструментах, танцевали, но даже исполняли сложнейшие цирковые номера, в том числе прыжки на батуте. По словам главного режиссера и художественного руководителя «Таганки» Юрия ЛЮБИМОВА, в его нынешней труппе каждый актер уникален. Наш корреспондент встретился со знаменитым режиссером, чтобы поговорить о сегодняшнем дне театра и ближайших планах его руководителя.

- Юрий Петрович, поздравляю с юбилеем! Вы довольны нынешней «Таганкой»?

- У меня в театре - новое поколение. Каждый актер - со своими интонациями и умением. Все очень музыкальные, крепко чувствуют драматургию пьесы и, пожалуй, жизни. У нас всегда аншлаги - идут и на «Шарашку» Солженицына, и на трагифарс «Марат и маркиз де Сад». На новый спектакль «Сказки», поставленный по произведениям Андерсена, Уайльда, Диккенса, билеты распроданы за месяц до премьеры. Конечно, я доволен.

- Вы как-то скромно отметили юбилей…

- В официальных торжествах власти отказали. Сказали, что положено отмечать 50-летие театра, а сейчас, дескать, рано. Мне в сентябре будет 92 года, для меня теперь каждый год в театре - юбилейный. Но ничего. Отметим и 50-летие, и 60-летие. Я им отвечал, что перееду в Иерусалим - там живут более 120 лет и оттуда буду прилетать и ставить спектакли. На моем столе десять новых пьес ждут своей очереди. Какие? Секреты раскрывать не стану.

- Это, часом, не политические пьесы? Вы ведь всегда, даже ставя Шекспира, умели обнажить трагедию нынешнего времени…

- Я всегда любил обнажать женщин, а не политику.

- Кто из классиков больше всего подходит для нашего времени?

- Всмотритесь в нашу жизнь - повсюду Гоголь. И еще Салтыков-Щедрин. Но у него просто острая сатира. Гоголь же на ступень выше, тоньше и значительнее.

Все актёры театра и поют, и играют на разных инструментах

Все актёры театра и поют, и играют на разных инструментах

Высоцкий обязан «Таганке»

- А Гамлет каким должен быть сегодня? Второго Высоцкого на горизонте не видно.

- Высоцкий для меня был, несомненно, точен. Ведь Гамлет в первую очередь - поэт и гражданин, потом уже принц Датский.

- Известно, что Высоцкого долго не утверждали на роль…

- «Они» говорили, что он - хриплый алкаш, а не принц. Но я ведь упертый. Ответил, что настоящих принцев я не видел, может, они были такими, как Володя. Все времена порочны. Но Гамлетом вижу поэта.

- Вы попали в цель, ведь «Таганка» стала популярной благодаря Высоцкому!

- Это не так. Он многим обязан «Таганке», о чем говорил не раз. Высоцкий сочинял и пел свои песни до прихода в театр. У нас же он попал в среду высокоодаренных интеллектуалов. Уникальный круг - Шнитке, Денисов, Вознесенский, Трифонов, Можаев - развил в Высоцком его дар и талант.

В Театре на Таганке всегда аншлаг

В Театре на Таганке всегда аншлаг

- Как отбираете своих актеров?

- Только по Божьему дару, по таланту!

- Талант может иметь плохой характер.

- Если отбирать ангелочков, хороший театр никогда не создашь. Меня отговаривали, когда я брал Высоцкого: «Он же алкоголик и совсем неуправляем!» Я отвечал, что одним алкоголиком больше, одним меньше - для коллектива театра это не так уж и важно.

- Как в любом театре, и «На Таганке» есть сегодня пьющие актеры. А вырастут ли они в Высоцкого, Демидову, Золотухина?

- Звездопад в последнее десятилетие упал на нас мощный. «На Таганке» появились интересные актеры табаковской школы. Но нужно еще работать, чтобы их игра не превратилось в актерство чистой воды.

Патриарх сцены с женой Каталин, венгеркой по национальности

Патриарх сцены с женой Каталин, венгеркой по национальности

- Вы росли «На Таганке», кругом жили блатные, а рядом парк, танцы, девочки. Драться приходилось?

- Еще как! Когда учился в фабрично-заводском училище, носил брюки клеш. С девочками был общителен, они отвечали взаимностью. Меня стала отлавливать шпана, когда оказывался один, без корешей. Как-то сильно побили, даже два зуба выбили. Я занимался боксом, прижался к стенке и отбивался, как мог. Едва убежал. Когда все зажило, достал у приятелей пистолет, в сапогах всегда носил финку. Когда они меня остановили еще раз, я ударил первым и достал оружие. Мы поговорили «за жизнь», и меня больше не трогали. Вечером танцевал, с кем хотел.

- Есть вещи, о которых вы сожалеете?

- Проходит время, и ты понимаешь, что кому-то нанес неосознанную обиду. Почему неосознанную? Потому что через какое-то время понимаешь, что это все же обида.

- Как вы чувствуете будущее?

- В Екклесиасте сказано: «Все, что будет, - это было, а все, что было, - будет!» Ничего нового на этом свете не происходит. Появятся новые средства выражения, и только.

- Сейчас модно присваивать звания: секс-символ, легенда сцены, кино. Вы себя чувствуете человеком-легендой?

- Иногда, как старый клоун, не знаю - смеяться или плакать от счастья, что прожил огромный кусок полноценной жизни. «Идет охота на волков», - вспоминаются строчки Высоцкого. Я еще не до конца загнанный старый волк. Жизнь продолжается…






Вам может быть интересно: