20 процентов оборонного бюджета оседает в карманах банкиров

При нынешней системе «Арматы» никогда не поступят в войска, потому что для выпуска каждого танка приходится брать кредит. Фото: © «ИТАР-ТАСС»
Танк «Армата» и С-500 никогда не поступят в армию

Курирующий оборонно-промышленный комплекс (ОПК) вице-премьер Юрий Борисов заявил, что отрасль едва сводит концы с концами, и призвал всех к ее спасению. Оказалось, что на оборонке висит кредит в 2,2 трлн. руб. Цифра гигантская. Для сравнения: весь нацпроект в сфере здравоохранения тянет всего на 1,5 трлн. Как такое вообще могло произойти, если почти половина открытого и едва ли не весь закрытый бюджет страны уходит оружейникам?

Оценку сферы, которая является становым хребтом государства, Юрий Борисов дал весьма неожиданную. До сих пор официально считалось, что оборонка оказалась в положении живущей впроголодь в лихие 90-е из-за бездарной политики ельцинских либералов. В последние 20 лет чиновники отчитывались исключительно об улучшении ситуации в ОПК, которого не коснулись ни кризисы, ни санкции. И вот теперь выясняется, что оборонный комплекс, на который завязано без преувеличения полстраны, едва сводит концы с концами, а значит, не способен к эффективной работе.

Оказывается, интенсивному развитию оборонки мешает бедность. По словам Борисова, весь ее доход уходит на выплату процентов по банковским кредитам. А основное тело кредита «абсолютно точно» никогда уже не будет погашено, поскольку предприятия не в состоянии это сделать. Получается, что вся российская оборонка фактически является банкротом. Конечно, никто не позволит банкирам прикрыть предприятия ОПК, но неужели удовлетворять аппетиты финансовых акул придется из бюджета страны?

Спрашивается, зачем отрасль берет кредиты, если ей и так выделяют из бюджета триллионы? Все дело в сложившейся схеме финансирования, объясняют эксперты. Деньги из бюджета идут не на создание оружия, а на его закупку. Государство в лице Минобороны платит уже за готовый продукт по факту получения заказанных танков и пушек.

Выстраивая закон о госзакупках таким образом, хотели избежать ситуации банального воровства выделенных денег, но попали в другую ловушку. Главная проблема заключается в том, что, прежде чем продать, оборонка сначала должна на какие-то деньги это оружие создать. Но что значит создать? Это фундаментальная наука, это прикладная наука, это технологии, оборудование, сырье, специалисты. Под каждый крупный проект надо почти с нуля организовывать производство: строить заводы, покупать станки, софты и так далее. Все это стоит огромных денег.

Плюс каждый проект имеет огромное количество мелких субподрядчиков, у которых вообще нет собственного финансового ресурса. Но без них не обойтись. Поскольку только конкретный маленький заводик выпускает какую-нибудь единственную секретную втулку для «Арматы» и альтернативы ему нет, да и не может быть.

Юрий Борисов
Юрий Борисов призвал не банкротить оборонку. Фото: © «ИТАР-ТАСС»

Вернуть поэтапное проектное финансирование

С точки зрения рыночной экономики это в принципе нормально. Армия говорит, что именно ей потребуется через два или три года, сколько готова на это потратить, и завод идет брать в Сбербанке кредит на производство, после чего начинает клепать корабли или ракеты. Другое дело, что ставка кредита под оборонку у нас совершенно другая по сравнению, например, с США. У нас - от 10 процентов, у них - от 0,5. Почувствуйте, что называется, разницу в 20 раз.

Объяснение, почему они кредитуют свою оборонку так дешево, очень простое. Во-первых, в отличие от нашего взбесившегося ЦБ там низкая ставка рефинансирования.  Во-вторых, американские банки считают оборонный кредит абсолютно безрисковым. То есть понимают, что при любых обстоятельствах получат свои деньги. Отсюда, кстати, возникает конкуренция, кто дешевле профинансирует создание супероружия.

Российские банки действуют совершенно иначе. Они тоже понимают, что никаких рисков нет вообще, поскольку это оборонзаказ и он будет выполнен при любых условиях. Но так как у производителя, особенно мелкого, ситуация безвыходная, банкиры ею пользуются и накручивают проценты. Чем мельче производитель, тем больше проценты по кредиту. И вот предприятия действительно находятся, как сказал вице-премьер Юрий Борисов, на грани выживания.

По его данным, прибыль банкиров в разы выше, чем у производителей. В конечном итоге в их карманах ни за что ни про что оседает около 20 процентов оборонного бюджета. И тут стоит четко понимать, что тратятся эти деньги не на обороноспособность страны, а на секретарш и корпоративы со Стасом Михайловым. Это именно те деньги, которые потом выводятся банкирами в офшоры для покупки роскошных особняков в Лондоне и яхт в Монако. И что самое оскорбительное для едва сводящих концы с концами оружейников - все это законно!

Исправить ситуацию можно только одним образом. Минобороны должно финансировать весь процесс поэтапно. По той же схеме, как в СССР через Промстройбанк финансировалось строительство. Фундамент залили - деньги получили, стены возвели - еще транш, проводку проложили - очередное пополнение счета. Чтобы вести проекты и принимать участие в поэтапной приемке, сотрудники банка проходили курсы повышения квалификации, где их учили разбираться в строительстве. Удобство было в том, что если они обнаруживали несоответствие сметы и выполненных работ, то не принимали этапы и не согласовывали дальнейшее финансирование. Такой подход не только минимизировал коррупцию, но и значительно сокращал масштабы нанесения возможного ущерба бюджету страны.

Читайте также:


‡агрузка...