Известный психиатр рассказал, кого могут забрать на принудительное лечение

Иван Васильевич меняет профессию
Сегодня смирительную рубашку, как в к/ф с «Иван Васильевич меняет профессию», ни на кого не надевают
Решение о недобровольной госпитализации можно оспорить, обратившись к специалисту, которому доверяете

Госдума приняла законопроект, который дает право прокуратуре направлять на принудительное психиатрическое лечение. Как только появилась эта информация, тут же пошли разговоры, как невинных людей станут пачками упекать в психушку. Мы выяснили, насколько такое возможно.

По поводу нового законопроекта уточним: прокурор и до этого мог обратиться в суд для решения вопроса о принудительном лечении в стационаре. Однако  суды могли считать такое требование необоснованным и отклонить соответствующее представление, - предполагалось, что их должны подавать медучреждения. Но кто бы ни выступал с подобной инициативой, «закрыть» человека в соответствующем заведении не так-то просто. Об этом нам рассказал заведующий медико-реабилитационным отделением Психиатрической клинической больницы № 1 им. Н. А. Алексеева, президент Региональной московской общественной организации «Клуб психиатров» Аркадий Шмилович:

- Об упоминаемом Вами новом законопроекте я не слышал. Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» детально прописывает случаи недобровольной госпитализации. Человека с неадекватным поведением полиция может задержать, вызвать бригаду скорой психиатрической помощи и врач этой бригады при наличии соответствующих клинических показаний направляет человека на обследование в психиатрическую клинику. Там в течение 48 часов после поступления его состояние оценивает комиссия во главе, как минимум, с заместителем главного врача. И если специалисты сочтут, что пациент не нуждается в обязательном лечении в условиях психиатрической больницы, его немедленно выписывают. Когда же очевидно, что человек нуждается в специализированной медицинской помощи именно в стационаре, его по решению суда могут оставить на месяц или до его собственного решения о добровольном лечении в больнице. Но и это не окончательное решение. Близкие пациента или он сам могут обратиться в Департамент здравоохранения, в суд и прокуратуру с требованием рассмотреть обстоятельства и обоснованность недобровольной госпитализации. И попросить включить в комиссию психиатра, которому они доверяют. Решение этой комиссии будет окончательным. Не так просто человека недобровольно оставить в больнице. Это один из мифов: захотели – положили, да еще обобрали там.

- Но если кто-то ведет себя неадекватно, такого стало легче забрать?

- Механизм здесь такой.  Вот, скажем, человек в подъезде разбушевался – что сделают соседи? Позвонят в полицию, и нарушителя спокойствия увезут в отделение. Если он продолжает буянить или выяснится, что он находится под наблюдением в диспансере, будет вызвана скорая психиатрическая служба. И уже врач решит, страдает ли он душевным расстройством. Возможно, он болен, но разбушевался не поэтому, а, скажем, чем-то возмутившись. По отношению к человеку с психическими особенностями, который нарушает общественный порядок, нужно действовать точно так же, как к любому другому дебоширу. Это миф: раз разбушевался, то это обязательно душевнобольной или, как принято, к сожалению, говорить, псих.

- После принятия нового законопроекта многие вспомнили о карательной психиатрии.

-  Это тоже миф. И мы, бывая в больницах за рубежом, встречаясь с зарубежными коллегами, можем заявить, что наша психиатрия более гуманистическая – по крайней, мере в России душевнобольных на кострах инквизиции не сжигали. В советское время говорили, что всех правозащитников кладут в психиатрические больницы. Это легенда. В уголовном кодексе существовала статья об антигосударственной деятельности. И если кто-то, условно говоря, выходил на Красную площадь с плакатом соответствующего содержания, его забирали в милицию в связи с тем, что он нарушал эту статью.

Если же появлялось предположение, что данный человек страдает душевным расстройством, он направлялся по определению суда на судебно-психиатрическую экспертизу. В случае признания комиссией экспертов его невменяемым по отношению к совершённому правонарушению суд принимал решение о принудительном лечении. И очень многие правозащитники, которые проходили его у нас в стране, а потом уехали за рубеж, наблюдались у психиатров и там. В том числе – знамя всех диссидентов Владимир Буковский. В Англии, где он проживает с 1976 г., он продолжает общаться с психиатром, хотя везде говорит, что здоров. Я искренне желаю ему здоровья.

С другой стороны, Чикатило вот тоже оказался здоров – его признали вменяемым, то есть осознававшим свои действия, хотя совершенные им преступления ужасают.

Поверьте, у врачей нет помыслов о том, чтобы человека «упечь в психушку». Я в психиатрии с 1959 года и не видел ни одного пациента в больницах, который не нуждался бы в лечении. Правда, многие выписавшиеся рассказывают, будто симулировали душевное нездоровье. Один из известных телеведущих - не буду его называть - как-то похвастался в эфире, что в юности он «откосил» от военной службы, обманув «этих дураков психиатров». Могу вас заверить: такое практически невозможно.

Читайте также: