После Бородино Наполеон сел в Лужу

Кутузов вторично загнал Бонапарта в мышеловку под Малоярославцем
Картина «Соборная площадь в Малоярославце 13/25 октября 1812 года» современного художника Александра АВЕРЬЯНОВА

205 лет сражению под Бородино отметили, как положено. Но немногие знают, что после той исторической баталии состоялась еще одна, не менее важная - под Малоярославцем, что в Калужской области. Это про нее Михаил КУТУЗОВ сказал, что она является «пределом нападения, началом бегства и гибели врагов». Русский фельдмаршал, которому оставалось жить меньше года, и здесь продемонстрировал свой блестящий стратегический талант.

У большинства обывателей представление об Отечественной войне 1812 года примерно такое: после Бородино и захвата Москвы Наполеон вскорости бежал по разоренной Смоленской дороге аж до самого Парижа. На самом деле октябрьское сражение под Малоярославцем историки по значению сравнивают с Курской битвой 1943 года в Великой Отечественной войне - враг получил смертельный удар, от которого уже не смог оправиться. Символично, что Курской битве предшествовала удачная наступательная операция под названием «Кутузов». Гений фельдмаршала незримо помогал и против фашистов.

Император рвался на Украину

Михаил Илларионович, творец победы над французами, еще перед Бородино говаривал: «Моя задача - не победить Наполеона, а обмануть его». И преуспел в этом. Бонапарт «подавился» Москвой, оставшись в полыхающем городе с ослабленной армией и без снабжения. Но еще был шанс если не на победу, то на почетную ничью, которую со временем можно было бы обратить в очередной триумф.

По наиболее распространенной версии, Наполеон рассчитывал пополнить запасы военного имущества, фуража и провианта в Калуге, после чего отсидеться в Смоленске. Противники этой версии цитируют самого императора, который, находясь в ссылке на острове Святой Елены, утверждал: «Я хотел двинуться из Москвы на Петербург или же вернуться по юго-западному пути; я никогда не думал выбирать для этого дорогу на Смоленск». Потому ряд историков уверен - пересидеть зиму он планировал на Украине. Климат мягкий, край богатый, а в тылу - союзная Австрия. Пополнив запасы и подтянув резервы, военную кампанию можно было продолжить.

Ах, если бы это случилось! Современная украинская историография наверняка обогатилась бы еще одной яркой страницей - о совместной борьбе цивилизованных европейцев и великих укров против дикого русского самодержавия. Увы, Кутузов отрезал супостату путь, вынудив принять очередное сражение.

Канонир-младший нижний чин рядового артиллерии армии и флота

18 часов ада

Малоярославец являл собой маленький городок с населением в 1500 жителей - большинство, к счастью, успело его покинуть. Начавшись, как стычка авангарда русских и французов, сражение переросло в полномасштабную бойню. Перевес в коннице был на стороне наших, но из-за особенностей местности ее использовать было тяжело. Поэтому билась в основном пехота при поддержке артиллерии.

В ночь на 24 октября в Малоярославец вошли части под командованием вице-короля Италии, пасынка Наполеона Евгения Богарне. Но утром подоспели гренадеры генерала Дмитрия Дохтурова и выбили французов. Те, дождавшись подкрепления, пошли в атаку и вновь оставили город за собой. На помощь к Дохтурову поспешил корпус легендарного генерала Николая Раевского

В общей сложности город восемь раз переходил из рук в руки. В сражение с обеих сторон было вовлечено не менее 50 тысяч человек. Лично возглавивший одну из контратак французский дивизионный генерал Алексис Дельзон был убит. К нему на помощь бросился родной брат и тоже погиб. Смертельно был ранен еще один французский генерал - Жозеф-Мари Левье, его брат также сложил голову.

Чудеса храбрости показывали казаки атамана Платова. Они, форсировав реку Лужу, внезапно напали на бивак французов и захватили 11 пушек. Более того - едва не пленили Наполеона! Лишь по крикам «ура» свита императора поняла, что на них скачут казаки, и сумела организовать оборону.

Битва длилась 18 часов, потери были примерно равны - от шести до семи тысяч с каждой стороны.

Нажмите для увеличения

«Пора думать о спасении!»

К вечеру город остался за французами. Но и здесь, как в случае с Москвой, Наполеон оказался в мышеловке. Кутузов опять все просчитал. Вокруг Малоярославца на господствующих высотах полукольцом закрепилась вся русская армия. Артиллерийские батареи были выдвинуты к городу вдоль дорог.

Сам Малоярославец представлял собой жуткое зрелище. Участник кампании, француз Лабом, вспоминал: «Улицы можно было различить только по многочисленным трупам, которыми они были усеяны, на каждом шагу попадались оторванные руки и ноги, валялись раздавленные проезжавшими артиллерийскими орудиями головы. От домов остались лишь только дымящиеся развалины, под горящим пеплом которых виднелись наполовину развалившиеся скелеты».

Наполеон был морально раздавлен. Вот как вспоминает об этом генерал Филипп де Сегюр: «Подавленный горем и печальными предчувствиями, Наполеон медленно вернулся на главную квартиру. Мюрат, принц Евений, Бертье, Даву и Бессьер следовали за ним. Эта бедная хата невежественного ткача заключала в своих стенах императора, двух королей, трех генералов!»

Пылкий маршал Мюрат призывал немедля атаковать русскую армию. Но де Сегюр приводит усталый ответ Бонапарта: «Довольно отваги, мы слишком много сделали для славы. Теперь время думать только о спасении остатков армии!»

Это был приговор всей военной кампании «корсиканского чудовища». «Сел в Лужу» - как шутили русские солдаты, имея в виду местную речку. Вскоре Великая армия Наполеона растворится на бескрайних русских просторах. Домой вернется лишь каждый десятый.

Вам может быть интересно: