ОБЩЕСТВО

Феномен Новой Зеландии: как стать самой комфортной страной мира

Новая Зеландия – два крайне отдаленных от Европы больших острова и множество мелких – была открыта голландцем Абелем Тасманом сравнительно недавно, в 1642 году (об этом факте напоминает, например, тасманийский сумчатый дьявол). Однако встретили его настолько неприветливо, что место своей швартовки голландец назвал Бухтой убийц. И на сто лет об опасных островах забыли.

Англичанин Джеймс Кук был куда смелее Тасмана, да и вооружен лучше. Именно он сделал Новую Зеландию английской колонией, каковой формально она является и сейчас (входит в Британское Содружество, глава государства – королева Англии). И хотя еще почти полторы сотни лет туземцы – маори – сопротивлялись пришельцам, начало колонизации было положено. В Новую Зеландию потянулись люди в поисках дешевой земли и лучшей доли. В отличие от Австралии, местом массовой ссылки эти острова не были.

Фото: Google Maps, NASA

Фото: Google Maps, NASA

Первым стимулом к серьезному экономическому развитию Новой Зеландии стала «золотая лихорадка» 1860-х – сюда потянулись авантюристы из Европы. Когда в стране много молодых, амбициозных людей – это, как правило, хорошо сказывается на ее перспективах. Если в Европе такие пассионарии, скорее всего, стали бы солдатами и офицерами (см., например, франко-прусские войны того времени), то на оторванных от континента островах воевать было не с кем.

К тому моменту, когда небогатые золотые жилы иссякли («лихорадка» продолжалась 12-15 лет), наши авантюристы успели немного постареть – и с удовольствием сменили поиск желтого металла на стрижку белой шерсти. Во время промышленной революции в Европе площадь лугов заметно сократилась, а в Новой Зеландии было в буквальном смысле поле непаханое для этого бизнеса. Именно тогда, в начале 1880-х, британская колония нащупала источник своего нынешнего благоденствия.

Фото Дмитрия БЕЛЕВИЧА/New-zeland.org

Фото Дмитрия БЕЛЕВИЧА/New-zeland.org

Овцы – это не только ценный мех, но и мясо, и молочные продукты. Именно на этом поднялась экономика Новой Зеландии, именно на этом она держится. На руку островитянам оказались и изобретения европейских агрономов, которые постоянно повышали урожайность полей и тучность скота разнообразными химическими способами: Новой Зеландии удалось сохранить репутацию экологически чистой страны с соответствующей продукцией, и теперь эта продукция уходит по весьма высоким ценам.

Щедрая и разнообразная новозеландская природа монетизируется и еще одним нехитрым способом – туризмом. Острова вытянуты с юга на север, что создает невероятное разнообразие на относительно скромной площади: ледники здесь соседствуют с жаркими пляжами, красоты неописуемые, животный мир уникален, все возможности для идеального серфинга, дайвинга и просто купания… Экологический и экстремальный туризм – два основных направления, по которым работают новозеландские турфирмы, и спада клиентов пока не наблюдается, несмотря даже на высокую стоимость перелета до островов.

Фото Дмитрия БЕЛЕВИЧА/New-zeland.org

Фото Дмитрия БЕЛЕВИЧА/New-zeland.org

Наконец, третий столп успеха Новой Зеландии – образование. Местные вузы изначально были интегрированы в мировую образовательную систему, так как создавались по английским образцам и с английскими же преподавателями. Соответственно, диплом любого местного университета признается во всем мире – при этом стоимость обучения почти в два раза ниже, чем в аналогичных по уровню заведениях Британии или США. Понятно, что отчасти это компенсируется дороговизной перелетов, но в целом студенты могут неплохо сэкономить на этом. В последние двадцать лет Новая Зеландия очень активно работает на рынке образования, завлекая к себе студентов со всей планеты. Немало там и россиян.

Петр Столыпин, русский государственный деятель, просил для России всего «20 лет покоя внутреннего и внешнего», чтобы поставить экономику на нужные рельсы. Тогда не удалось, а в спокойные 1950-80-е годы своего Столыпина уже не нашлось. А вот Новая Зеландия своими 120 годами спокойствия (острая фаза противостояния европейцев с туземцами прекратилась в конце XIX века) распорядилась в полной мере.

Фото Дмитрия БЕЛЕВИЧА/New-zeland.org

Фото Дмитрия БЕЛЕВИЧА/New-zeland.org

Кстати, а как же несчастные туземцы?

Нынешнее положение маори таково, что американские индейцы с их резервациями, освобождением от налогов и квотами в колледжах могут только беспомощно завидовать. Маори составляют около 15% населения Новой Зеландии и являются в некотором смысле привилегированной расой. В 1871 году их было 37 тысяч, сейчас – 600 тысяч человек только на двух новозеландских островах; также маори живут в Австралии и Полинезии. Язык маори – один из трех официальных в стране (наряду с английским и новозеландским жестовым языками). Права маори на заметную долю новозеландских земель не оспариваются правительством. В каком-то смысле структуры управления маори можно назвать «государством в государстве».

Фото Дмитрия БЕЛЕВИЧА/New-zeland.org

Фото Дмитрия БЕЛЕВИЧА/New-zeland.org

В целом же Новая Зеландия всегда входит в десятку самых удобных для жизни стран по любым мыслимым рейтингам, а ее крупнейший город – Окленд – не выходит из тройки самых комфортных городов мира. В самом деле, что еще людям надо? Отличное молоко, мягкая шерсть, хорошее образование и изумительные пейзажи вокруг…