Блестящая операция советских спецслужб по смене власти в Афганистане

Война – дело жуткое, и с каждым веком она все ужаснее. Времена, когда войны начинались из-за понятных и естественных причин – обладания пастбищами, источниками воды и чужими баранами – давно канули в лету. Войны начинают политики, и далеко не всегда понятно, для чего солдаты убивают друг друга.
Развалины дворца Тадж-Бек
Развалины дворца Тадж-Бек
Развалины дворца Тадж-Бек Развалины дворца Тадж-Бек

Афганские народные традиции

Во многом так было и в Афганистане. Стенания о том, что мы проиграли афганскую войну – нелепый бред. Мы по-хамски вошли в Афганистан, когда нам это стало нужно, и также по-хамски ушли по своим внутренним причинам. И все же сам по себе вход в Афганистан (как и выход оттуда) с военной точки зрения был проведен блестяще. Начало «интернациональной помощи братскому народу» – секретная операция, носившая общее кодовое название «Шторм 333», – по сей день является образцом продуманного и, как следствие, успешного военного переворота.

Афганистан – страна, в которую лучше не соваться. Захватив ее, не получаешь ничего, кроме проблем, зато этого добра там нескончаемые залежи. Эта земля видела победоносные войска Александра Македонского, легионы римлян, полки британцев, видела нашу 40-ю армию, видела американских борцов за мир и демократию – и в изрядной мере видела их всех в гробу. Афганцы готовы сражаться до скончания времен, ибо война для них – часть привычного жизненного уклада. Но политическое руководство Советского Союза совершенно не интересовалось подобными мелочами, в их воображаемом мире Афганистан семимильными шагами двигался по пути народной демократии к социализму.

Как это часто водилось у восточных тиранов, афганский правитель Нурмухамед Тараки призвал на помощь вооруженных до зубов соседей, чтобы держать в повиновении местные племена. Советский Союз радостно откликнулся и послал военных советников и спецов из госбезопасности строить социализм с восточным человеческим лицом. Но в лучших традициях Афганистана Тараки был свергнут новым лидером, Хафизуллой Амином. Понимая, что советских военных специалистов в Афганистане уже изрядное количество, он демонстрировал лояльность к СССР, но, по данным нашей внешней разведки, одновременно вел тайные переговоры с американцами о размещении ракет среднего радиуса действия. Такой поворот событий руководству Советского Союза не мог понравиться – ракеты из Афганистана легко простреливали бы Среднюю Азию, Зауралье и Урал.

Подготовка операции

12 декабря 1979 года Политбюро ЦК КПСС прямым голосованием на долгие годы решило судьбу Афганистана. В срочном порядке 8-й отдел управления «С» (нелегальная разведка) КГБ СССР разработал операцию под кодовым названием «Агат» – с целью уничтожения Амина. В обслугу дворца Тадж-Бек в качестве повара был внедрен подполковник Талебов (вариант написания фамилии – Талибов). Оставалось выбрать день и час.

В то же время полным ходом шла разработка военной операции по захвату власти. В Баграм, на базу афганских ВВС, был направлен батальон 345-го гвардейского отдельного парашютно-десантного полка для усиления уж стоявшего там батальона 111-го полка 105-й гвардейской дивизии ВДВ. Подразделения той же дивизии «обеспечивали безопасность международного аэропорта Кабула». Таким образом, на главных воздушных воротах страны повис увесистый замок. Параллельно с этим советский десант взял под контроль туннель на перевале Саланг, открывающем путь из Советского Союза в Кабул. Для усиления охраны президентского дворца в Афганистан направили так называемый «мусульманский батальон», одетый в форму афганской армии, но без опознавательных знаков.

К 20 декабря руководство КГБ и Советской Армии окончательно согласовывали план действий и время начала операции. Общее руководство осуществлял генерал-майор КГБ, легенда советской разведки, Юрий Иванович Дроздов.

Удостоверение генерал-майора Ю. И. Дроздова на имя помощника командира «мусульманского батальона» капитана Лебедева
Удостоверение генерал-майора Ю. И. Дроздова на имя помощника командира «мусульманского батальона» капитана Лебедева

Не числом, а умением

25 декабря началась скрытая фаза операции по вводу войск в Афганистан. А к полудню 27-го 103-я гвардейская воздушно-десантная дивизия в полном составе высадилась в Кабуле (операция «Байкал-79»). Задачей голубых беретов было наглухо блокировать основные военные объекты Кабула и в случае необходимости не дать воинским частям выступить по тревоге. Вдобавок к этому военные советники убедили командование двух афганских танковых дивизий сдать боеприпасы и противотанковое вооружение на склад для инвентаризации, а заодно и снять аккумуляторы с бронетехники для дежурного техобслуживания. Железный кулак афганской армии перестал существовать.

Не подозревающий ни о чем Хафизулла Амин устраивал прием в своем новом дворце. Однако новоселье не задалось: и сам Амин, и весь местный бомонд вдруг почувствовали себя крайне скверно – подполковник Талебов выполнил свое задание. Однако яд оказался чересчур слаб, к 6 часам вечера стало известно, что Амин выжил. Тихий переворот не удался.

Вскоре мощный взрыв уничтожил подземный узел связи в Кабуле, тем самым прервав сообщение между важнейшими военными и государственными объектами и изолировав Амина и его приближенных от внешнего мира. Этот слышный по всему Кабулу взрыв (операция «Колодец». группа майора Плешкунова) и пара красных ракет дали начало проведения общего штурма.

Дворец Амина был настоящей крепостью на скале, соединенной с городом узкой, хорошо простреливаемой извилистой дорогой. Все прочие подходы были заминированы. Гарнизон дворца составлял две с половиной тысячи отборных солдат и офицеров. Для надежности у въезда во дворец солдаты вкопали три танка.

Резиденция Амина была атакована двумя штурмовыми группами – «Гром» (24 бойца спецподразделения «Альфа», майора Романова) и «Зенит» (30 офицеров – выпускников Курсов усовершенствования оперативного состава КГБ под командованием майора Семенова). Соотношение между атакующими и обороняющимися было 1 к 15. Штурм казался полным безумием, но шанса на отбой не было, как и на вторую попытку. Натиск горстки храбрецов поддерживали Мусульманский батальон (полковник Колесник) и 9-я рота 345-го полка (ст. лейтенант Востротин) – огнем счетверенных 23-мм зенитных установок и автоматических гранатометов они нанесли удар по расположению танкового батальона и батальона охраны, оборонявших дворец.

Командир штурмующих полковник Григорий Иванович Бояринов. Погиб в бою за первый этаж дворца Амина. wikimedia
Командир штурмующих полковник Григорий Иванович Бояринов. Погиб в бою за первый этаж дворца Амина. wikimedia

Стремительность атаки и ураганный огонь, заставивший афганцев отказаться от попытки прорваться к собственной военной технике, решил исход операции. Преодолевая ожесточенное сопротивление засевшей во дворце охраны, обе ударные группы ворвались на объект, заставив обороняющихся пятиться, теряя позицию за позицией. Дворец был захвачен за 40 минут, Амин и его окружение уничтожены. Но не забывайте, что афганцы все-таки прирожденные воины – бои в здании продолжались еще целые сутки. Советский спецназ и группа поддержки потеряли 8 человек убитыми и 69 ранеными: фактически в ударных отрядах не осталось никого, кто не был бы ранен. Среди погибших был и лично руководивший операцией полковник Бояринов.

В это же время небольшие группы спецназа захватывали важнейшие объекты управления Афганистана: девять бойцов майора Розина захватили генеральный штаб, еще шесть майора Мельника взяли под контроль министерство внутренних дел (один человек погиб), шесть спецназовцев майора Шафигуллина захватили службу безопасности Афганистана, еще девять разведчиков майора Овсянникова – центральный телеграф, а группа той же численности майора Рябинина – государственный телерадиоцентр. Еще одна команда под началом капитана Пунтуса захватила тюрьму и освободила политзаключенных.

В течение 45 минут операции была закончена. «Шторм 333» затих, вынеся на политический берег нового лидера, Бабрака Кармаля. Перевернулась очередная страница кровавой истории Афганистана – началась 10-летняя война. Беспощадная и во многом бессмысленная.

Вам может быть интересно: