Перед дракой в кафе Сашу Кокорина под столом ласкала императрица

В зал суда Мамаева и Кокорина провели с соблюдением всех правил, даже ВАР не понадобится
В зал суда Мамаева и Кокорина провели с соблюдением всех правил, даже ВАР не понадобится. Фото: © Reuters
Спустя полгода после «мамаева побоища» наконец начался суд над Александром и Кириллом Кокориными, Павлом Мамевым и Александром Протасовицким

Под пьяную руку и ногу футболистов попали чиновник Минпромторга Денис Пак, гендиректор ГНЦ РФ ФГУП Сергей Гайсин и до кучи шофер ведущей Первого канала Виталий Соловчук. Теперь драчунов могут упечь по статьям «Побои» и «Хулиганство» лет этак на семь. Хотя это максимум.

Уже первые опросы свидетелей полностью оправдали ожидания. Картина со слов очевидцев рисуется красочная, и драма постепенно превращается в фарс. Главное, что сейчас заботит обвиняемых и их адвокатов, - не дать доказать предварительный сговор Мамаева и гоп-компании, иначе отвечать придется по всей строгости.

Тренд процессу задал свидетель Карен Григорян, давний приятель Кокорина-старшего и Мамаева. Все события он видел собственными глазами, так как тусовался с ребятами в ту злополучную ночь и утро.

Рис. Валентина Дружинина

Сел на колени как друг

Григорян рассказал, что вначале вся компания поехала в бар Secret Room. Там познакомились с девушками и в два часа ночи поехали в ночной клуб «Эгоист», где гуляли до шести утра. По словам свидетеля, драка началась со слов Соловчука. В его белый «мерседес» по ошибке села одна из девушек и услышала: «Я таких петухов не повезу». Так он оценил вид Мамаева и Кокорина. После обмена «любезностями» Павел ударил шофера в лицо. Тот хотел ответить, но не попал. После этого водитель ударился в бега.

- Мамаев побежал за ним. Кокорин-младший тоже побежал… Мамаев прыгнул, чтоб поймать водителя за ногу… Ударили ногами пару раз. Но не в голову… Во время драки Кирилл Кокорин упал. Может, палец подвернул, - предполагает Григорян.

Когда их разняли, Соловчук пошел к машине.

- По дороге водитель встретился с Протасовицким. Протасовицкий его ударил пару раз, - припомнил Григорян.

Часов в 8 - 9 утра компания переместилась в «Кофеманию». С Кокориным-старшим была девушка. Она садилась верхом на Александра. Хотя кому подставлять колени, нападающий «Зенита» мог выбирать: на него присаживался и Геннадий Куропаткин.

- Он мне друг. Я просто сел, встал, посмеялись над этим. Я считаю, это нормально, - объяснил он.

А вот Григорян не уверен даже, целовался ли Кокорин.

- Вроде да, - сомневается он.

А уж на вопрос прокурора «спускалась ли девушка под стол, чтобы изобразить имитацию половой ласки» и вовсе ответил: «Не помню».

Зато Григорян в деталях описал инцидент с Паком. По его утверждению, Протасовицкий сказал, что он похож на корейского певца Gangnam Style. Тот отреагировал жестко: «А вы - у…и». Когда подошел Кокорин, он просто хотел присесть рядом, но Пак повторил оскорбление. Тогда Александр «ударил его стулом в область плеча». После этого все налетели друг на друга: «Официанты подошли, еще какие-то люди». Сам Григорян тоже был при деле - обливал Пака соком из стакана. Когда все утихло, футболисты оплатили счет в 264 790 руб. (в «Эгоисте» они оставили 132 160 руб.) и ушли.

Кстати, на суде Григорян заявил, будто большую часть его слов, записанных во время следствия, он не говорил.

Рис. Валентина Дружинина

Легла на него два раза

По-мужски сдержанные показания Григоряна раскрасила яркими красками Екатерина Бобкова, знающая Кокорина и Мамаева около семи лет.

- Три бокала виски я выпила где-то. Я вышла с девочками, а затем ребята. Там стоял у входа «мерседес» белый. Одна из девочек села в машину, подумала, что это такси. Но тут же выскочила и передала слова водителя: «Я петухов возить не буду». Мамаев подошел к Соловчуку и уточнил, кого он назвал «петухами». Водитель вышел из машины и начал орать: «Вас!» Какое право он имеет оскорблять людей? То есть оскорблять меня могут, а дать в морду я не могу?! - возмущается Катя.

Водитель тоже махался с футболистами, но потом упал.

- Водитель убегал, а затем зачем-то остановился. Я расплакалась! Мне стало его жалко. Я хотела, чтобы он убежал. А он не убежал. Если ты переживаешь за свою жизнь, ты беги, беги. Потом я легла на него. Хотела, чтобы все это остановилось. Легла на него два раза. Если бы Паша был один, он бы его убил, - предполагает Бобкова.

В «Кофемании» футболисты просто запели Gangnam Style.

- «Вы надо мной смеетесь?» - уточнил Пак. Саша Кокорин ответил: «Извините, просто вы на него похожи». Тот сказал: «А вы - на кучку у…в». Саша переспросил: «Кого вы назвали этим словом?» - «Вас». Тогда Саша его ударил.

Сама Екатерина внесла свой, пусть и скромный, вклад в заварушку - принялась бить посуду.

- Нервничаю, когда на меня кричат, - объяснила девушка.

Рис. Валентина Дружинина

Свидетельницу обвинение попыталось дискредитировать. Выпады прокурора Бобкова отметала веско:

- Наркотики не употребляю. Я и так слишком волшебная.

И оральные ласки Кокорина под столом она лишь умело имитировала:

- Я лесбиянка! Не испытываю к мужчинам влечения. Не помню, целовалась ли с Кокориным. Голову положила на колени.

А вообще он хороший человек.

- Он святоша! Как ангелочек. Добрый мальчик, отзывчивый.

Странно: такой человек - и на свободе?! На самом деле, считает Катя, сажать надо следователей:

- Следователь орал на меня как бешеный. Неприятный дяденька с большими глазами, - вспоминает она.

- Нас вызвали в три-четыре ночи, мы не спали сутки. Даже больше. Нас туда привезли, посадили. И сказали: «Ну что, присядете сейчас все?» - вторит Екатерине, вспоминая первую встречу со следователями, свидетель Геннадий Куропаткин.

А еще Бобкова сомневается в подлинности своей подписи на некоторых протоколах допросов.

Рис. Валентина Дружинина

Ром в лицо

Дали слово и «нейтральным» свидетелям. Игорь Краснов, солидный мужчина среднего возраста, вспомнил, как сказал Бобковой, что конфликт может плохо кончиться - повсюду видеокамеры, посетители снимают драку на телефоны. Катя ответила: «Как записывают, так и сотрут».

- Вокруг было много толкотни, летали стаканы с соком… Пак отвечал дерзко и на равных. Я еще подумал, что он достаточно уверенный в себе человек. Один общается с компанией в агрессивной манере, и они с ним, - говорит Краснов.

Он подчеркнул, что Кокорин-старший вел себя агрессивно и после инцидента с Паком:

- Он кричал: «Есть тут смелые люди? Пойдем выйдем и поговорим!» Он выкрикнул это несколько раз.

Кирилл Кокорин в это время ходил по кафе и в агрессивной манере требовал удалить видео с мобильников.

Андрей Андрацкий, бариста в «Кофемании», рассказал, что компания Кокорина - Мамаева начала в 8 или 9 утра заказывать алкоголь, пить, шуметь. С ними были девушки, они целовались. На вопрос, были ли обвиняемые пьяными, Андрацкий ответил: «Они по жизни неадекватные». Самым агрессивным был Кирилл Кокорин: «Он выскакивал из-за спины и бил человека в костюме. Кого-то другого, не Пака, - утверждает свидетель. - Когда кто-то начал снимать на камеру, одна девушка перелезла через стол и плеснула снимающему ром с колой в лицо. Она была супернеадекватная, бросала тарелки. Кричала: «Я тут императрица! Я тут главная!» На вопрос защиты, как он объяснит противоречия с прежними показаниями, Андрацкий ответил: «Прошло много времени. Мне это что, нужно? Мне по фигу, как все это закончится».

Но миллионы болельщиков, потерпевшие, сами футболисты и их близкие ждут развязки драмы совсем с другими чувствами.

До вынесения приговора предстоит опрос еще десятков свидетелей, просмотр видеозаписей, выступление прокурора и адвокатов, последнее слово подсудимых. The show must go on.

Читайте также: