«Буду любить своего ребенка»: появилось интервью с матерью «керченского стрелка»

Керченский стрелок
Мать «керченского стрелка» рассказала о сыне (фото: wikipedia.org)
Мать устроившего бойню в колледже подростка рассказала о сыне
Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Семнадцатого октября исполнился год со дня страшного инцидента в Керчи, где 18-летний студент политехнического колледжа Владислав Росляков открыл стрельбу в учебном заведении, убив 20 и ранив 67 человек, после чего покончил с собой. Несмотря на то, что расследование проводилось со всей возможной тщательностью, мотивы преступника так и остались до конца не ясны; даже родная мама преступника по-прежнему не может понять, что же произошло.

Как следует из интервью с Галиной Росляковой, опубликованного в связи с годовщиной трагедии, по Владиславу никак нельзя было понять, что он способен на подобное. В школе он учился средне, не был ни двоечником, ни отличником; любил рисовать и конструировать, но яркими талантами не выделялся; общался с ребятами, но ни с кем толком не дружил и не враждовал.

Проблемы, судя по всему, у парня начались, когда семья приняла решение, что он не будет оканчивать школу, а пойдет учиться в техникум. Эмоций своих он никак не проявлял, однако педагоги сразу обратили внимание, что новый ученик не слишком общителен. Позже следствие установит, что Владислава, который рос с матерью-санитаркой и без отца, другие ребята травили за бедность.

Родительница, однако, не замечала ничего: ни признаков депрессии, ни новых увлечений сына (таких, как сообщества криминальной тематики в соцсетях), ни его дурного настроения — настолько скрытным он был. «Дома он сидел, в "Майнкрафт" играл», — вспоминает она и уверяет, что перемены в характере и умонастроении юноши были невидимы для окружающих.

«Если это начало происходить, то, может, это было такими очень маленькими крупицами, что я, как мама, не все сразу могла увидеть. Внешне все было очень обычно, ничего сверхужасного я не видела в своем ребенке», — призналась Галина.

Да, ее настораживали разговоры Владислава о том, что ему не нравится учеба в техникуме и перспектива работать на заводе, о желании пойти служить в армию — но она списывала все на обычные проблемы взросления. Даже узнав, что молодой человек, едва став совершеннолетним, начал оформлять себе лицензию на оружие, она предположила, что это влияние отца, заядлого стрелка (несмотря на развод, тот регулярно общался с сыном).

Галина Рослякова и по сей день не уверена, что могла бы вовремя понять, что происходит, и тем более что-то сделать, ведь Владислав был уже достаточно взрослым, чтобы избегать общения с родительницей и прятать от нее подробности своей жизни.

«Для меня все это остается до сих пор большой-большой тайной, как для матери», — сказала она в разговоре с изданием Baza и с болью констатировала: время не лечит, все случившееся оставило у нее на сердце незаживающую рану, но она, как мать, конечно, будет любить своего ребенка.




На эту тему: