Олена Папуга: «Самая большая проблема Воеводины - это централизация»

Олена Папуга
Олена Папуга
Олена Папуга Олена Папуга
Сербия отпраздновала 100 лет со дня вхождения автономной области Воеводина в состав страны

В декабре 1918 года эта бывшая территория Австро-Венгрии, населенная самыми разными народами, присоединилась к Королевству сербов, хорватов и словенцев. Сейчас там обострилась экономическая и политическая ситуация. Депутат сербского парламента Олена Папуга рассказала какие отношения между центральными властями и северным регионом государства.

— Какие сейчас проблемы между Белградом и Нови Садом?

— Сама большая проблема — централизация. Нас все больше лишают автономного статуса. Деньги, которые зарабатываются в Воеводине, забирает себе Белград, а нам остается очень мало. Сербское государство даже не приняло закон о финансировании нашей автономной области. Поэтому сколько именно у нас берут — никто не знает. Если была бы точная цифра – начались бы, уверена, акции протеста.

— Как изменилось экономическое положение региона за последние годы?

— Раньше Воеводина имела полную автономию. Все налоги, которые собирались здесь, оставались у нас. Мы являлись раньше самой развитой территорией бывшей Югославии. Сейчас у нас ужасающее экономическое положение. Многие производства и заводы перестали работать.

— Есть люди, которые мечтают о независимости вашего субъекта?

— Да, такие настроения среди жителей существуют. Но многие хотят добиться создания республики в составе сербского государства. Это желание высказывают чаще, чем идеи сепаратизма. Когда-то Сербия состояла из двух республик – в ее состав входила республика Косово и Метохия и наша Воеводина.

— Имеется какая-то дискриминация со стороны официального Белграда?

— Сейчас в Сербии все воеводинское — пытаются всячески уничтожить. Поэтому 100 лет со дня присоединения отмечают с таким размахом. Чтобы показать: Воеводины нет в качестве самостоятельного региона и не будет в будущем. Власти хотят изменить многокультурный, многонациональный дух Воеводины, который сильно отличается от остальных регионов страны.

— Можно сказать, что теперь жители Воеводины — это граждане второго сорта?

— Да. Люди так себя и чувствуют. Не считают так пока что только беженцы, которые переехали к нам недавно из зоны боевых действий в Боснии и Хорватии.

— Как проблемы тут имеют национальные меньшинства?

— Идет сербизация местных венгров, румын, словаков, русинов и других народов. Очень многие в 90-е годы уехали, миграция продолжается и сейчас. Венгры — в Венгрию, словаки — в Словакию, румыны в Румынию, а русины — в Канаду. В последние десять лет очень сильная ассимиляция со стороны сербов. Их количество увеличилось уже до 66 процентов. Это давление ощущают все национальные меньшинства.

— Что будет дальше с вашей автономной областью?

— Я очень переживаю, что у нас заберут все права и нацменьшинства нашего края полностью ассимилируют.

Сербия с такой политикой войдет в Европейский союз?

— Многие наше сограждане не так сильно заинтересованы в Европейском Союзе, как это было раньше, особенно в центральных и южных частях государства. Некоторые законы ЕС никогда не смогут принять в Сербии. В том числе этой касается гей-браков и многого другого. Наше общество очень традиционно и консервативно. Тут будет большое сопротивление единой Европе. Но самый большой камень преткновения – это проблема признания независимости Косово.

— Как относятся сербские власти к России?

— Думаю, президент Александр Вучич пытается усидеть сразу на двух стульях – дружить и с Россией и с Европой. Это факт. Конечно, сербский народ все-таки связан с русскими. Поэтому если бы он занял только проевропейскую позицию, то отчасти пошел бы против большинства своего народа. Но из-за этого мы как будто между двух огней.

Читайте также: