Опасность вокруг коронавируса нагнетается искусственно

Профессор Николай Филатов
Профессор Николай Филатов
Бывший главный санитарный врач Москвы, профессор Николай Филатов считает карантин бесполезной мерой, а COVID-19 самой обычной инфекцией, переболеть которой совсем не страшно

Вместо того, чтобы посоветоваться с учеными и подойти к проблеме коронавируса трезво, власти по всему миру закрывают границы. Кому-то и зачем-то понадобилось очень сильно напугать человечество, считает заслуженный врач Российской Федерации, замдиректора по науке НИИ вакцин и сывороток им. Мечникова, доктор медицинских наук Николай Филатов. Он рассказал «БИЗНЕС Online» что вирус, может и родился в Китае, но гуляет по миру уже лет пять или больше, и никакого особенного вреда не нанес.

— Напуганный человек легче отдает деньги и становится более управляемым. Именно в этом, как мне кажется, кроется корень данной проблемы. Кому-то и зачем-то понадобилось очень сильно напугать человечество. Скажите, пожалуйста, если это сделано искусственно, то какова цель? Для того, чтобы нанести ущерб здоровью людей? Тогда какой это должен быть ущерб? Высокая летальность, тяжелая клиника, высокая контагиозность и так далее. А здесь что мы видим? Летальность у нас какая? Ну максимум 4%! О чем это говорит? Да ни о чем. Это обычная респираторная инфекция. И вдруг такой бум! Почему? Почему такой бум возникает, когда оснований к нему нет? Дети и подростки не болеют практически вообще. Болеют взрослые и старики. Что происходит?

А вот что. Макрофаг — клетка-дирижер иммунной системы. Микроб, токсин, что бы ни воздействовало на нее, часть макрофагов реагирует физиологическим путем, это нормальная реакция, а часть становится гиперактивной. Доля этой гиперактивной части больше всего у людей возрастных. Когда макрофаг у таких людей встречается с разными возбудителями, он начинает очень сильно раздражаться и дает иммунной системе команду на мобилизацию и самую активную защиту организма. А что такое активная защита? Это приток к месту возбуждения лейкоцитов, в данном случае — в легкие. А что такое приток лейкоцитов в легкие? Это же воспаление. И если вот эту гиперактивность снять, никакой пневмонии не будет. И вообще ничего не будет при этом коронавирусе! Поэтому говорить о том, что это что-то глобально ужасное, сделанное в лабораториях каким-то врагом человечества, я бы не стал. Не тот возбудитель он тогда сделал. Он новый, иммунитета к нему пока ни у кого нет. Пройдет естественная иммунизация населения, и все закончится. Вот он сейчас походит, погуляет, на детях поциркулирует, вирулентность свою окончательно потеряет, и мы получим что? Какую-то долю иммунной прослойки, и все забудут про этот вирус. Он станет очередным коронавирусом.

Коронавирус — один из респираторных вирусов, известных давно. Они в обычной респираторной инфекции, которую мы называем ОРЗ, в определенной доле присутствуют, причем давно. Ну и что?

Любых возбудителей десятки, сотни, тысячи. Возьмите грипп H1N1, в его «послужном списке» названий половина городов Юго-Восточной Азии и многих других. Даже Москва есть. По-моему, в 2002 году мы выделяли новый вариант вируса H1N1, который в ВОЗ имеет имя «Москва». Так же, как вирус A (H1N1)2009 «Калифорния», там он в этот период был выделен. И что такой бум пандемический был? А что такое пандемия? Это эпидемическое распространение на всех континентах. Оно было, но бума не случилось.

Высокопатогенный «птичий грипп» H5N1 — у него летальность 52,8%. Это значит, что половина людей, которые заражались этим гриппом, умирали. При этом смертность и заболеваемость были абсолютно не зависимы от возраста, пола, расовой принадлежности и того, чем человек занимается. Этот вирус значительно страшнее, чем коронавирус. И никакой паники!

Идем дальше. «Свиной грипп»: летальность 17%, в три раза выше, чем от нынешнего коронавируса. И о нем что-то ничего не слышно.

«Никто не задает вопрос, кого будут прививать вакциной от коронавируса и зачем она нужна»

Все происходящее сегодня говорит только об одном: у страха глаза велики. Я понимаю органы власти. Всем хочется, с одной стороны, отличиться, принять какие-то громкие решения, а с другой, перестраховаться, чтобы потом, не дай бог, в чем-нибудь не обвинили — в халатности, бездействии. Вакцины спешно создаются. Кого будем прививать против коронавируса? В календарь прививок включим, детей начнем прививать, чтобы иммунную прослойку создать? Стариков будем прививать, у которых не будет иммунного ответа? Или будем прививать по показаниям, кто-то заболел, все окружение будем прививать? Что будем делать с этой вакциной? Вопрос этот никто не задает. И нужна ли эта вакцина? Значительно больше нужна, например, вакцина против папилломы человека! Вот она действительно нужна, потому что только у нас в онкологическом центре — и только в месяц, по-моему — ложатся более 150 молодых женщин, которые оперируются по поводу рака шейки матки. Они рожать уже не будут. Вот эта проблема есть, но мы не можем включить вакцину от этой болезни в календарь прививок, потому что она очень дорогая, импортная, и съест половину стоимости всего календаря. Значит, нужно разрабатывать и сделать свою вакцину. Вот чем надо заниматься.

Китайцы говорят, что коронавирусом разрушается иммунная система. Я вам рассказал на примере макрофагов, что там происходит. Что конкретно разрушает этот вирус? Что он делает для того, чтобы не работала иммунная система? У возрастных людей он вызывает гиперактивность макрофагов, но это для того, чтобы защищать! Это проявление самой иммунной системы, только это проявление в данном случае работает против самого организма. Здесь достаточно легко скорректировать лечение этой проблемы у каждого конкретного больного за счет погашения вот этой активности макрофагов. Такие препараты есть, и это не какое-то открытие. А что говорят китайцы, как выключается иммунная система? Что здесь кто сказал? ВИЧ? У ВИЧ совсем другая природа. Выключение иммунной системы происходит потому, что организм не распознает возбудителя. Вот вирус иммунодефицита человека он не распознает, и тот без проблем для себя наносит ущерб. И если его не лечить, антиретровирусную терапию не проводить, то можно получить очень серьезные последствия. Для коронавируса совсем другая система. Его организм распознает, при помощи активной работы макрофагов организм с ним начинает бороться. Если эту гиперактивность погасить, то все — никакой пневмонии не будет. Будет небольшой подъем температуры, покашляет человек некоторое время — и все.

«От обычной пневмококковой пневмонии умирает больше людей, чем от этого нового коронавируса»

То, что сегодня искусственно нагнетается обстановка вокруг этого вируса, уже понятно многим. То ли политикам это надо, то ли каким-то серым кардиналам от экономики и финансов, я не знаю. Но какие-то игры вокруг всего этого идут, в том числе выкачивание из людей денег. Лекарства ажиотажно раскупаются. Кто-то маски по космическим ценам предлагает, кто-то салфетки дезинфицирующие, кто-то индивидуальные средства защиты, халаты, спецкостюмы и так далее. Со стороны может показаться, что мир сходит с ума. Какая-то оценка всего происходящего должна быть в голове у людей? Сколько и у нас, и в мире институтов, занимающихся вирусологией, вопросами иммунитета, вопросами вакцин, почему органы власти не заставят их провести заседания ученых советов и дать рекомендации правительствам, чтобы было четко и понятно всем и все? Нет, они границы закрывают! А для животных тоже закроем? Для тех же летучих мышей. Зачем все это делается? С точки зрения вирусологии, это лишь на какое-то незначительное время оттянет распространение. Ему быть. Но дело в том, что от обычной пневмококковой пневмонии умирает больше людей, чем от этого нового коронавируса.

У нас в Москве гриппом за год болеют около трех миллионов человек. И сколько летальных исходов? Я вам скажу, значительно больше, чем от этого нового коронавируса. Но мы же не говорим, что это катастрофа, не прячем никого.

Ну вот выявили у человека этот коронавирус — а клиника какая, проявления какие? Насморк или два раза кашлянул человек? Или у него пневмония сразу проявилась? У нас сегодня в организме громадное количество микроорганизмов. Одни помогают переваривать пищу, другие находятся на коже, создавая нам определенную иммунную защиту. Одни — за счет конкуренции с вирулентными возбудителями, другие помогают нам в жизнедеятельности различных систем функционирования организма и так далее. И что во всем этом капитально нарушил или разрушил этот коронавирус, что так все перепугались? Вот здесь надо разбираться.

И весь вопрос в том, надо ли от него защищаться. Вот выявили этот вирус у человека. Ну и что? Он что, нанес вред его здоровью, если симптомов никаких нет? Саморегуляция паразитарных систем — а эта система представляет собой симбиоз возбудителей и человека-хозяина — в любом случае уравновешивается. Все возбудители гетерогенные, неодинаковые, и если мы возьмем один вирус, посадим его в культуру клеток и начнем искусственно размножать, то каждый изолят будет отличаться от других по вирулентности, по устойчивости во внешней среде, по еще целому ряду факторов. Да, у них общее «фамилия, имя, отчество», да, это коронавирус, его отипировали, что это именно он, но скажите, пожалуйста, а в чем он страшнее всех остальных? Что он творит, чтобы так напугать людей? Тем более что клиника у молодых и здоровых людей, со здоровой иммунной системой, незначительная или вообще никакая. У них выявили, за ними понаблюдали и отпустили. Через две-три недели у него и вируса этого не находят, организм сам с ним справился. При других инфекциях происходит точно так же. И носитель при всякой другой инфекции может заражать людей. Грипп значительно более контагиозен. Вот этот «свиной», который, говорили, пандемический — около 18% его летальность. Новый «птичий», H7N9, у него 34% летальности. А у первого птичьего — 52%. При коронавирусе 2013 года, который пришел к нам от верблюдов с Ближнего Востока, была летальность в 39%. Почему тогда не было такой катастрофы? Почему при таких высоких процентах летальности никто не поднимал такой шум и бум? Вот когда будут ответы на все эти вопросы у наших органов власти, тогда будет четкая и правильная позиция. Конечно, можно ввести тотальный карантин, все скупить в магазинах, рассесться по домам и сидеть три недели, пока нас никто не заразил. Выйдем, заразимся, и будем еще три недели сидеть.

«Возьмите любых сто человек и прогоните по тестам на вирусы, и у всех что-то да найдете»

Скажите, пожалуйста: если это бактериологическое оружие, а чего тогда глава Китая поехал в эту заразную провинцию? Ему бы, наверное, сообщили, что ничего про этот страшный вирус не знают — как происходит заражение, кто носители, сколько их, насколько серьезно его воздействие, что он разрушает даже у вылечившихся людей и так далее, — и не надо ему туда ехать. Там столько больных, которых выявили, и еще неизвестно, сколько невыявленных, и ты можешь там ходить только в общевойсковом защитном костюме. А он поехал, ходил там без всякого ОЗК и не заболел. Все средства массовой информации об этом сообщали и показывали его там.

Вирус, как известно, был впервые выявлен в Китае. Заболело какое-то количество человек. Несколько умерли. Их обследовали вирусологически и выявили этот новый вирус. Против него сделали тест-систему. Когда вирус выявлен, тест-систему сделать — это три дня. Весь порядок его секвенирования был опубликован, и тут же сделали аналогичные системы и французы, и итальянцы, и немцы, и у нас, на «Векторе», сделали. Ну и начали выявлять при помощи этой тест-системы: кто-то кашлянул, а то и те, кто без симптомов, просто обратился. И сразу что? Стали звучать какие слова? «Косит», «расползается». Как чума, как черная оспа! «Выкашивает» города и селения! Где все это в реальности?!

У нас сейчас абсолютно и полностью здоровых нет никого. Возьмите любых сто человек и прогоните по тестам на вирусы, и у всех что-то да найдете. У кого-то гнойничковое заболевание, у кого-то стафилококк, у кого-то заболевание полости рта и так далее. И что, никто не ходит на работу, никто ничего не делает и ни с кем не общается? Нет же. А с этим вирусом что? Да, один из способов его передачи — воздушно-капельный путь. Наши (человеческие) аэрозоли распространяются на расстоянии 2,5–3 метра. Вот кто-то вдохнул такой аэрозоль с вирусом. Спустя 2–3 недели инкубационного периода у него этот вирус не проявился вообще никак. Тест-система вирус у него выявила, и в какую когорту такой человек попадает — больной, тяжело больной, носитель, какую роль он будет играть? Сейчас все эти попытки изоляции городов, территорий — с ограничением движения, из квартиры в квартиру не ходить, на другую сторону улицы не переходить, — ничего не дадут ни в эпидемиологическом плане, ни в плане борьбы с этой инфекцией, потому что внутреннее урегулирование все равно произойдет.

«Разжигаемая истерия целенаправленно чего-то добивается, какой-то цели»

Я даже не знаю, как донести до людей, что это опять нагнетание. Практически все болезни инфекционные. Даже те, что таковыми вроде бы не являются, например та же шизофрения. На самом деле есть паразиты, которые это вызывают. Или язва желудка — ее же не в инфекционном стационаре лечили, а сейчас выяснили, что есть возбудитель. Есть целый ряд биологических патогенов, которые влияют, скажем, на внимательность, человек становится менее сосредоточенным, и если он за рулем, то он часто попадает в аварии. Сейчас против этих всех болезней есть препараты. Случай заболевания — это не норма встречи возбудителя и человека, микроорганизма и макроорганизма. Это исключение. В нормальных условиях они находят пути и режимы сосуществования, живут бок о бок и друг другу не мешают. Вирус попал в организм и ничего ему не сделал. Поэтому говорить о том, сколько заразятся, в данном случае некорректно. Ну все заразятся, сто процентов жителей Земли, но при этом не заболеет ни один. И что? Здесь же все делается для того, чтобы сдирижировать ситуацию в странах и регионах. Люди бегают, всё скупают, сидят по домам, но к болезни это имеет очень относительное отношение.

Страны одна за другой закрываются от приезжих. Разжигаемая истерия целенаправленно чего-то добивается, какой-то цели. Наверное, только в конце этого процесса начнет проступать та цель, которую преследуют силы или люди, запустившие весь этот процесс. Это проблема не врачебная, не медицинская, это проблема для спецслужб и для аналитиков, которые занимаются экономикой.

Ситуацию взяли под контроль менеджеры и политики, а ученых и врачей к решению проблемы на межгосударственном уровне активно не подключают. Это общая тенденция.

Тест-системы по выявлению этого вируса еще три месяца назад не было ни в одной стране. Теперь ее создали, начали выявлять этот вирус у людей — и тут же заговорили, что этот вирус родился в Китае. Откуда такая уверенность? Да, может, он и родился в Китае, но гуляет там и по миру уже лет пять или больше, и без специализированной тест-системы его попросту не выявляли, а ставили заболевшим самые разные диагнозы.

Читайте также: