Людмила Полякова: «Ну сколько можно ржать? Поплачьте хоть немножко!»

Людмила Полякова
Людмила Полякова. Фото Бориса Кудрявова
Народная артистка России за десять лет выплатила иностранную ипотеку и... подарила квартиру

Кто не знает Людмилу Полякову? Все знают! И не только постоянные зрители Малого театра. За плечами большой русской актрисы под сотню, а то и больше, фильмов: «Михайло Ломоносов», «Самозванцы», «Каменская», «Есенин», «Каникулы строгого режима», «Земский доктор», «Знахарка», «Палач»... И бурная личная жизнь. Которую она не любит выносить на обсуждение. Но людям же интересно…

В январе актриса отметила 80-летие. Она по-прежнему много работает. И, несмотря на занятость, не отказалась пообщаться и с нашим обозревателем Борисом Кудрявовым.

- Знаете что, Боря, иллюзий в отношении себя у меня никогда не было. Когда я поступила в Щепкинское училище, любимая бабушка сказала: «Куда ж такой кобыле на сцену? Ей ведь партнера не подберешь!» Хотя у меня не такой уж огромный рост - 176, среди послевоенной молодежи я казалась ну прям дылдой! В те годы большинство людей были почему-то невысокими. В 1960 году я поступила в Щепкинское училище. Был мне 21 год.

- Смотрю, энергии и эмоций у вас через край! Просто огонь! По-вашему, в кино и театре все сложилось удачно?

- Отвечаю со всей большевистской прямотой: в театре нарезвилась вволю. И продолжаю это делать с огромным удовольствием, просто кайфую на сцене. Ох, наглая какая! Ведь в кино никогда не играла роли первого плана. Все доставалось тогдашним звездам. Даже то, что посчастливилось сыграть, появлялось случайно - кто-то отказывался или болел, некоторые, бывало, и звездили. Роль в «Хозяйке детского дома» досталась мне дня за два до съемок. Быстро прочитала сценарий. Не понравился жутко. Выписана какая-то алкашка с подбитым глазом, которая сдает ребенка в детдом. Как такое играть? Стала копаться в памяти. Детство вспомнила, маму. Над ее тяжелой судьбой часто плачу. И сразу все встало на место. Потому что миром движет любовь.

- Признайтесь, конкурентки вас не обижали?

- Сама никогда не выпячивалась. Тогда это не принято было. Да и характер неконфликтный. Это снаружи я такая вся большая, громогласная, может быть, не слишком-то красивая, а внутри маленькая, нежная и пушистая. Просто трепетная Дюймовочка или прелестная Снегурочка. Жаль, режиссеры этого парадокса не замечают. Никто никогда специально роли в кино для артистки Поляковой не писал. Но! Посмотрите на меня: даже в свои 80 фору многим дам - излучаю яркость и позитив.

А про конкуренток кто же станет рассказывать? В актерском мире, тем более среди женщин, все локтями толкаются. Каждый по-своему пробивается к зрителю - кто через постель, кто, как я, - через разбитую морду.

Евгения Леонова актриса считала гением
Евгения Леонова актриса считала гением. Фото из личного архива

Беседы с будкой

- Говорите, не было больших работ? А как же главная роль в известном телефильме «Молодая хозяйка Нискавуори»? «Через разбитую морду пробивались»? Это как?

- Тут особая история. Этот телевизионный фильм был совместной советско-финской постановкой. Режиссер - ни слова по-русски. Ну, мне соответственно досталась роль служанки. Чему я не особо-то удивилась. В то же время в театре мы репетировали с Анатолием Васильевым в спектакле «Васса Железнова». И однажды замечательная Лиза Никищихина, которая играла Вассу, забывает снять крючок с двери, через которую по действию я должна врываться в ее кабинет. И всей, извините, рожей я прикладываюсь к этой двери. Ну все - синячище на пол-лица. Прихожу на репетицию к этому финну. И что-то стала ему объяснять через переводчика про дверь, синяк. А он так пронзительно смотрит на меня. И вдруг говорит: «Да она же моя героиня!» На другой день я и вправду начала репетировать роль главной героини. Скажу по совести, теперь уже можно, - роль эта предназначалась Ирине Мирошниченко. Но дорогу ей я не перебегала. Все сложилось само собой.

- В театре, наверное, всякое бывало. Правду говорят, что вы принципиально не пользуетесь услугами суфлера? Почему?

- Под суфлера я работать не умею. Вообще не могу. Был случай, когда дня за два до спектакля меня вводили в фонвизинский «Недоросль». А там знаете какие монологи - на два листа! Во время спектакля, прочитав почти весь свой текст, я по привычке как-то призадумалась. И стою себе спокойно. И вдруг из суфлерской будки раздается громкий шепот. Опешив, я подошла поближе и громко так спросила: «Что?» А суфлер продолжает нашептывать. И тут у меня вырвалось: «Да я сказала уже это!» Вы бы видели, что творилось с залом и с коллегами. С тех пор с этой будкой стараюсь не общаться.

С коллегой по Малому театру - Ириной Муравьевой
С коллегой по Малому театру - Ириной Муравьёвой. Фото: © «ИТАР-ТАСС»

«Русская женщина - не конь с яйцами!»

- Про личную жизнь скажите хотя бы что-то. Иначе читатели нас не поймут.

- Я разошлась с первым мужем, сами знаете, кто это был - Василий Бочкарев. Мы вместе учились в Щепкинском. Ну что такое студенческие браки? Мы не разлучались ни на минуту. Все время вместе-вместе-вместе. Жизни без Васи я себе не представляла. Но - расстались… Самое главное в том, что у нас не было детей. Что тут поделаешь, не было и все! Не получалось. И когда в наших отношениях стали появляться трещины, оба как-то сразу поняли: тянуть этот брак нет никакого смысла. Вася моложе меня на четыре года. И ему тоже хотелось ребенка.

Не стану особо вдаваться в подробности про второе замужество. Оно сложилось крайне неудачно. Мне было уже 35 лет. Но я благодарна тому человеку за появление сына. И знаете, началась новая жизнь.

- А про сына расскажете?

- Не особо я это люблю. Ведь жизнь-то личная. Хотя на самом деле все меняется. Заметила, кстати, только к лучшему. Вот продала я дачу в Подмосковье. Думаете, приезжала туда, садилась в шезлонг и, наслаждаясь смородиновым чаем, читала классику на природе? Ни фига подобного! По два часа, не разгибаясь, кверху, извините, задницей, полола, косила траву. Потом садишься в электричку и думаешь: «А на хрена мне это нужно?» Причем уезжаешь ведь с чувством выполненного долга - ну как же, цветочки растут, травка идеально подстрижена. Через пару недель приезжаешь - бурьян по пояс!

Так случилось, что мой сын в первом браке был женат на испанке. Они снимали квартиру в Барселоне. А это каждый месяц по 500 - 600 евро. Говорю им: «Ребята, что вы делаете? Эти деньги ушли в никуда!» Так родился мой новый проект, связанный с заграничной недвижимостью, ипотекой всего-то в два процента! За десять лет спокойно все выплатила. Да, катаюсь теперь, куда захочу. Шенгенская виза на пять лет такую возможность дает. Подарила эту квартиру сыну. У Вани растет дочка Сашенька.

Теперь у сына новая семья, вторая жена. И скоро должен родиться мой внучок.

Народная любимица с сыном и невесткой-испанкой
Народная любимица с сыном и невесткой-испанкой

- Только что вышла ваша книга «Мой путь к «старухам» Малого театра. Дневники. Беседы». На публикацию дневниковых записей не каждый отважится…

- Скажу как на духу - в этой книге нет лжи! Опубликовала все без купюр. За все отвечаю сама, благодарна людям, которые были рядом. И ничего не хотела бы изменить в своей жизни. Хотя были моменты, когда казалось - пора со всем этим кончать. Не поверите, но попытка свести счеты с жизнью была. Откуда такой упадок? Меня бросили. Оказалась не нужна больше. Не стану вдаваться в конкретику, но вот случилось же такое. Все, казалось, жизнь кончилась. Помню, брела по автостраде рядом с метро «Маяковская», под эстакадой. Это все, что запомнилось тогда. Шла прямо по проезжей части, по встречке, не разбирая пути, не обращая внимания на сигналы автомобилей. Шла и рыдала. Плелась с одной целью - пусть меня скорее собьют! Не сбили. Наверное, водители понимали, что женщина не в себе.

А потом внутри все застыло, будто замерзло. Вот вам и сильная русская женщина, конь с яйцами. В народе говорят: мощная мордюковская, марковская энергетика! И я где-то поблизости, рядышком. Но сильными наши женщины не рождаются. Их такими делают обстоятельства.

- Вы играли, общались с удивительными людьми, актерами. Что вспоминается прямо сейчас?

- Говорят, что помнится только хорошее. Неправда. Помнится все. Но сейчас настроение позитивное. Меня по жизни всегда очень смешил Евгений Павлович Леонов. Вместе мы играли в Театре Станиславского в спектакле «Энциклопедисты». Там был эпизод, когда художник на сцене, образ которого талантливо воплощал Леня Сатановский, рисовал образ - босая женщина с кружкой пива в руках.

Играем. Произносятся какие-то монологи. Вдруг Леонов подходит ко мне, кивает на ту тетку с пивом и вкрадчиво так, но на полном серьезе говорит: «Хорошо бы еще с раком…» И, не осознавая степени ответственности, на придыхании, я во весь голос выдала: «С каким еще сраком?» И все. Минут пять мы не знали, как успокоить зал.

«Чувствовала себя одиноким ребенком»

Однокурсник Василий Бочкарев был первым мужем Поляковой
Однокурсник Василий Бочкарёв был первым мужем Поляковой. Фото из личного архива

- Почему вы начали вести дневник?

- Публикация в книге начинается с 1956 года. Случилось так, что мои более ранние записи нашла мама. Я обиделась страшно! Пришлось их уничтожить. В детстве чувствовала себя очень одиноким ребенком. Отношения с мамой, к несчастью, не сложились. Так вот в дневниках и разговаривала сама с собой. Теперь думаю: как девочка из старых московских клоповников смогла подняться до высот сцены Малого театра? Такое ощущение, что высшие силы помогали…

- Можете сказать, что жизнь удалась?

- Пятьдесят с лишним лет назад во мне зародилась тайная мечта - состарившись, сыграть, как Фаина Раневская, в спектакле «Дальше - тишина…» Теперь моя мечта осуществилась. Когда предложила Юрию Мефодьевичу Соломину поставить пьесу на нашей сцене, он со слезами на глазах сказал: «Это в десятку!» Знаете, негатива и раздражения в обществе хватает. Все так озабочены материальным. А где любовь? Почему ее стало так мало? Она же вечна! Вот мы с друзьями ее и восполняем. Приходите на спектакль - обрыдаетесь! Ну сколько можно ржать?! Поплачьте хоть немножко - очиститесь.

Читайте также:



‡агрузка...