В ДНР избавляются от страшного «наследства», оставленного при отступлении Украиной

В ДНР избавляются от страшного «наследства», оставленного при отступлении Украиной
Фото: Валентин Спринчак/ТАСС
Настало время возможностей
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Собкор «Экспресс газеты» на Донбассе Майя Пирогова о том, как Донецкая Народная Республика, пережив войну и тотальную блокаду, возрождается к новой жизни

Я не стану вспоминать советские времена, когда Донбасс называли сердцем России. Сложные 1980-е закончились «независимостью» Украины, для которой этот регион стал кормушкой и отщепенцем одновременно, и я не только о политике. Стыдно было наблюдать, как постепенно гибнет сельское хозяйство вместе с колхозами, угольная промышленность вместе с шахтами, машиностроение, металлургия — словом, все, что когда-то гремело и крутилось, потихоньку скукоживалось и старело. Впрочем, для бывших бандитов, ставших олигархами, вкладывать деньги в развитие или ту же социалку было не с руки. Тем не менее, несмотря на варварское отношение к оставшемуся после СССР индустриальному наследству, Донбасс считался одной из самых благополучных территорий, по крайней мере, по уходящим в госбюджет миллионам.

Но я и об этом не буду вспоминать, потому что все рухнуло в 2014-м, когда из Донецка побежали олигархи и чиновники, забрав с собой все, что можно было утащить и организовав Донбассу глобальную блокаду.

2014-2017 годы. Как выжили

Сразу оговорюсь: если бы не помощь из России, пришлось бы очень голодно. Поначалу еще сохранялось производство, благо, власти ДНР подошли к вопросу вдумчиво и не требовали от хозяев предприятий преданности идеям Русского мира. Почему? Да потому что гораздо важнее было сохранить рабочие места для сотен тысяч людей. И зарплаты, конечно. Поэтому поначалу на регистрацию в образовавшееся осенью 2014 года Министерство доходов и сборов ДНР шли мелкие предприниматели, рыночники и владельцы местных магазинов. К концу 2015-го все наладилось, крупные предприятия имели двойную «прописку», работникам платили гривнами, вырученными от продажи продукции на Украине. В Донецкой Народной Республике для удобства ввели мультивалютную систему, и жизнь потихоньку начала походить на жизнь, а не на мучительное прозябание. Это время длилось недолго. В январе 2017 года кое-кто на Украине решил, что пора Донбассу поголодать, и устроил тотальную блокаду — остановились поезда и машины с углем, металлом и другой продукцией, производимой на нашей территории. Рабочим объявили, что заработную плату они получать больше не будут.

Что было делать? Проводить национализацию? Вот тогда бы нас точно причислили к захватчикам: Запад не прощает покушения на частную собственность, даже если она добыта нечестным путем. И это было бы неправильно с точки зрения закона. Поэтому после категорического отказа «мистеров твистеров» нести ответственность за своих сотрудников было принято решение о введении на брошенных предприятиях внешнего управления с одновременным срочным поиском новых каналов поставки сырья и сбыта продукции. Это было очень нелегко — перестроить работу предприятий на другие рельсы, с Запада на Восток. Но яма, в которую мы едва не скатились, могла поглотить нас совсем.

2018-2019 годы. Нелегкий подъем

Начну с истории моего друга, уехавшего в Португалию в горячем 2014 году. В 2015-м он вернулся. Но предприятия, где он работал до войны, больше не было, друзья разлетелись кто куда — жизнь надо было начинать с нуля. Мы встретились через пару месяцев после его приезда, и я поразилась множеству идей в его голове. Все они сводилось к одной мысли: настало время возможностей, особенно если не лениться. Начав с маленького интернет-магазинчика, мой приятель постепенно пошел вверх. Недавно я смеялась: «Ты хвастаешься не заработанными деньгами, а суммой уплаченных налогов». В ответ услышала :

«Я наконец-то знаю, кому и за что плачу. Я впервые получил возможность быть честным с моим государством».

Конечно, это пример труда и везения, не у всех получается, но в одном мой друг прав: настало время возможностей.

Вообще, эти годы были очень нелегкими. Но главное — к середине 2019-го начал появляться свет в конце тоннеля. Еще не твердый, размашистый шаг к мечте, но хотя бы определился путь.

2020-й. Шли вперед, несмотря на ограничения

Каждый год я делаю итоговые интервью с руководителями министерств и ведомств. В прошедшем году, подкосившем экономику многих стран, меня интересовала как раз эта сфера, а потому предоставлю слово министру доходов и сборов ДНР Евгению Лавренову.

— Стал ли прорывом 2020 год с точки зрения экономики?

— Главные цели реализованы в полном объеме. План по поступлениям налогов и сборов мы выполнили на 100,9 процента, несмотря на пандемию и тяжелую экономическую ситуацию. По сравнению с предыдущим годом прирост поступлений составил 16,2 процента, и это показатель экономического развития ДНР. Например, торговля и перевозка грузов выросли в налогах на 36 процентов. Производственники перечислили в госбюджет на 12,4 процента больше, чем в прошлом году. Даже общепит заплатил налогов на 5,6 процента больше.

Но общемировая тенденция снижения товарооборота сказалась и на нас. Объемов экспорта непродовольственных товаров снизился на 33,58 процента. Хотя Covid-19 не помешал увеличить объемы экспорта (на 35,24 процента) и импорта (на 16,94 процента) продовольствия, и этот рост обеспечил экспорт злаков, муки, подсолнечного масла и т. д.

— Сельское хозяйство Донбасса за время украинского управления пришло в упадок. В республике были приняты решения для возрождения отрасли. Что уже сделано?

— Безусловно. Только в 2020 году объем налоговых платежей сельхозпроизводителей вырос на 10 процентов. Основная доля пришлась на птицефабрики и на производителей зерновых культур. Тот же объем экспорта зерновых в 2020 году увеличился на 72 процента.

То есть налоговые и таможенные льготы для сельхозпроизводителей сделали свое дело, отрасль развивается. Отмечу положительный эффект введенного фиксированного сельскохозяйственного налога, а также хорошие темпы разминирования сельскохозяйственных земель — страшное «наследство» оставила при отступлении Украина. В 2020 году благодаря МЧС дополнительно получено 3,6 тыс. га обрабатываемых земель.

Положительный результат дало и введение нулевой ставки таможенной пошлины на ввозимые сырье и комбикорма. Это позволило отечественным производителям снизить себестоимость продукции.

Благодаря этим мерам предприятия продолжают развиваться, расширять ассортимент продуктов питания и увеличивать объемы производства.

— Тяжелая и угольная промышленность: что получилось и что нет? Перспективы?

— За 2020 год совокупный валовый доход в сфере тяжелой и угольной промышленности составил 28,3 процента от общей суммы валового дохода по всем отраслям республики. Вместе с тем ситуация не слишком радует, в первую очередь по причине общемирового кризиса из-за коронавируса и, конечно, непризнанности. Но в прошлом году мы начали реструктуризацию горнодобывающей отрасли республики, направленную на преобразование производственной и организационной структур и перераспределение рынков сбыта. В 2021 году ждем результатов реализации этой программы.

— Что мы можем предложить иностранным рынкам?

— В 2020-м объем задекларированного дохода торговыми предприятиями составил 44,3 процента от общей суммы валового дохода по всем отраслям республики. Они же дали и львиную долю увеличения товарооборота — на 19,65 процента, что говорит о стабильном росте уровня доходов и покупательной способности населения.

Непризнанность республики мировым торговым сообществом оказывает огромное влияние на наш экономический потенциал. До начала блокады Донбасс торговал с доброй половиной мира, особенно пользовалась спросом продукция металлургического комплекса. Теперь же для большинства бывших партнеров внешнеэкономическое сотрудничество с нами — табу из-за угрозы введения международных санкций. В итоге мы работаем с крайне ограниченным списком стран. Наибольший удельный вес приходится на нашего основного торгового партнера — Российскую Федерацию (95,3 процента). Но число международных партнеров республики растет. Например, в 2020-м нашими торговыми партнерами выступали нерезиденты 58 стран, а фактически отправителями товаров были резиденты 63 стран. Это говорит о потенциальной возможности расширения внешнеторговых отношений.

— Есть ли перспективы для роста мелкого и среднего бизнеса?

— Государство старается создать для этого все условия, включая упрощение регистрации субъектов хозяйствования, прохождения разрешительных процедур, ведение налогового учета.

— Считаете ли инвестиционный климат в ДНР достаточным для того, чтобы российский бизнес всерьез нами занялся?

— Чтобы ответить «да», нужно, прежде всего, добиться гармонизации нашего законодательства с законодательством Российской Федерации. В Народном Совете рассматривается проект закона «Об инвестиционной деятельности». Его реализация даст толчок к росту промышленности и экономическому развитию отраслей экономики Донецкой Народной Республики. Для этого необходимо привлечь значительные инвестиции.

 Свет в конце тоннеля

Выводов я не делаю. Возможно, потому что мне здесь жить, и хочется уверенности в завтрашнем дне. Но пусть для вас станут показателем пробки на дорогах, выросшие в несколько раз с 2019 года. Так что свет в конце тоннеля мы уже видим. Лишь бы не было войны.






Читайте также: