Французы в плену русского гостеприимства: катастрофа Наполеона

Эммануэль-Макрон
Эммануэль Макрон. Фото: Legion-media
Люди, приходящие в Россию с недобрыми намерениями и оружием в руках, заканчивают скверно. Об этом стоит помнить нынешним главам Пятой Республики, например президенту Эммануэлю Макрону, чья встреча с президентом Владимиром Путиным намечена на понедельник, 7 февраля. И когда Макрон, говоря о русских, позволяет себе упоминать о «травмах этого народа и нации», не мешало бы вспомнить о тех травмах, которые, видимо, до сих пор не дают покоя Парижу.
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Кто к нам с мечом придет...

В 1812 году Наполеону это продемонстрировали наглядно: из шестисоттысячной армии вторжения полмиллиона остались в России навсегда. Из них около ста тысяч попали в плен, остальные погибли. Но русские выиграли эту войну благодаря не просто храбрости солдат или искусству генералов на поле боя, а за счет очень продуманной, проводимой упорно и с холодной головой стратегии. Противника сознательно отрезали от снабжения, заставляли голодать и выгоняли на мороз. Одним из ключевых героев кампании стал волей судьбы адмирал Чичагов. По ряду причин он приобрел скандальную славу, и его реальные успехи в 1812 году были позабыты. Между тем, осенью 1812 года он вбил здоровенный гвоздь в крышку гроба французской армии.

По мере того, как Наполеон все глубже забирался на территорию России, у императора Александра и Кутузова родился логичный план по уничтожению Великой армии французов. Снабжение противника держалось на немногочисленных дорогах, тянущихся через Белоруссию и Литву на запад. Соответственно, следовало отрезать противника от баз - от продовольствия, пороха, снаряжения. Таким образом резко возрастала роль группировок на флангах.

Навстречу разгрому

Адмирал Павел Чичагов после некоторых извивов карьеры оказался во главе сухопутной армии, расквартированной в Молдавии. В сентябре он получил приказ брать под команду свое небольшое войско и идти на север, в Белоруссию – наносить удар в тыл армии Наполеона. Целью адмирала становился Минск. Дело в том, что именно там французы держали продовольственные склады, которые должны были спасти задыхающуюся от голода армию Наполеона. К тому же, Минск находился по дороге к Березине, а эта река была естественным рубежом на пути остатков армии Наполеона к свободе.

В Минске сидел назначенный французами губернатор Брониковский – поляк по происхождению. Под его командованием было формально довольно много солдат, однако это в основном были тыловые и запасные части, а главное, Брониковский плохо ориентировался в обстановке и полагал, что замеченные разведчиками приближающиеся русские части – это просто партизаны шалят. Так что получив от дозоров новости о подходе русских, он просто скомплектовал пятитысячный отряд и послал навстречу Чичагову. Этот отряд русские просто «съели». Почти все французы попали в плен, причем отдельно русских обрадовала музыкальная команда: ее тут же передали в русский егерский полк, и пленные музыканты служили отлично. Заодно русские отобрали у французов массу награбленного в России добра, включая даже египетскую мумию.

Брониковский, узнав о разгроме своего авангарда, впал в панику, написал обстоятельный рапорт, объяснявший его французским командирам, почему он вынужден убежать, и помчался подальше от русских, в Борисов. 16 ноября русские вошли в Минск. Паникующие французы даже не подожгли город, так что победителям достались 4 тысячи пленных, пушки, а главное – огромные продовольственные склады на миллионы дневных рационов. Это означало, что армия Наполеона, пробиравшаяся в Белоруссию с востока, обречена на голодную смерть в ближайшие недели.

В преддверии Березины

Однако дело было не окончено. Теперь русским предстояло перерезать пути отхода Наполеона. Тот мог воспользоваться мостом, ведущим через Березину у Борисова. Так что Чичагов двинул крупный отряд к городу.

В Борисове был крупный гарнизон, и французы уже понимали, что дело предстоит горячее. Город начали готовить к обороне, поскольку мост был смертельно важен для всей армии Наполеона. Однако русские организовали атаку чрезвычайно искусно. Отряд шел ночью аккуратными походными колоннами, причем в авангарде шел егерский полковник Красовский, отлично говоривший по-французски. Красовский вел светские беседы со встречными, так что когда кто-то из французских часовых все же поинтересовался, кто это такой толпой движется в темноте, русские уже подошли к самым редутам.

В темноте начался суматошный бой. Русские прорвались на редуты и вышибли французов оттуда штыками. Сдаваться те не собирались, но внезапность действует ошеломляюще. Русские перемахнули мост, ворвались в город и просто смели всякое сопротивление. Батарею, которую французы спешно развернули за мостом, просто затоптали – она успела сделать один залп, после чего ее захлестнула волна русских егерей. Русские рассыпали по крышам стрелков, бивших по офицерам, пехота прорывалась по улицам, и вскоре французские солдаты бежали из Борисова.

Это был настоящий триумф, причем добытый очень малой кровью. За пару дней французы лишились ключевого моста и важнейшей базы. 11 тысяч пленных на этом фоне были просто приятным дополнением. Именно благодаря этой победе битва на Березине вскоре стала символом катастрофы французских войск. Лишившись запасов провианта и моста, Наполеон был вынужден искать альтернативную переправу и переходить реку под шквалом ядер, где французы гибли толпами сначала от ударов русских войск, а затем – от голода и холода. Разыгрывался финальный акт драмы 1812 года – в ближайшие недели французская армия, выброшенная в пустынные леса Белоруссии, погибла окончательно.






На эту тему: