Дочь Юлиана Семёнова: Я не отправляла мать в психушку!

Кто держит в заложниках вдову знаменитого писателя

Семья известного писателя, основателя газеты «Совершенно секретно» и «отца Штирлица» Юлиана СЕМЕНОВА, оказалась в центре скандала, в который втянут клан МИХАЛКОВЫХ - КОНЧАЛОВСКИХ. Сестра режиссеров и вдова литератора Екатерина СЕМЕНОВА фактически оказалась в контрах со своими дочками из-за квартиры и бесценных картин. От имени вдовы выступает адвокат, которого дочери обвиняют в манипуляции матерью. О скандальной ситуации мы расспросили младшую дочь классика - Ольгу.

- Скандал, о котором «Экспресс газета» писала в январе 2015 года, продолжается. Ваша мама, от имени которой говорит адвокат Дмитрий Опарин, обвиняет вас во всех смертных грехах. В частности, что вы сдали ее в психушку. А суд вроде постановил, что она в уходе не нуждается. Так ли это?
- Мама - инвалид 1 группы. С 2004 года она страдает, если говорить точным медицинским языком, «психоорганическим синдромом, апатическим вариантом», а также ишемией головного мозга и рядом других тяжелых недугов. Но ни я, ни моя сестра Дарья никогда не намеревались, как утверждает адвокат Опарин, «запрятывать ее в психушку из-за денег». В последние годы мама действительно довольно странно распорядилась практически всей своей собственностью. Даже продала часть того, что давно подарила мне. Но мы не вмешивались. При том, что из дома пропали картины, которые всегда представляли ценность для нашей семьи. И адвокат Опарин именно нас пытается обвинить в их пропаже! Именно он провоцирует и поддерживает этот конфликт ради собственной выгоды.

Екатерина Сергеевна с дочками: Ольга на руках у Дарьи. Посёлок «Советский писатель», 1968 год

Екатерина Сергеевна с дочками: Ольга на руках у Дарьи. Посёлок «Советский писатель», 1968 год

- Как складывались ваши отношения с мамой в последние годы?
- Я живу за границей, предлагала переехать и маме. К сожалению, она категорически отказалась - всегда очень ценила независимость. Приезжала я регулярно, пока мне не перекрыли к ней доступ, и деньги переводила, чтобы мама могла содержать не только себя, но и помощницу, а также осуществлять коммунальные платежи. Я нашла арендаторов для одной из наших квартир, и они исправно привозили ей плату. Все делалось для нее! При этом адвокат Опарин утверждает, что мы с сестрой «хотим отжать квартиру». Это ложь! Речь идет об уходе за пожилым, больным человеком, попавшим в руки посторонних корыстных людей.
- А все-таки эта история с психбольницей...
- Весной 2014 года наша мама несколько раз отказывалась впускать нас в дом, была агрессивна, говорила: «Гори здесь все синим пламенем!» Поэтому мы и вызвали скорую психиатрическую помощь. Но мама никогда не находилась и не находится в психиатрической больнице!
Сперва ее отвезли на лечение в 67-ю больницу Москвы в отделение общего профиля, где решили проблему трофической язвы на ноге. Потом, по не понятной для нас причине, адвокат Опарин переместил ее в больницу РАН Троицка, где она находится уже седьмой месяц. И якобы отказывается возвращаться домой под предлогом того, что там находится «чужой человек» - нанятая мною сиделка. Всю эту информацию, естественно, мы получаем непосредственно от Опарина. Фактически мама находится в искусственной изоляции. На телефонные звонки не отвечает. На проходной оставлено указание нас не пускать.

Ольга СЕМЁНОВА с Анной МИХАЛКОВОЙ

Ольга СЕМЁНОВА с Анной МИХАЛКОВОЙ

- В чем здесь выгода Опарина?
- Именно он от имени мамы продавал ее долю в квартире, которая находится в нашей общей долевой собственности. Согласно договору купли-продажи и принесенной Опариным в суд расписке, мама получила 430 000 долларов наличными якобы от некоей Анисимовой, 27 лет, со скромной зарплатой секретаря судьи в городе Видное. А уже через полгода сделка была расторгнута «по согласию сторон». Суд взыскал с мамы 90 000 долларов. За что? И вот сейчас Опарин заявляет, что мама снова хочет продать свою долю за 220 000 долларов, при этом покупателем является... «брат» Анисимовой, некий Большаков. Это ли не откровенные махинации?
Мы убеждены, что маме не досталось ни копейки! Продажа была фиктивной, походит на рейдерский захват квартиры. О том, что мамой была продана доля, мы узнали, когда Большаков (бывший работник полиции) вместе с Анисимовой ввалился к нам в квартиру, заявив мне и Дарье: «У нас много квартир и домов. Вы не знаете, с кем имеете дело».

Юлиан СЕМЁНОВ с женой Екатериной и дочерью Ольгой (1979 год)

Юлиан СЕМЁНОВ с женой Екатериной и дочерью Ольгой (1979 год)

- А с кем вы имеете дело?
- Очень похоже на ОПГ. Горько, что эта дружная компания состоит из бывших работников полиции и секретаря суда. Они позорят замечательных людей - работников правоохранительных органов, о которых с таким уважением писал наш с Дарьей отец Юлиан Семенов. Тем более горько, что Опарин тоже иногда показывает издалека удостоверение работника полиции, уж не знаю только, подлинное ли. Я навела о нем справки у папиных старых друзей - в органах о нем кое-что слышали, отзываются не слишком лестно.
- И все же есть заявление вашей мамы о пропавших картинах, к чему якобы причастны вы.
- Естественно, это дело рук Опарина. На самом деле эти картины мне были подарены более 15 лет назад, на них есть дарственные, о которых мама могла забыть в силу своего тяжелого состояния. Опарину я показывала эти дарственные, но он продолжает лгать. Вся наша семья - жертва этого непорядочного человека. Мы же хотим лишь одного - чтобы наша мама получала необходимый ей уход.

Вам может быть интересно: