Изнасилование дознавательницы в Уфе: отец-чиновник открестился от дочери легкого поведения

Дознавательница из Уфы
Фото из социальных сетей дознавательницы из Уфы
Супруге одного из осужденных за групповое изнасилование удалось встретиться с главой башкирского ОМОНа Иреком Сагитовым, отцом якобы пострадавшей дознавательницы. Разговор на повышенных тонах закончился фразой чиновника: «Какая она мне дочь?!»

Два месяца назад в Уфе появилась новая «героиня», достойная продолжения малаховской эпопеи о Шурыгиной. Дознавательница Гульназ (имя изменено. — прим. ред.), по блату попавшая на службу, во время попойки с коллегами на рабочем месте приложилась к бутылке с виски — и выпила, по рассказам присутствовавших, совсем не «на донышке». Дальше как в тумане — деталей веселого вечера барышня не помнит. Память возвращается на следующий день, когда Гульназ все еще в состоянии опьянения приходит утром на работу и получает выговор от руководства в лице полковника Матвеева. Без разрешения «новая Диана» уходит со службы и пишет заявление о том, как 29 октября коллеги Эдуард Матвеев, Салават Галиев и Павел Яромчук набросились на нее, насилуя поочередно и совместно с 22:40 до 00:30.

Что же получается? Полковник, подполковник и майор, далеко не юные (самому молодому, Яромчуку, — 34 года), мягко говоря, в теле (Галиев весит больше центнера) сумели уместиться с «пострадавшей» в тесном туалете и, невзирая на возраст и обилие выпитого, два часа совершали «противоправные действия сексуального характера»? Картина, если вдуматься, почти анекдотичная.

Павел Яромчук
Павел Яромчук с женой

Вот только следователи не посмеялись: Матвеев, Яромчук и Галиев за решеткой. Хотя дело не клеится — по многим пунктам. Во-первых, показания Гульназ варьируются: то Яромчук подкрался к ней в туалете, то затащил ее в уборную за капюшон пальто. Во-вторых, в результате ДНК-анализа на кофте «изнасилованной» были обнаружены биологические следы некой женщины — не трех коллег. В-третьих, у обвиняемых обнаружилось алиби: Галиев в девять с небольшим вечера уехал в кафе с другой женщиной, Матвеев уединялся с подругой Гульназ Татьяной, также прибывшей на пьянку в миграционный отдел. Наедине с девушками оставался Яромчук — последний уверяет, что ближе к полуночи пытался одеть и отвезти домой выпивших сотрудниц, с чем с усилием справился, и к часу был дома.

Вопросы вызывают и результаты экспертиз от медиков. «Данных за острую гинекологическую патологию не выявлено» — простыми словами, повреждений и разрывов, характерных в случае группового изнасилования, нет. Есть масса телесных повреждений: синяки и ссадины на руках, ногах, лице. Кричать: «Ага, вот и доказательства!» — рано. Цитируем свидетельские показания уже упомянутой выше Татьяны, которые могут объяснить многочисленные травмы:

«Я уснула во время застолья, проснулась в 0:00, вижу: Гульназ спит за столом в пальто. Паша Яромчук говорит: "Пойдемте, девочки". Я беру ее за руку, мы идем к лестнице со второго на первый этаж и падаем вниз...»

Остановимся на этом. Деталей дела — как ложных, так и проверенных — озвучено немерено. Удивляет одно: все это время отец «изнасилованной», глава ОМОНа Башкирии Ирек Сагитов, в дело не вмешивался, хотя с обвиняемыми хорошо знаком, да и о репутации дочки, говорят, знает (об этом — чуть ниже).

Ирек Сагитов с дочерью
Ирек Сагитов с дочерью

В нашем распоряжении оказалась запись беседы Сагитова и Альбины, супруги обвиняемого экс-начальника районного ОВД Салавата Галиева (разговор включается на 3 мин. 50 сек.). Женщина защищает мужа («Что, Салават к твоей мартышке в очереди стоял? Да он ж... не подымет!») и требует вмешаться в дело:

«Кто твою дочь трогал, сам-то веришь в это? Ты же Салавата знаешь, что ты сделал, чтобы это прекратить этот беспредел? Сам-то дома сидишь, мандаринки кушаешь, а они там, в СИЗО, третий месяц! Ирек, останови эту хрень, ты их столько лет знаешь <...> Почему ты убиваешь их?! Ты ответственный, ты мужик, ты ходил!»

«Ходил», вероятно, означает «заставил дочь написать заявление». Сагитов долгое время отделывается однотипными «Кто ходил?», «Не знаю ничего», «Меня там не было», после чего не выдерживает:

— Где я ходил, ее мать довела! (надоумила написать заявление. — прим. ред.)
— Все равно ты ответственный!
— За кого?
— За свою дочь!
— Не моя... Какая она мне дочь, мои дети дома сидят! — резюмирует чиновник.
— Ты ее отмазывал, когда она на дне уголовного розыска... (мужские половые органы. — прим. ред.) хватала, ты к Матвееву ходил! У тебя совесть есть? Вытащи из подвала души своей, попользуйся!

Салават Галиев
Салават Галиев с женой

А теперь — небольшое пояснение, что «хватала» Гульназ и зачем к Матвееву ходил ее отец. Дочурку, с которой почти всю жизнь не общался, на службу пристроил именно папа, обратившись за помощью к старому товарищу Матвееву. Незадолго до событий 29 октября Сагитову вновь пришлось беседовать с полковником — после того, как Гульназ лихо занесло.

Как поведал «Комсомольской правде» экс-начальник службы криминальной милиции Кировского района Андрей Шурухин, вставший на сторону коллег, на праздновании 100-летия уголовного розыска девушка выпила и захотела интимной близости («сокурсница Гульназ говорит: когда та выпьет, ей нужен секс, все равно, с кем: с мужчиной или с женщиной»). Безуспешно приставала к заму Матвеева, затем в состоянии опьянения села за руль. Безопасности ради ее догнали два опера — одному, севшему за руль, барышня тут же полезла в штаны. Когда мужчина от греха подальше выскочил из авто, взялась за управление сама и впечаталась в стоящую сзади машину.

Инцидент замяли, девочка осталась работать, а спустя три недели — на тебе! Гульназ, кстати, продолжает трудиться до сих пор. И оценивает ущерб в 30 миллионов — по десятке с каждого. Трое подозреваемых продолжают ждать в СИЗО — пребывание под стражей продлено до 28 февраля — и надеются на итоги новой экспертизы, огласить которые должны в 20-х числах января.

Все фото: соцсети (kp.ru)

Читайте также: