В ЦРУ допускают возможность ликвидации Александра Лукашенко

В ЦРУ допускают возможность ликвидации Александра Лукашенко
В ЦРУ допускают возможность ликвидации Александра Лукашенко. Фото: Depositphotos.com
Западные спецслужбы выбирают «сакральную жертву» для громкого завершения «дела Скрипалей». Геополитическую провокацию готовят к весне.

В феврале 2019 года мы писали о начале третьего этапа специальной разведывательной операции ЦРУ и МИ-6, известной как «Дело об отравлении Скрипалей» (напомним, что первый этап этой операции длился с 4 по 16 марта 2018 года, второй этап — с 5 сентября по 8 октября 2018 года). Появление в официальных и неофициальных заявлениях британского Скотланд-Ярда новых фигурантов дела (руководителя солсберийской группы ГРУ Сергея Федотова и еще двух неназванных ее членов) явно указывало на новый виток раскрутки этого скандального дела — на продолжение затеянной МИ-6 и ЦРУ оперативной игры.

Тогда ожидалось, что этот вброс станет новым катализатором дела о Скрипалях и вытянет на поверхность новый пласт фактуры, которую мы еще не знаем. Также было известно о «сезонности» работы собранной ЦРУ и МИ-6 под раскрутку этого дела «проектной группы»: их работа активизировалась в начале сезона (февраль-март, сентябрь) и полностью замирала по мере приближения каникул или сезона отпусков (Рождества и Нового Года, «бархатного сезона» июль-август), когда вся группа отправлялась в отпуск. Следовательно, третий этап операции должен был начаться в феврале-2019 и закончиться до майских праздников 2019 года, без ухода в летний сезон. Однако, вопреки прогнозу, все пошло не так: российская сторона ушла в глубокую молчанку («набрав в рот воды»), а британская сторона, вопреки ожиданиям, не стала раскручивать историю дальше, зафиксировав эффект от вброса и сам факт появления в деле Скрипалей нового агента ГРУ — Федотова, который, по мнению британской прессы, может быть перебежчиком — тем самым «кротом», который выдал британской разведке поездку Петрова и Боширова еще на стадии планирования.

Руслан Боширов и Александр Петров (слева направо) во время интервью главному редактору телеканала RT Маргарите Симоньян
Руслан Боширов и Александр Петров (слева направо) во время интервью главному редактору телеканала RT Маргарите Симоньян. Фото: tassphoto.com

С этого самого момента стало понятно, что, в отличие от двух предыдущих этапов, третий этап данной операции британских и американских спецслужб будет собираться из отдельных эпизодов (фрагментов, «пазлов»), на первый взгляд, мало связанных между собой, которые в финале мастерски соберут в завершенную мозаичную картинку. И эта картинка станет неприятной неожиданностью для российской стороны.

При этом остается открытым вопрос: что из себя представляют все эти пазлы и где их точка сборки? Нашу сборку этой мозаики мы начнем с фактуры — с перечисления и описания фрагментов (пазлов), которые в будущем должны «собраться» в одной точке.

8 февраля 2019 г.

«Пазл» № 1. «Перебежчик» Федотов, оставшийся в Солсбери.

Восьмого февраля 2019 г. британская газета Daily Mail со ссылкой на источники в службах безопасности Великобритании сообщила, что криминальная полиция Соединенного Королевства вышла на след еще трех граждан Российской Федерации, принимавших участие (наряду с Петровым и Бошировым) в операции российских спецслужб по ликвидации Сергея и Юлии Скрипаль. По словам журналистов издания, «новые фигуранты следствия выполняли вспомогательную роль и путешествовали отдельно от главных подозреваемых в причастности к отравлению». При этом утверждается, что британская полиция проинформирует правительство Великобритании о собранных уликах «в течение нескольких недель».

В отношении одного из российских граждан, фигурирующих в статье Daily Mail, британская полиция, расследующая «Дело Скрипалей», предоставила журналистам таблоида довольно интересные данные: утверждается, что его зовут Сергей Федотов, он кадровый сотрудник ГРУ; в марте 2018 года Федотов прибыл в Великобританию по обычной туристической визе и должен был улететь обратно тем же рейсом, что и «солсберийские отравители» Петров и Боширов. Однако с возвращением домой у него что-то не заладилось: как сообщает газета Daily Telegraph (ссылаясь на «неназванные источники» в британской разведке), в самый последний момент (буквально за 20 минут до окончания посадки на рейс) Федотов свой вылет «отменил» (попросту не явился на посадку, а ведь его там ждали) и остался в Великобритании.

Журналисты Daily Telegraph, основываясь на данных британской службы пограничного контроля, предположили, что Федотов «до сих пор находится на территории страны». Однако журналисты Daily Mail опровергли это утверждение: согласно их источникам, подозреваемые британской полицией российские граждане (в том числе и Федотов) «посетили Британию в марте и, вероятно, уже вернулись в Российскую Федерацию» (британским гражданам нечего опасаться, что где-то в Великобритании до сих пор бродит не пойманным страшный российский отравитель).

Одновременно журналисты самого известного британского таблоида дополнили сведения Daily Telegraph своим предположением о причине, заставившей Федотова остаться в Великобритании: якобы он узнал, что Сергей и Юлия Скрипаль остались живы, и остался для того, чтобы вернуться в Солсбери и окончательно их ликвидировать. Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова назвала это «ничем не подтвержденным вбросом». Российское посольство в Великобритании также прокомментировало этот вброс, заявив, что британцы уже не знают, как им привлечь внимание к давно исчерпавшей себя теме о российском участии в отравлении Скрипалей.

Особенно интересной деталью в данной истории является намек на то, что Федотов, возможно, так никуда из Солсбери и не улетел: Петров и Боширов, ожидавшие его в аэропорту, его не дождались. А если Федотов не улетел, в последний момент сдав билет (что стало неожиданностью для других членов группы), значит, у него для того были веские причины. Вряд ли он остался для того, чтобы окончательно дотравить Скрипалей: они на тот момент уже были в фокусе общественного внимания и наверняка находились под охраной, попасть к ним уже стало очень непросто. Значит, Федотов остался в Великобритании, опасаясь расплаты за провал операции.

Или потому, что именно он был тем самым «кротом» в ГРУ, который слил британской разведке план операции и передал досье на ее участников. Потому что даже младенцу понятно, что The Insider и Bellingscat ну никак не могли своими собственными силами добыть те материалы на Петрова и Боширова, которые они публиковали (в частности, копии заявлений Петрова и Боширова на выдачу загранпаспортов), — эти материалы передала им МИ-6. А «известный криминальный журналист» Канев, якобы осуществивший это «расследование» (путем умозрительного сличения фотографий из интернета) и «выведший на чистую воду» Чепигу (Боширова) и Мишкина (Петрова), был в этой игре всего лишь интерьером, массовкой, инструментом для легализации вбрасываемой информации.

Если Федотов — перебежчик, то в этом внешне запутанном деле все становится на свои места. Хотя даже в этом случае по-прежнему остается неясным, зачем Петрову, Боширову и прочим «чепигам» вообще понадобился этот Скрипаль — фигура отработанная и давно уже никому не интересная (вышедшая в утиль), и кто его на самом деле отравил. Обстоятельства дела действительно указывают на то, что Боширов и Петров действительно крутились у дома Скрипаля в тот злополучный день, имея к владельцу дома какой-то свой сугубо личный «интерес», но отравили Скрипаля не «визитеры» из России, а «химики» из британской военной разведки.

В то же время британская полиция (через Daily Mail) утверждает, что и Федотов, и два его пока еще не названных компаньона давно уже вернулись на родину. В этом, похоже, и заключается интрига, на которую (как всегда, очень ненавязчиво) предлагалось «клюнуть» российскому руководству: если Федотов — реальный человек, то проще представить его как обычного туриста (мало ли туристов из России посещает Великобританию, выбирая при этом удобные рейсы «Аэрофлота»), доказав, что он действительно давно уже вернулся в Россию.

В МИ-6 думали, что российская сторона, конечно, подхватит эту версию и творчески ее разовьет: обычный турист, давно уже на Родине, трудится в шахте или льет чугун «на родную мельницу» на родном же заводе. Убогие федеральные ток-шоу разложат личность и биографию Федотова по нотам. Возможно, «добрые люди» из окружения президента снова убедят Владимира Владимировича выступить с заявлением о том, что «мы знаем этого человека; он гражданский, конечно; сейчас находится на территории Российской Федерации», как он однажды это уже сделал с подачи российско-британского гражданина Сергея Брилева на Восточном экономическом форуме в отношении Петрова и Боширова.

А потом Федотов, удобно расположившись в штаб-квартире МИ-6, выступит по британскому телевидению с открытым обращением, заявив, что он с самого начала передавал все сведения о готовящейся операции МИ-6, внеся тем самым свою посильную лепту в борьбу с Россией.

В феврале 2019 года этот сценарий дальнейшего развития событий представлялся наиболее вероятным. Но британская разведка предпочла законсервировать эту историю (возможно, прочитав наш прошлый анализ) — до поры до времени.

8 ноября 2019 г.

 «Пазл № 2»: Секретная воинская часть ГРУ № 29155, специализирующаяся на организации государственных переворотов и политических убийствах

8 ноября 2019 года влиятельная американская газета The New York Times (NYT) со ссылкой на источники в спецслужбах (четырех различных западных стран) сообщила, что в Главном управлении Генерального штаба РФ существует элитное сверхсекретное специальное подразделение российской разведки — воинская часть № 29155, специализирующееся на «подрывной деятельности, саботаже и убийствах» (внесудебной ликвидации противников российского политического режима, проживающих за пределами Российской Федерации). Причем оно настолько секретное, что «о его существовании не знают даже другие сотрудники ГРУ».

По словам информаторов NYT, данное подразделение существует уже более десяти лет и именно оно причастно к «отравлениям болгарского бизнесмена Эмилиана Гребева, Сергея и Юлии Скрипаль, а также к попытке госпереворота в Черногории и кампании по дестабилизации в Молдавии». Однако этим функционал спецподразделения 29155 не ограничивается: по мнению источников из четырех западных спецслужб, «эти операции и, возможно, многие другие, являются частью скоординированной и постоянной «кампании по дестабилизации Европы»».

По данным The New York Times, впервые о существовании спецподразделения 29155 западные спецслужбы узнали в 2016 году после неудавшегося госпереворота в Черногории, однако «подлинные масштабы деятельности этого подразделения западные спецслужбы и правоохранительные органы осознали только после отравления Скрипалей в 2018 году». Известно также, что подразделение 29155 размещается в «московской штаб-квартире 161-го учебного центра специального назначения», а ряд его сотрудников «участвовали в афганской и чеченских войнах, а также в конфликте на Украине».

Причина, побудившая журналиста NYT Майкла Швирца вбросить в публичное пространство сенсационную новость о логове наемных убийц-ассасинов, свивших себе гнездо под крылом всесильного русского ГРУ, предельно проста: это заход на новый этап реализации специальной операции британских (МИ-6) и американских (ЦРУ-АНБ) спецслужб, известной как «Дело об отравлении Скрипалей». Действительно, в статье NYT речь идет о существующем в системе ГРУ элитном спецподразделении 29155, занимающемся организацией государственных переворотов и политическими убийствами; сотрудники этого спецподразделения засветились в Болгарии, Черногории, Швейцарии (после бегства Родченкова именно они некоторое время следили за штаб-квартирой WADA), Чехии (отмечена подозрительная активность).

И именно в этом подразделении (как это указывается в той же статье несколькими абзацами ниже) служат Александр Мишкин (известный британским спецслужбам как «Петров») и Анатолий Чепига (известный этим же спецслужбам как «Боширов»), обвиняемые в отравлении Сергея и Юлии Скрипаль боевым отравляющим веществом «Новичок». В этот момент все становится на свои места и ассоциативная цепочка замыкается: Чепига и Мишкин, отравившие Скрипалей, — это не отдельная уникальная (существующая в единичном экземпляре) группа наемных убийц, используемых для внесудебного устранения неугодных; это — военнослужащие отдельной воинской части, специализирующейся на ликвидации людей, и таких «специалистов» в воинской части 29155 могут быть сотни, а боевых групп, подобных «солсберийской пятерке» («Петров», «Боширов», «Федотов» и еще двое, имена которых Скотланд-Ярд еще не раскрыл), — десятки. И любая из этих групп специально обученных профессиональных наемных убийц-ликвидаторов в настоящий момент может находиться в любой точке Европы и там охотиться на очередного политика, общественного деятеля или предателя-перебежчика, для которого у них уже заготовлена порция «Новичка».

И с этого самого момента ни один свободный человек в западном мире не может чувствовать себя в безопасности: люди, подобные «Петрову» или «Боширову», найдут его даже в собственном доме, в собственной постели. Найдут и уничтожат. И никто им не помешает: если что, вспомните Скрипалей. Или — Питера Цвака, американского офицера разведки в отставке и бывшего военного атташе в посольстве США в России, заявившего NYT следующее: «Мы забыли, насколько безжалостными могут быть русские».

По мнению NYT, руководит этим засекреченным спецподразделением генерал-майор Андрей Аверьянов — личность, предположительно, отдавшая агентам ГРУ «Петрову» и «Боширову» приказ о ликвидации Серея Скрипаля. В распоряжении NYT имеется фотография, где один из подозреваемых в отравлении Скрипалей — «полковник Анатолий Чепига» — запечатлен вместе с супругой на свадьбе дочери Аверьянова. Таким образом, NYT постепенно начинает вписывать персонажей солсберийского дела, «Петрова» и «Боширова», в реально существующую вертикаль управления Главного управления Генштаба РФ («G.R.U.»). Теперь у них появился прямой (а, может, и непосредственный) начальник, связанный как минимум с руководством Минобороны. А, может, и выше.

Нет сомнений в том, что такого рода серьезная и детальная информация не могла быть получена обыкновенным журналистом, даже имеющим хорошие связи в среде специальных служб, — вычислить существование сверхсекретного подразделения 29155 могла только разведка. И это американская разведка предоставила Майклу Швирцу подробный отчет о деятельности этого подразделения ГРУ, со всеми «метками», «флажками» и «наводками», тем самым легализовав через NYT собственную оперативную информацию. А журналистом NYT просто воспользовались как прикрытием. А это, в свою очередь, означает, что разведка США, сознательно идя на частичное раскрытие имеющейся у нее в распоряжении оперативной информации (рискуя при этом засветить своей источник внутри ГРУ, от которого она и получила данные о воинской части № 29155), преследовала не сиюминутные, а конкретные стратегические цели:

  1. NYT внушила своим читателям, что в Европе действуют десятки групп профессиональных диверсантов, убийц и ликвидаторов, таких как раскрытая в результате неудавшегося покушения в Солсбери группа «Мишкина-Чепиги-Сергеева» («Петрова» и «Боширова»); их деятельность носит системный характер, непосредственно подчинена руководству воинской части № 29155 (ген.-м-ру ГРУ Аверьянову) и потому носит особую, исключительную опасность. «Ликвидация Скрипалей» является характерным примером почерка специалистов, проходящих службу в воинской части № 29155.

Сколько таких групп сейчас находится с оперативными заданиями в Европе, никто не знает, даже европейские спецслужбы. Но ясно одно: именно так режим Путина ведет необъявленную войну со всем миром.

  1. NYT, ссылаясь на мнения «представителей разведок четырех западных стран» (давших интервью, разумеется, на условиях анонимности), подчеркнула, что для руководства спецподразделения 29155 политические убийства типа ликвидации Скрипалей — важное, но не основное направление деятельности; главная же цель создания в структуре ГРУ данного подразделения — деятельность по системной «дестабилизации Европы», то есть — организация государственных переворотов (таких как в Черногории в октябре 2016 года). Таким образом, «люди Аверьянова» посягают не только на жизни отдельных людей — они посягают на сами основы демократии и национальной безопасности стран Европы, живущих теперь в ожидании новых попыток организации государственных переворотов. Уже одно это, по мнению настоящих авторов информационного вброса, опубликованного NYT, должно сплотить европейские страны для противостояния угрозе со стороны России.

После инцидента в Солсбери весь мир гадал, куда делись Петров и Боширов. Эти «инструктора по фитнесу» (как они сами представили себя в интервью Маргарите Симонян) сразу после интервью RT куда-то испарились; даже попытка пригласить их в МГУ 4 марта 2019 года на «Скрипальские чтения» не увенчалась успехом. Стали поговаривать о том, что их спрятали на глухой таежной заимке (где они обросли страшными бородами, валят лес и пьют чай из морошки) или, как опасных свидетелей, очень неудачно засветившихся в Солсбери и на RT, уже давно растворили в кислоте. И вот они наконец нашлись — среди списков военнослужащих воинской части № 29155. Обнаружился и «директор» их «фитнес-клуба» — генерал-майор ГРУ Аверьянов. Значит, теперь МИ-6 может требовать их выдачи. И это будет только началом новой оперативной игры, которая должна стать третьим этапом «Дела об отравлении Скрипалей» — специальной операции британской и американской разведок. А играть в оперативные игры ЦРУ и МИ-6 умеют, и Скрипалей они «играют» грамотно, расчетливо и очень тонко.

 23 ноября 2019 года

 «Пазл № 3»: Оперативная установка 8 сотрудников «сверхсекретной» воинской части ГРУ № 29155

 23 ноября 2019 г. сайты независимых журналистов-расследователей The Insider и Bellingcat (работающие под крышей британской разведки МИ-6 и являющиеся для разведки каналом легализации информации, добытой агентурным путем) заявили о завершении «расследования» о «причастности сотрудников ГРУ к отравлению нервно-паралитическим веществом болгарского предпринимателя Емельяна Гебрева (а также его сына и коллеги)». На этот раз свое «расследование» они провели совместно с Der Spiegel — серьезным изданием, дорожащим своей деловой репутацией (что вообще является новым и, отчасти, неожиданным поворотом в профессиональной деятельности обеих групп журналистов-расследователей). По утверждению The Insider, в «новом расследовании» им удалось «установить настоящие и оперативные имена всех гэрэушников, участвовавших в этой операции, а также узнать обстоятельства и возможные мотивы покушения». В статье, опубликованной также и в Der Spiegel, приводится, в том числе, и методика персональной идентификации «сотрудников ГРУ».

В ходе проведенного журналистами «расследования» были идентифицированы (опознаны) восемь сотрудников оперативной группы ГРУ, действовавших в Болгарии, в состав которой, по мнению журналистов-расследователей, входят и Петров с Башировым. Это Сергей Федотов (настоящее имя — Денис Сергеев), Сергей Павлов (настоящее имя — Сергей Лютенко), Георгий Горшков (настоящее имя — Петр Борисов), Иван Лебедев (Иван Терентьев), Николай Кононихин (Николай Ежов), Алексей Никитин (Алексей Калинин), Владимир Попов (Владимир Моисеев) и Данил Степанов (Данил Капралов). Владимир Моисеев причастен к неудачной попытке государственного переворота в Черногории. Данил Капралов, помимо специальной разведывательной подготовки, имеет квалификацию врача, что «роднит его с Александром Петровым (Мишкиным), одним из отравителей в Солсбери».

Что касается методики, то авторы расследования заявили, что идентифицировали сотрудников ГРУ по паспортам: «их выпускают сериями, поэтому можно найти похожие номера среди возможных попутчиков»; «при изменении имени, дату и год рождения оставляли реальной». Журналисты также утверждают, что «после предыдущих публикаций некоторым сотрудникам ГРУ изменили фотографии и другие данные», «но лучше бы они этого не делали»: «в результате [такого подлога] в мужских паспортных файлах оказались женские фотографии и паспортные истории совсем других людей».

Несмотря на то, что все данные на мнимых «сотрудников ГРУ» были представлены как результат журналистского расследования (то есть «расследования, проведенного «сыщиками-любителями»), история с публикацией персональных данных этих восьми граждан РФ, на самом деле, весьма серьезная: налицо очень профессионально проведенная оперативная установка группы лиц, «засветившихся» в Болгарии и в ряде других мест. Очевидно, что профессионалы, сумевшие просветить восьмерку граждан РФ как рентгеном, это не журналисты-расследователи The Insider и Bellingcat, а их кураторы из британской и американской разведок.

Журналистам же просто позволили легализовать на своих сайтах данную информацию, полученную, скорее всего, оперативным путем. Легенда о «сопоставлении» данных из паспортного стола не выдерживает критики: после утечки заявлений на выдачу загранпаспортов на имя Петрова и Боширова (с особыми пометками) весь архив данного паспортного стола должны были немедленно изъять и вывезти в неизвестном направлении. Здесь же получается, что спустя год после скандала с данным паспортным столом журналисты продолжали свободно пользоваться его базами и архивами, «копались в шпионских файлах». Такого в принципе быть не может. Значит, данные на «восьмерку агентов ГРУ» были получены другим путем — от «крота» (который, скорее всего, также фигурирует среди фотографий «восьмерки»).

Таким образом, британская (и, возможно, американская) разведка наглядно продемонстрировала, что она может персонально установить личность каждого сотрудника секретного подразделения ГРУ № 29155, вплоть до последнего клерка. И, скорее всего, уже имеет списки сотрудников этой воинской части на руках. А данные восьми офицеров ГРУ — это всего лишь затравка.

5 декабря 2019 г.

«Пазл № 4»: «Они уже здесь!» — о секретной базе диверсантов и ликвидаторов ГРУ во французских Альпах

5 декабря 2019 года радиостанция Deutsche Welle, со ссылкой на французскую газету Le Monde, заявила, что «сотрудники российских спецслужб использовали французские Альпы в качестве базы для операций по всей Европе»: у российской военной разведки, оказывается, была оперативная база в Верхней Савойе (горный регион с Монбланом, озером Анси и курортами). NBC по этому поводу заявило следующее: «Русские агенты готовили удары из логова убийц во французских Альпах, говорят представители разведки». Примерно то же самое написала и The Telegraph: «Русские шпионы использовали французские Альпы как базовый лагерь для нападения на Британию и другие страны».

Deutsche Welle утверждает, что, «как выяснили западные спецслужбы», базой в Альпах пользовались пятнадцать сотрудников «элитного подразделения ГРУ, отвечающего за заказные убийства, акты саботажа и управление так называемыми «мертвыми почтовыми ящиками», которые используются тайными агентами и их подручными для обмена информацией». Один из этих «сотрудников ГРУ», по данным источников радиостанции из БНД (немецкой разведки), «был причастен к покушению на бывшего офицера ГРУ Сергея Скрипаля и его дочь в марте 2018 года в Солсбери». Отмечается, что «западные спецслужбы вышли на след этой группы в ходе расследования покушения на Скрипалей; в расследовании принимали участие службы контрразведки Великобритании, Франции, Швейцарии и США».

По данным разведок указанных выше стран, «в период с 2014 по 2018 год эти российские агенты неоднократно останавливались в небольших французских городках на юго-востоке Франции, в том числе в Шамони и Эвиане»; «они работали в Болгарии, Молдавии, Черногории и других странах, но не во Франции».

В этом вбросе присутствует еще одна смычка с инцидентом в Солсбери: один из постояльцев «секретной базы» ГРУ в французских Альпах принимал непосредственное участие в покушении на жизни Сергея и Юлии Скрипаль, а, следовательно, в Альпах он мог готовиться к этой операции или проходить курс психологической реабилитации и разгрузки после ее завершения. Остальные 14 агентов ГРУ, скорее всего, специализировались на том же роде занятий, что и «отравитель» из Солсбери. Кроме того, в репортаже Deutsche Welle от 5 декабря фигурируют уже 15 офицеров ГРУ, в то время как двумя неделями раньше — 23 ноября 2019 г. — известно всего о восьми установленных поименно сотрудниках этой сверхсекретной воинской части ГРУ (№ 29155). Налицо удвоение численности «засветившихся» сотрудников ГРУ в течение каких-то 13 дней активной раскрутки истории о гэрэушниках-отравителях, а также напрашивающийся вывод о том, что 8 уже установленных 23 ноября сотрудников ГРУ — это часть тех самых 15, пользовавшихся базой во французских Альпах.

Но самый главный вывод здесь состоит в том, что у секретного подразделения ГРУ № 29155, специализирующегося на внесудебной ликвидации, есть не только профессионально подготовленные кадры (засветившиеся на аналогичных мероприятиях в Солсбери, Болгарии и Черногории), но и опорные конспиративные базы в Европе, опираясь на которые «убийцы и диверсанты из ГРУ» могут организовывать теракты на территории любой страны ЕС. А это уже серьезно, так как речь идет не об отдельных группах преступников, а о хорошо организованной разведывательно-диверсионной террористической сети, опутавшей Европу. Возможно, Европа уже вся покрыта сетью таких баз, и европейцы о них не знают.

24 августа 2019 года — 4 декабря 2019 года

«Пазл № 5»: убийство чеченского боевика в центре Берлина

24 августа 2019 года в Берлине был убит Зелимхан Хангошвили — чеченский сепаратист, бандит, участвовавший в составе НВФ в вооруженном конфликте на территории Чеченской Республики; бывший представитель Доку Умарова в Грузии. Первоначально следствием рассматривались две основные версии: убийство на криминальной почве (то есть связанное с «мафиозными разборками») и профессионально спланированное заказное убийство по политическим мотивам. Однако Der Spiegel писал, что в спецслужбах ряда стран НАТО практически сразу заявили о причастности к данному убийству российской военной разведки.

По подозрению в убийстве задержан 49-летний гражданин РФ. Согласно проведенному Der Spiegel расследованию, выяснилось, что «подозреваемый в убийстве мужчина назвал себя Вадимом Андреевичем Соколовым (об этом говорится в документах, поданных им на получение немецкой визы); но возможно, что его настоящее имя — Вадим Красиков, а Соколов — оперативный псевдоним, такой же, как фамилии Петров или Боширов». Также известно, что ему 49 лет, он родом из Иркутска, а прописан в Санкт-Петербурге. В той же статье утверждается, что номер загранпаспорта вероятного убийцы указывает на то, что он свой документ получил из той же партии, что и Петров, и Боширов, отравившие Скрипалей. Отсюда немецкие журналисты сделали вывод, что Соколов (Красиков) имеет прямое отношение к ГРУ.

В совместном расследовании Bellingcat, The Insider, Dossier Center и Spiegel Online пришли к выводу, что «Вадим Соколов ездил в Берлин под чужим именем при активной поддержке российского государства, которое создало целостную легенду фиктивной личности». Так, «Соколов, будучи 49-летним человеком, получил российский ИНН (индивидуальный номер налогоплательщика) только в июле 2019 года»; «по адресу, где якобы проживет Соколов в РФ, человека с таким именем никто не знает»; «телефон места работы Соколова — ЗАО "Руст", заявленный в пакете документов для шенгенской визы, полностью совпадает с номером компании во владении Министерства обороны РФ»; «паспорт, который предъявил Соколов, ему выдали всего лишь за 11 дней до заполнения заявки на визу»; «человека, чье имя, место и дата рождения соответствовали бы данным, указанным в паспорте и визовой заявке Вадима Соколова, нет ни в одной из доступных баз данных российских граждан». Кроме того, из материалов следствия стало известно, что Хангошвили был убит двумя выстрелами — в спину (на ходу) и контрольным — в голову (когда он уже был обездвижен). Эта техника стрельбы на поражение, по мнению журналистов, является характерным почерком «ликвидаторов» ГРУ — своеобразной их «визитной карточкой», гарантирующей результат.

Третьего декабря 2019 года дело было официально передано в Федеральную прокуратуру ФРГ из-за наличия свидетельств, что к преступлению причастны спецслужбы иностранных государств. Об этом, в частности, заявил в интервью DW депутат бундестага Константин фон Ноц (Konstantin von Notz), член парламентской контрольной комиссии, которая наблюдает за работой спецслужб ФРГ: «Подозрения в том, что к делу причастно иностранное государство, висят в воздухе уже несколько недель». Марк Галеотти, специалист по российским спецслужбам и, одновременно, почетный профессор Университетского колледжа в Лондоне (UCL), уже назвал убийство Хангошвили в центре Берлина немецким «Солсбери».

4 декабря 2019 г. МИД Германии официально заявило, что два сотрудника посольства России объявлены персонами «нон грата», так как «российские власти, несмотря на повторные и настойчивые требования, не оказали достаточного содействия в расследовании убийства в берлинском парке 23 августа текущего года». Также отмечается, что «в последний раз представитель МИД ФРГ Андреас Михаэлис обращался к послу России в Германии Сергею Нечаеву с подобной просьбой 20 ноября, однако российская сторона затягивала исполнения требования правительства Германии оказать содействие в расследовании преступления». В ответ 10 декабря 2019 г. президент России Владимир Путин на пресс-конференции в Париже по итогам саммита в «нормандском формате» заявил, что это был не просто боевик — он был одним из организаторов взрывов в московском метро:

«Я знаю, что в Берлине погиб человек, это не просто грузин, это человек, который принимал активное участие в боевых действиях на стороне сепаратистов на Кавказе. Он не грузин по национальности. Этот человек находился у нас в розыске. Это боевик, причем очень жесткий и кровавый человек».

При этом он назвал «некорректной высылку российских дипломатов из Германии на основании предварительных соображений». Тем самым президент РФ только подтвердил предположение журналистов Spiegel Online о том, что у России к Хангошвили могли быть «незакрытые» претензии, достаточные для того, чтобы его устранить во внесудебном порядке. То же самое в марте 2018 года говорили и о Сергее Скрипале — предателе, получившем на удивление мягкий приговор и отсидевшем в тюрьме всего лишь часть положенного ему срока. Кстати, и высылка Германией двух дипломатов РФ также копирует реакцию США и европейских стран на отравление Скрипалей, проводя дополнительные параллели между двумя (как считают в ФРГ, весьма похожими) инцидентами.

Отсюда немецкая общественность (устами Spiegel Online) сделала два основных вывода:

  • «ликвидаторы» ГРУ реально существуют;
  • их деятельность не ограничивается только особо враждебно настроенными по отношению к России англосаксонскими странами (такими как Великобритания) или радикально прозападными (Черногория незадолго до попытки госпереворота 16 октября 2016 г.), но и распространяется на дружественные страны, имеющие с Россией общие интересы и партнерские отношения — такие как Германия;
  • ликвидация Скрипалей и ликвидация Хангошвили — это звенья одной цепи, результат деятельности одной преступной группировки, направляемой руководством ГРУ, подчиняющуюся напрямую известно кому;
  • их надо остановить.

Точка сборки

Таким образом, в течение 2019 года в публичном пространстве разразилось минимум пять международных скандалов, каждый из которых, впрочем, носил локальный и строго специализированный характер. По каждому из перечисленных выше эпизодов — «пазлов» будущей мозаики — отрабатывался конкретный частный сюжет с тщательной проработкой деталей. В том случае, если эпизод носил резонансный характер (как с информацией о сверхсекретной воинской части ГРУ № 29155), этот резонанс на определенном витке гасили, и делали это специально — для того, чтобы тема себя не исчерпала до назначенного ей срока. При этом все пять эпизодов при желании можно выстроить в одну последовательную цепь событий, в которой каждый последующий эпизод подтверждает предположения (версии), выдвинутые при расследовании предыдущего эпизода (инцидента), а все вместе они способны фактически «за руку» подвести любого человека (политика, общественного деятеля, журналиста или просто обычного активного гражданина) к конкретным выводам. Или — к финальному событию, которое соберет все эти «пазлы» в одну картинку и даст шокирующий резонансный эффект. И в том, что это будет сделано, причем — в самое ближайшее время, можно даже не сомневаться.

Так где же она — точка сборки?

А вот где. Все эпизоды замыкаются на то, что:

  • в ГРУ существует спецподразделение, специализирующееся на внесудебной ликвидации людей на территории Европы (как минимум);
  • о существовании этого подразделения западным спецслужбам стало известно только благодаря предательству одного из сотрудников ГРУ, причем сотрудника высокопоставленного, посвященного во все секреты и входящего в узкий круг особо доверенных лиц.

Именно на это намекали 8 февраля 2019 г. два британских таблоида — Daily Mail и Daily Telegraph, ссылаясь на «неназванные источники» в британской разведке, когда писали, что один из членов «солсберийской» оперативной группы ГРУ, приехавшей ликвидировать Сергея Скрипаля — Сергей Федотов (настоящее имя — Денис Сергеев), — узнав, что Скрипали все-таки остались живы, остался в Солсбери — в самый последний момент он снялся с вылетающего в Москву прямого рейса «Аэрофлота» и, бросив Петрова и Боширова, вернулся «наблюдать за ходом дальнейших событий». В этом плане Сергеев идеально подходит на роль перебежчика — «крота», сдавшего МИ-6 информацию о готовящемся визите Петрова и Боширова в Солсбери (об этом знали, кроме начальника и первого зама ГРУ, считанные единицы — начальник в/ч 29155 ген.-м-р Аверьянов, начальник оперативной группы – сам Сергеев — и исполнители, агенты-боевики Петров и Боширов). Следуя этой логике, Сергеев и не собирался возвращаться в Москву: в силу предельной узости круга посвященных в операцию в британском Солсбери специалисты быстро бы вычислили, с какого именно уровня (звена) произошла утечка, и в считанные часы вышли бы на предполагаемого крота.

Тем более что сведения о существовании в ГРУ сверхсекретного подразделения 29155 со списками личного состава (из которых затем Bellingcat и The Insider «извлекли» персональные данные восьми сотрудников этого подразделения, выдав за результаты собственного «расследования») тоже, видимо, поступили оперативникам МИ-6 из этого же источника — от их особо ценного агента, работавшего в святая святых российской военной разведки. И данные из паспортного стола, выдавшего всем установленным сотрудникам воинской части 29155 (в том числе Петрову и Боширову) заграничные паспорта на вымышленные фамилии, равно как и наводка на этот паспортный стол, оказались в руках МИ-6 задолго до начала второго этапа организованной МИ-6 и ЦРУ операции по отравлению Скрипалей (он начался 5 сентября 2018 года с опубликования Скотланд-Ярдом «предварительного отчета о промежуточных результатах расследования» дела об отравлении Скрипалей), и получила МИ-6 эти сведения от все того же «крота», работавшего в ГРУ. В этом случае логика развития событий, связанных с развитием инцидента в Солсбери, действительно становится простой и понятной.

В этом ключе также становится понятно, как именно французские спецслужбы так быстро вышли на секретную оперативную базу ГРУ во французских Альпах — она, по всей видимости, была хорошо залегендирована (раз просуществовала не менее 5 лет). И также становится ясно, почему прокуратура ФРГ взяла расследование убийства Хангошвили в свое производство, получив от МИ-6 данные на Соколова (Красикова), вероятно, входящего в кадровый состав все того же спецподразделения 29155.

Если «крот» сделал свое дело, и реализация переданных им британской разведке оперативных материалов неизбежно приведет к его раскрытию, — его надо эвакуировать. В этом плане эвакуация Сергеева произошла идеально — чужими руками: Сергеев сам прилетел в Великобританию в составе оперативной группы ГРУ — в командировку; ему даже не пришлось бежать из страны — страна сама направила его туда, где он хотел бы оказаться после провала операции в Солсбери. И это тоже, по-видимому, было просчитано МИ-6 заранее.

8 февраля 2019 года, когда в британской прессе впервые появились сведения о третьем участнике «солсберийской» группы — Федотове (Сергееве), — сразу же встал вопрос о том, что ЦРУ и МИ-6 будут делать с этим человеком дальше (если, конечно, он действительно является перебежчиком) — какую именно оперативную комбинацию они выстроят, располагая таким бесценным козырем — живым свидетелем, способным в любой момент дать свидетельские показания под присягой. Вывод был один: британцы готовят большую пресс-конференцию, в ходе которой Федотов сделает «каминг-аут» — публично во всем признается и раскроет всю подноготную «тайной деятельности Кремля». Что, в свою очередь, позволит объявить ГРУ преступной организацией. Как минимум. Но этого не произошло: видимо, почва для «взрывного эффекта» от разоблачений Федотова была еще недостаточно подготовлена — в публичном пространстве медленно затухал шлейф от грамотно раскрученного дела Скрипалей, и только; о спецподразделении ГРУ № 29155 еще ничего не было известно; Хангошвили еще не ликвидировали. На начало февраля 2019 года еще не было нескольких линий, сходящихся в одной точке, — была только одна линия в виде «Дела Скрипалей». А этого показалось явно недостаточно для кумулятивного эффекта от сенсационных разоблачений Федотова (Сергеева).

Именно поэтому британские и американские спецслужбы не стали спешить (если в ГРУ действительно завелся «крот», то уже один этот факт должен был парализовать работу ведомства минимум на полгода — страх перед тем, что все это всплывет в публичное пространство; всеобщее недоверие; многочисленные проверки и т. д.), а потратили 2019 год на подготовку информационного фона (раскрутив независимо друг от друга еще четыре эпизода, внешне относительно мало связанные между собой – историю с спецподразделением ГРУ, историю с оперативной установкой 8 российских разведчиков; историю с базой ГРУ во французских Альпах и, наконец, историю с убийством Хангошвили, названным журналистами «Скрипалем № 2») и на формирование у западного сообщества напряженных ожиданий окончательного разоблачения ГРУ как «преступной организации» «путинского режима». В итоге пять эпизодов уже готовы и полностью отработаны (а для формирования «взрывного эффекта» достаточно всего-навсего трех эпизодов; пять сделано явно с запасом, для подстраховки), и осталось их только связать воедино финальным, шестым по счету, инцидентом.

Каким он будет, этот финальный инцидент, ставший точкой сборки для всех пяти «пазлов»?

На этот вопрос, оказывается, тоже можно дать вполне определенный ответ — исходя из самой логики событий и той сюжетной линии, по которой нас уже год ведут эти эпизоды и сопровождающие их информационные вбросы. Во всех этих пяти эпизодах есть еще одна деталь, которая их всех объединяет, — это «сакральная жертва», погибшая от рук, предположительно, гэрэушных убийц-ликвидаторов.

Действительно, первый эпизод связан с инцидентом в Солсбери — а в нем присутствуют сразу две сакральные жертвы: Сергей и Юлия Скрипаль, пострадавшие из-за того, что «боролись» с нынешним российским режимом. Известно личное отношение Путина к Сергею Скрипалю, высказанное им  на пленарном заседании Российской энергетической недели 3 октября 2018 года: «Он просто подонок, вот и все». А «подонок» должен быть должным образом наказан. Чтобы другим неповадно было.

Во втором эпизоде мозаики раскрывается информация о спецподразделении ГРУ, специализирующейся на убийствах (внесудебной ликвидации): именно ее сотрудники Петров и Боширов пытались убить Скрипалей; выследить Родченкова в штаб-квартире WADA (еще одна «сакральная жертва режима» — с большим потенциалом); именно они предприняли попытку покушения на убийство болгарского бизнесмена Гребева в 2015 году (третья «сакральная жертва») и лидера демократов-социалистов Мило Джукановича, занимавшего в 2016 году должность премьер-министра Черногории, стремившейся в НАТО (четвертая «сакральная жертва»). Пятой «сакральной жертвой режима» должен был стать убитый в центре Берлина бывший чеченский боевик Хангошвили, которого напрямую сравнивали со Скрипалем. Пять жертв — это серьезно; это уже почти новая «небесная сотня».

В третьем эпизоде раскрываются данные восьми агентов-ликвидаторов ГРУ, в числе которых присутствуют организаторы и исполнители покушений на убийство Скрипалей, Гребева, Джукановича; оперативная установка связывает (через указание конкретных исполнителей каждого покушения) все покушения на убийство в единый узел, ниточки от которого тянутся к в/ч № 29155 и ее начальнику ген.-м-ру ГРУ Аверьянову. Четвертый эпизод подводит под деятельность этой восьмерки агентов и других аналогичных групп материальную базу — всплывают сведения об оперативной базе ГРУ во Франции, с позиций которой агенты осуществляли вылазки на задания в другие страны (по заявлению французской контрразведки, во Франции они «по специальности» не работали).

В пятом эпизоде снова возникает образ «сакральной жертвы» — на этот раз в роли жертвы выступает бывший чеченский боевик, убитый в центре Берлина руками члена все той же группировки 29155. В конце декабря 2019 года внимание западной общественности снова фокусируется на сакральности жертв ликвидаторов из ГРУ: можно с уверенностью утверждать, что всего за один 2019 год образ Скрипаля размножился минимум в четырех различных версиях. И западная общественность замирает в ожидании ответа на вопрос: кто будет следующим? Кто станет новой «сакральной жертвой» безжалостных киллеров из ГРУ?

Ответ на этот вопрос, на самом деле, уже давно подготовлен британской и американской разведками: следующей жертвой станет тот, кто разозлит Путина. Потому что любой хмурый взгляд российского президента может стать для незадачливого диссидента приговором. Именно к этой мысли МИ-6 и ЦРУ аккуратно подводили западную общественность, начиная с разбора инцидента в Солсбери. Разозли Путина — и твоя участь будет решена. А исполнителем вынесенного тебе приговора станут ликвидаторы из секретной воинской части ГРУ.

Точкой сборки всей этой схемы должна быть еще одна «сакральная жертва», объединяющая в себе все черты «жертв» предыдущих:

  • это должен быть бывший российский разведчик (желательно, из ГРУ), перешедший на сторону противника (то есть предатель) — как Скрипаль [признак № 1];
  • это должен быть человек, сдавший особо ценные секреты английской или любой другой разведке, причем даже такие, которые никто и никогда не должен был узнать (касающиеся первых лиц государства — как это сделал Березовский) [признак № 2];
  • это должен быть человек, избежавший заслуженного наказания (как Скрипаль, обмененный на Чапман, Безрукова и др. российских нелегалов в 2010 году, или как Хангошвили) [признак № 3];
  • он должен бросить публичный вызов системе и одновременно задеть гордость первого лица российского государства своим публичным выступлением (как Литвиненко, выступивший в 1998 году с «разоблачением» ФСБ) [признак № 4];
  • к этому человеку у ВВП должна быть личная неприязнь, проявленная публично и на эмоциях (как в случае с высказываниями: «Скрипаль — подонок», «это не просто грузин; это боевик, причем очень жесткий и кровавый человек») [признак № 5];
  • он должен находиться формально вне досягаемости российской контрразведки (то есть на территории другого государства — как Скрипаль, Литвиненко, Березовский, Хангошвили) — чтобы был стимул до него добраться и «покарать» [признак № 6].

По всем признакам на эту роль подходит только один человек — Сергей Федотов (он же — Денис Сергеев), полковник ГРУ (по данным британской прессы), непосредственный начальник Петрова и Боширова и возможный перебежчик — двойной агент МИ-6. Тот самый, пресс-конференция которого, возможно, готовилась в феврале 2019 года. Он и станет точкой сборки для всей мозаичной картины.

Если Федотов — действительно перебежчик, то дальнейшая судьба его, по-видимому, будет такой:

  • он выступит на организованной МИ-6 большой пресс-конференции, где перед телекамерами признается во всем и подробно расскажет о деятельности тайной сети убийц, которой ГРУ опутала всю Европу;
  • этим выступлением он вызовет негативную реакцию Путина (возможно, лидер России просто нахмурится — сурово сдвинет брови, но и этого будет вполне достаточно);
  • затем агенты МИ-6 уберут Федотова (так же, как они в марте 2018 года отравили Скрипалей, только теперь это будет гарантированно смертельный исход);
  • смерть Федотова, ставшего «сакральной жертвой», повесят на Путина: «только он один желал ему зла».

И дело будет сделано.

Другой такой «сакральной жертвой», вполне подходящей под критерии отбора, установленные британской разведкой, особенно в свете последних высказываний на тему суверенитета одной родственной России республики и НАТО, готового этот суверенитет защищать, может стать и Александр Григорьевич Лукашенко. Но это в целом и для ЦРУ, и для МИ-6 чуть более сложный вариант, чем с Федотовым, и чуть более сложно объяснимый широкой западной общественности.

Что делать

Важно понимать, что на этот раз придуманная ЦРУ и МИ-6 оперативная комбинация является более сложной, чем первые два этапа операции «Дело об отравлении Скрипалей» («игры с пошаговым повышением ставок» и «загонной охоты») — хотя бы потому, что будущему финальному аккорду этой оперативной комбинации предшествовала годичная подготовительная работа. При этом уровень комбинаторики впечатляет: в течение всего 2019 года британской разведкой методично отрабатывались отдельные эпизоды будущей картины нового инцидента — и вот теперь пришло время их сборки в единое целое, под единой легендой. Именно поэтому очень долгое время замысел МИ-6 было практически нереально просчитать: внешне ее деятельность выглядела сумбурной и хаотичной. Но это оказалось не так.

Для ГРУ и его руководства сейчас, видимо, превалирует одно-единственное желание — куда-нибудь отползти в надежное убежище и затаиться, залечь, начать зализывать раны. Но надо понимать, что зализать раны им как раз и не дадут: у МИ-6 и стоящей за ее спиной ЦРУ (а дело Скрипалей выполнено по американской схеме), видимо, еще много оперативной информации о деятельности этого учреждения, ожидающей своей реализации. И британцы не будут раскрывать все карты сразу — они будут вбрасывать компромат по частям, мелкими порциями, провоцируя панику и доводя до отчаяния. Так, как это делалось весь 2018 год в связи с инцидентом в Солсбери. Так что надо готовиться к тому, что «берлинское дело» в этой череде — не последнее, а отравление (или любая иная форма ликвидации) Федотова на британской земле не снимет все вопросы к ГРУ и сверхсекретной воинской части № 29155. Более того, дальнейшие усилия МИ-6 будут направлены, в том числе, на то, чтобы заполучить себе персонально кого-нибудь еще из «альпийской восьмерки» — теперь, когда их просветили насквозь рентгеном, им, видимо, уже сделаны определенные предложения; а еще лучше, заполучить кого-нибудь из них плюс Петрова с Бошировым. Кажется, у Моссада была отличная практика похищений людей из-под охраны любого уровня; в свете последних событий Моссад вполне может «расплатиться» Петровым и Бошировым с США за ликвидацию в Ираке «архитеррориста № 1» (по утверждению Авигдора Эскина) генерала Касема Сулеймани.

В данной ситуации есть только один выход — в создании собственного российского (федерального) центра информационных операций и укомплектование его специалистами, способными в информационном поле переиграть ведущие спецслужбы мира. Это, вопреки ожиданиям, не так уж и невозможно: так, в марте 2019 года группа специалистов, организовавших «Скрипальские чтения» (3-4 марта 2019 года — в день первой годовщины инцидента в Солсбери), почти на двое суток перехватила оперативную инициативу в информационном пространстве у МИ-6 (готовившей свою информационную кампанию); 17 августа того же года в результате изящно проведенной оперативной комбинации удалось вскрыть агентурную связь ЦРУ и второго человека в руководстве Венесуэлы, председателя Национальной конституционной ассамблеи Диосдадо Кабельо (в результате крупнейшая тайная операция ЦРУ была сорвана — во многом, за счет самих работников ЦРУ, ударившихся в панику, а лично руководивший этой операцией Джон Болтон был отправлен в отставку). Мы, очевидно, можем переигрывать британцев и американцев на поле информационной войны («Скрипальские чтения» и разоблачение Кабельо тому явное подтверждение), но для стратегического закрепления успеха нам не хватает системности. И собственной общенациональной системы противодействия информационным операциям противника. Которая, в свою очередь, есть у ЦРУ и МИ-6.

И надо еще раз вспомнить, что даже удачные импровизации, если они не подкреплены работой системы, в стратегической перспективе неизбежно ведут к провалу. С помощью «Кинжалов», «Авангардов» и «Буревестников» мы еще некоторое время сможем удерживать превосходство перед США в военной сфере. Но важно понимать, что это отпущенное нам время будет очень недолгим, и использовать его надо максимально эффективно — для того, чтобы завоевать превосходство в информационной сфере и получить возможность предлагать (а в некоторых случаях и диктовать) всему миру свою информационную повестку, свои смыслы и свой образ будущего. Это — наш исторический шанс, который мы не должны упустить.

Читайте также: