Почему Церковь считает, что бить детей — это нормально?

Протоиерей Димитрий Смирнов. Фото: ТАСС
«Экспресс газета» отвечает на актуальные, неудобные и неожиданные вопросы. Сегодня мы расскажем, как относится Церковь к скандалу, вспыхнувшему вокруг заявления протоиерея Димитрия Смирнова, и физическим наказаниям детей.

В последнее время в поле зрения СМИ попадает все больше скандалов, причиной которых становятся поведение и высказывания священников. Один из последних связан с протоиереем Димитрием Смирновым, который в одном из интервью рассказал, что отучил воспитанника детского дома материться, «дав ему по роже». Напомним, что под опекой отца Димитрия находятся три детских дома.

Воспитанников детского дома такой ответ развеселил, сам Смирнов тоже посмеялся, добавив, что хотя такой способ крайне действенный, гораздо лучше, когда человек сам контролирует свою речь.

А вот у широкой общественности слова священника вызвали осуждение. Зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей, тележурналист Оксана Пушкина и вовсе призвала отлучить протоиерея Димитрия Смирнова от церкви, пишет DailyStorm.

В РПЦ Димитрия Смирнова оправдали, охарактеризовав мягким и доброжелательным человеком, а его слова назвали неудачной шуткой, которая ни в коем случае не говорит о том, что протоиерей Димитрий Смирнов на самом деле бьет детей. Однако на главный вопрос, как вообще Церковь относится к применению физической силы и телесных наказаний в воспитательных целях, — так и не ответили. С этим вопросом мы обратились к нашему эксперту.

Иногда физическое наказание — единственно верное решение

Мнение эксперта

Владимир Панарин

священник

— Бить ребенка — это проявление слабости, которая говорит о вашей педагогической некомпетентности. Однако бывают случаи, когда физическое наказание будет верным решением.

К примеру, вы заранее предупредили ребенка о том, что возьмете вицу (вица — крученый ствол молодой елочки, березы, ивы или черемухи. — прим. ред.) и накажете его за определенные проступки. Конечно же, я имею в виду не пустяковые, а серьезные проступки. Например, если старший ребенок подвергнет смертельной опасности младшего или себя самого.

Порою одного показательного телесного наказания достаточно — в том числе и для других детей, — чтобы преподать важный жизненный урок, который навсегда останется в памяти.

Ведь не всегда до детей можно достучаться словами и разумными аргументами. Если ребенок тянется к горячей плите или утюгу, не зная, что такое боль, гораздо эффективнее дать ему один раз дотронуться до них, чем объяснять возможные последствия.

Но ни в коем случае не бейте ребенка сгоряча или со злости.

Перед тем, как применить в воспитании физическую силу, обдумайте все и взвесьте: действительно ли это целесообразно? И что немаловажно — такие воспитательные меры должны быть согласованы между родителями. Чтобы не получилось, что папа — плохой полицейский, а мама — хороший. Или наоборот.

Конечно, традиция физического наказания уходит в прошлое. В школах уже нет виц и плеток, а родители стараются — по модным нынче тенденциям — договариваться с ребенком. Но те, кто имеют опыт воспитания детей, особенно в многодетных семьях, знают, что разговоры — методика, которая не дает мгновенных результатов. А иногда нужно отреагировать очень быстро.

Поэтому я против того, чтобы полностью запретить любое физическое наказание детей.

Если ребенку все спускать с рук, то из него с большой вероятностью может вырасти преступник, который очень удивится, что государство его наказывает: надевает наручники, сажает в тюрьму. То есть жесткость в воспитании — это еще и своеобразная подготовительная школа к реальной суровой жизни.


А как вы считаете, допустимы ли телесные наказания в воспитательных целях?

Читайте также:


‡агрузка...