Басков снова поверил в Деда Мороза

Антон Макарский с детства пользовался успехом у девчонок
                                     
Все мы родом из детства. Наверное, именно поэтому раз в год - в новогоднюю ночь - мы разом теряем весь свой прагматизм и здравомыслие и снова верим в чудо, волшебство, сказку. Кажется, еще немного, еще несколько ударов кремлевских курантов - и случится что-то необычное, невероятное и обязательно очень хорошее. «Звезды» тоже когда-то были детьми. Что помнят они из той сладкой, невозвратной поры?








Николай Басков

Николай Басков


Николай БАСКОВ


- В пять лет я очень хотел в подарок на Новый год железную дорогу. Сам написал письмо и отдал его маме для отправки Деду Морозу. Как же я был счастлив, когда нашел утром под елкой заветную игрушку! И только годам к десяти я понял, что купила мне ее мама, а сказочного Деда на самом деле не существует, это выдумка. Я так сильно расстроился, что даже заплакал! Зато сейчас снова стал верить в Деда Мороза - должно же быть в жизни какое-то волшебство...








Илья Резник.

Илья Резник.


Илья РЕЗНИК


- Жизнь до войны я помню плохо - наверное, было тепло и вкусно на улице Восстания в Ленинграде. Потом была эвакуация. С того времени врезался в память один Новый год в детском садике в Свердловске, когда я танцевал матросский танец. Тогда я был уверен, что поступлю в Нахимовское училище и стану моряком. Танец мне удался, и я был счастлив. Потом мы ели вкуснейшие блины и оладушки: жили мы на мельнице (мама там работала), так что в доме иногда была мука.








Валентина Толкунова.

Валентина Толкунова.


Валентина ТОЛКУНОВА


- Новый год - самый лучший, светлый и чудесный праздник, который обязательно сопровождается надеждой на что-то необычное, чего у тебя в жизни еще никогда не было. Более всего мне запомнились новогодние праздники именно в детские годы. Мы жили на очень далекой московской окраине - в Ховрино. В огромном дворе всегда наряжалась высоченная елка. Дети окрестных домов выходили к ней, играли в снежки, катались на коньках на залитом здесь же катке, а когда немножко повзрослели, то прямо ночью уходили на лыжах в лес. Возвращались разрумянившиеся, замерзшие, голодные - и к новогодним столам! Конечно же, в каждом окне тоже загадочно светились елки, все блестело, горело, было ощущение счастья, чего-то нового и, конечно, подарка, который тебе принесет добрый Дед Мороз. Верили мы в него долго. И он всегда что-то приносил: родители обязательно клали нам с братом под елочку или под подушку подарок. Лучшим подарком для нас, послевоенных детей, были настоящие шоколадные конфеты и мандарины, которые появлялись у нас только к Новому году. Мандариновый запах и по сей день ассоциируется у меня с этим праздником. 








Эммануил Виторган

Эммануил Виторган


Эммануил ВИТОРГАН


- Мои детские воспоминания о Новом годе - это воспоминания военных лет. Достать елку было тогда невозможно, да в тех условиях никто и не стал бы этим заниматься. Мы сами сколачивали елку из каких-то деревяшек, дощечек, реечек и вешали на нее обрывки газет, журналов, кусочки разноцветной ткани - иногда для этого даже рвали на лоскутки собственную старую одежду. До четвертого класса в школе на утренниках я играл разных зверей - зайцев, волков, а потом поступил в драмкружок при Доме пионеров и стал получать настоящие сказочные роли. 








Марина Хлебникова c дочкой.

Марина Хлебникова c дочкой.


Марина ХЛЕБНИКОВА


- Мы с мамой всегда наряжали две елки: в моей комнате и на балконе, специально для Деда Мороза - я волновалась, что иначе он не сможет найти мой дом. В новогоднюю ночь я наливала теплое молоко в большой стакан и оставляла под елкой. Мама говорила, что нельзя думать только о себе: Дед Мороз много дней не спит и не ест, развозя детям подарки, поэтому надо, чтобы о нем кто-нибудь позаботился. Мы всегда делали множество поделок своими руками. Для елки на улице я готовила ледяные игрушки, заливая цветную воду в формочки для песка и замораживая ее (получалось очень эффектно). А на моей елке всегда висели бабушкины пряники. Правда, ей приходилось оперативно пополнять мгновенно исчезающие запасы «игрушек». А еще у меня до сих пор сохранились елочные игрушки моей бабушки: барышни, клоуны, купцы и фигурки животных, искусно сделанные из папье-маше. В детстве мне казалось, что они проигрывают в сравнении с блестящими стеклянными шарами, но сейчас я понимаю: в этих игрушках есть какое-то необычное тепло.








Кристина Орбакайте.

Кристина Орбакайте.


Кристина ОРБАКАЙТЕ


- Было мне лет шесть, когда мамины друзья из какой-то южной республики за неделю до праздника прислали нам арбуз. Семь дней я ходила вокруг него кругами, но мы договорились разрезать его с первым ударом курантов. В новогоднюю ночь мне безумно хотелось спать, но я мужественно держалась, ждала арбуз! Наконец его разрезали, я съела всего дольку - и уснула как убитая.








Александра МАРИНИНА

Александра МАРИНИНА


Александра МАРИНИНА


- С детства мне очень отчетливо запомнилась елка в нашей громадной коммунальной квартире в центре Ленинграда. Там были высоченные - больше трех метров - потолки, и отец всегда приносил именно такую же громадную елку. Наряжали ее с помощью стремянки, потому что даже его роста - 190 см. не хватало, чтобы украсить верхние ветки. Из кладовки доставали ящик с игрушками, мы с бабушкой брали катушку ниток и делали петельки для всех шаров, сосулек, зверушек и домиков. Подарки под елку не клали - не было тогда такой традиции, да и жили все довольно стесненно. А второе воспоминание - это когда на Новый год к нам приходили все друзья родителей и моей бабушки. Собиралась огромная компания, из кладовки доставали тяжелый дубовый стол с резными ножками, раскладывали его на какую-то немыслимую длину, покрывали тремя скатертями. Гасили свет, зажигали бенгальские огни. Было очень шумно и весело, был серпантин, конфетти - все, что полагалось в новогоднюю ночь. А самое главное - над столом под потолком обязательно висел большой серебряный зеркальный шар, который отбрасывал волшебные блики и создавал в комнате иллюзию снегопада. Я понятия не имею, откуда он взялся, купили его где-то или сделали сами. Помню только, что он просто был всегда. А утром после Нового года запоминалась гора посуды, которую мыли в ванной, потому что такое количество в раковину на кухне не помещалось.








Вячеслав Малежик.

Вячеслав Малежик.


Вячеслав МАЛЕЖИК


- В детстве я жил даже не в коммунальной квартире, а в коммунальном доме, где все друг друга знали и жили достаточно дружно. Это было в самом центре, в районе Белорусского вокзала. И праздновали все вместе, и дрались мальчишки все вместе, и если попадались милиции, то друг друга не выдавали. А когда я начал учиться в музыкальной школе, то стал просто застольным баянистом. Потом освоил гитару, играл и пел самые популярные песни тех лет на всех новогодних школьных вечерах и дома, когда у нас собирались большие компании.








Светлана Тома.

Светлана Тома.


Светлана ТОМА


- Мы с родителями и сестрой жили в молдавской деревне, поэтому каждая новая фабричная елочная игрушка становилась большим событием. Большую часть игрушек мы делали сами: из обложек тетрадей, которые в те годы были разного цвета - зеленые, розовые, оранжевые, синие, желтые... Плели из них гирлянды, а из белых тетрадных листов вырезали снежинки. Самое интересное было не сам праздник, а предвкушение его, подготовка. Эти чувства остались у меня до сих пор. Мы с сестрой обязательно ждали подарков под елочкой. Помню практически все, особенно яркий теплый платок в цветах и узбекскую тюбетейку, о которой я мечтала. Мама к Новому году пекла в печи горячий хлеб, хотя сама была сугубо городским человеком. Обязательно была елка в доме, а еще у нас во дворе перед крыльцом росли две туи, которые мы тоже наряжали своими руками. В школе на утренниках мы с сестрой каждый год участвовали в танце снежинок. Мама шила нам белые платья из марли, мы разбивали игрушку и посыпали наряд этими кусочками стекла, как блестками, приклеивали вату, мастерили короны из картона и фольги - все своими руками. Как же это было интересно и здорово!



Антон Макарский.

Антон Макарский.

Антон МАКАРСКИЙ


- Я ребенок актерский - мой дедушка, народный артист. В Пензе, где мы жили, он был главным Дедом Морозом на всех праздниках. Поэтому я всегда чувствовал некоторое превосходство перед остальными детьми, потому что знал, кто такой Дед Мороз! Естественно, я был на всех новогодних елках. Девочек, которые мне нравились, водил на них - проводил по блату через служебный вход. А если еще и сам играл в спектакле - был маленьким Новым Годом - то успех у противоположного пола, несмотря на детский возраст, был мне обеспечен надолго!








Людмила Чурсина.

Людмила Чурсина.


Людмила ЧУРСИНА


- Новый год моего детства всегда связан с запахом елки, мандаринов, вкусных домашних пирожков. И, конечно же, это всегда была сказка, вера в то, что Дед Мороз придет и оставит подарок. Конечно, он приходил, оставлял. И я до сих пор верю в то, что в жизни есть чудо, есть сказки - и пусть они чаще случаются в новогоднюю ночь - красивую, добрую, счастливую... В школе в детских спектаклях я почему-то всегда играла лисичку, причем какую-то очень «продолговатую»: хвост у меня болтался по земле, уши были слишком длинные, но меня это устраивало, и я была рада находиться в самой гуще праздника.
А когда приехала учиться в Москву, то на Кремлевских утренниках кого только не играла: Снегурочку, лисицу, зайчика. Для нас, студентов, это была и подработка, и репетиции, и подарки, и общение.








Ивар Калныньш.

Ивар Калныньш.


Ивар КАЛНЫНЬШ


- Я возвращаюсь в детство каждый раз, когда встречаю Новый год. Мы всегда на праздник устраивали карнавал: переодевались в разные костюмы и ряжеными ходили все ночь по гостям. Я  до сих пор верю в Деда Мороза, и даже сам пару раз в компании надевал его шубу. А вот в школе сыграть его как-то не довелось. Впрочем, как и всяких зверьков, гномов - я в новогодних спектаклях не участвовал. Поэтому, наверное, и стал актером, чтобы заполнить эту пустоту.

Вам может быть интересно: