«Ласточкино гнездо» построили московские миллионеры-старообрядцы

«Ласточкино гнездо»
«Ласточкино гнездо». Фото: Pixabay.com
Оригинальную постройку на мысе Ай-Тюдор знает каждый житель страны, приезжал ли он уже к нам на полуостров или только планирует это сделать

Свой нынешний вид главная достопримечательность республики приобрела не сразу.

Если открыть Интернет, ту же, например, «Википедию», то узнаете, что первую постройку на Аврориной скале в 1878 году сделал некий генерал, прославившийся в войне с турками. Старый ловелас якобы назвал ее «Замком любви», поскольку решил-де провести остаток дней в веселье и разврате… Чушь это все, не верьте. Да и половина других «фактов», пересказанных сотнями сайтов и туристических проспектов, - плод воображения экскурсоводов-любителей. Поэтому то, что вы сейчас прочитаете, практически эксклюзив.

В «Путеводителе по Крыму», изданном в 1880 году, Мария Сосногорова пишет: на вершине мыса «существуют развалины строения, которые явно принадлежат греческой церкви, где заметны еще места для алтаря и для престола и сохранилось много фигурных кирпичей с клеймами». То есть место это было обжито людьми с незапамятных времен.

А 20 мая 1888-го все земли вокруг купил врач Адальберт Тобин, лечивший до этого в Ливадийском дворце самого царя-батюшку. Через год внизу под скалой они с женой воздвигли особняк с белой балюстрадой на крыше под названием «Белая ласточка», а на месте греческих руин - виллу «Ласточкино гнездо». А неподалеку построили дачный поселок для отдыхающих, который сейчас назвали бы гостинично-санаторным комплексом. Ведь в конце XIX века Крым становится излюбленным местом отдыха состоятельных господ.

В 2014 году после освобождения Крыма от бандеровских оккупантов было принято решение напечатать эту банкноту. На одной стороне ее «Ласточкино гнездо», на другой - не менее узнаваемый символ полуострова, памятник Затопленным кораблям в городе-герое Севастополе
В 2014 году после освобождения Крыма от бандеровских оккупантов было принято решение напечатать эту банкноту. На одной стороне ее «Ласточкино гнездо», на другой - не менее узнаваемый символ полуострова, памятник Затопленным кораблям в городе-герое Севастополе

Дорогое удовольствие

Из Москвы и Петербурга на поезде тогда можно было доехать до Севастополя или Керчи. Дорога на курьерском или скором занимала около трех суток. Из Питера это стоило 4 руб. 50 коп., из Москвы - 3 руб. Спальным вагоном международного общества - 12 руб. 25 коп.

До Ялты нужно было ехать по тракту на рессорном экипаже. За 100 верст на фаэтоне брали 15 - 20 руб. В коляске - 30 руб., в карете - 40 руб.

Гостиницы стоили от 1 до 10 руб. в сутки.

Чтобы понять порядок цен: 1 кг мяса тогда стоил около 30 коп.


История героя

  • В период Крымской войны Тобин служил батальонным лекарем. Во время Балаклавского сражения он перевязал и вытащил из-под огня так много раненых, что был удостоен ордена Св. Анны 3-й степени. Девять месяцев потом он спасал русские жизни и получив за это в 1856 году к своему ордену еще и мечи.
  • С 1861 года Адальберт Карлович - один из самых известных врачей Воронежа.
  • В 1869 г. женился на баронессе Елизавете Штейнгель. После свадьбы молодые переехали в Ялту.

  • 10 лет практиковал в Крыму, шесть из которых - в царском Ливадийском дворце.
  • В 1881 году его главного пациента, царя Александра II, убили террористы. После этого, одолжив у ялтинских купцов 10 тыс. руб., Тобины вложились в курортный бизнес.
  • А через 10 лет доктор скончался.

Вдова эскулапа понимала, что одной курорт не потянуть, и решила его распродать. Большая часть досталась купцу Шелапутину. А участок в 536 кв. саженей с «Ласточкиным гнездом» выкупила ее сестра Софья Штейнгель. Именно тот дом, выкрашенный по тогдашней моде в красный цвет, снял в 1905 году Сергей Прокудин-Горский.

В 1913-м Софья за 30 тыс. рублей продала славное местечко Агнии Рахмановой, представительнице знаменитой московской купеческой семьи. Рахмановы торговали хлебом и были старообрядцами. А у носителей этой старой веры тогда было принято все имущество записывать на женщин.

Баронесса Елизавета Штейнгель
Баронесса Елизавета Штейнгель

Но главный прикол в другом. Именно старообрядцы Рахмановы воздвигли на скале замок в… псевдоготическом «испано-португальском» стиле. Так появилось то самое «Ласточкино гнездо», которое каждый из нас знает с детства. Вот что писала тогда крымская пресса:

«Русская Ривьера», 28 июля 1913 г.

«Работы по сооружению на приобретенной московскими миллионерами Рахмановыми скале «Ласточкино гнездо» нового замка подвигаются к концу. Вчерне замок уже готов, много же времени понадобилось на его отделку, причем большинство материалов пришлось выписывать из Москвы и даже из-за границы. Вполне закончить замок предполагают к сентябрю».

«Крымский курортный листок», 4 августа 1913 г.

«Перешедшее во владение московских миллионеров Рахмановых «Ласточкино гнездо» украсилось новым красивым в средневековом стиле замком, построенным алупкинским архитектором Н. С. Шервудом. Замок вчерне уже отстроен, внутреннюю же отделку его предлагается закончить месяца через полтора. По словам осведомленных лиц, замок почти круглый год будет открыт для публики».

Архитектор из Алупки, кстати, был внуком знаменитого Владимира Шервуда, проектировавшего в Москве здание Исторического музея.

Что стряслось со страной потом, хорошо известно. После Гражданской все перечисленные выше господа, включая фотографа Прокудина-Горского, убежали за кордон.

Лишь в 1926 году у новых властей дотянулись руки до декоративного замка. «Ласточкино гнездо» было передано Ялтинскому дачно-курортному тресту, и там была открыта столовая-ресторан. Но недолго музыка играла. В 1927-м землю тряхнуло так, что даже ялтинские большевики перекрестились. Помните, как там у Ильфа и Петрова в «12 стульях»:

«Вспыхнула спичка, и, странное дело, стул сам собой скакнул в сторону и вдруг, на глазах изумленных концессионеров, провалился сквозь пол.

- Мама! - крикнул Ипполит Матвеевич, отлетая к стене, хотя не имел ни малейшего желания этого делать.

Со звоном выскочили стекла, и зонтик с надписью «Я хочу Подколесина», подхваченный вихрем, вылетел в окно к морю. Остап лежал на полу, легко придавленный фанерными щитами.

Было 12 часов и 14 минут. Это был первый удар большого крымского землетрясения 1927 года. Удар в девять баллов, причинивший неисчислимые бедствия всему полуострову, вырвал сокровище из рук концессионеров».

За 10 минут до катастрофы на балконе замка ужинали товарищи из дома отдыха «Харакса». Как только они оттуда ушли, разрушилась башня, шпили упали в море, затем туда же последовали часть скалы и сад. Огромные каменюги разнесли на балконе мебель, и останься на нем курортники, их искалеченные тела потом бы искали водолазы.

40 лет после землетрясения не знали, как все это восстановить. Экскурсии к «Ласточкину гнезду» возили только чтобы сфотографироваться издалека на его фоне. Лишь в 1967-м началась реставрация. Край постройки посадили на железобетонную плиту. Укрепили скалу и фасад. Сидя в подвешенных люльках, комсомольцы-добровольцы закладывали скальные трещины камнем и заливали бетоном. Лишь после этого приступили к внутренней отделке.

В прошлом году, кстати, вновь начались работы по укреплению Аврориной скалы и самого замка. Так что внутрь вас, может быть, пока и не пустят, но снаружи полюбоваться - милости просим.

Читайте также: