КУЛЬТУРА

На похоронах Табакова стало понятно, как мало осталось великих стариков

Вход в МХТ им. Чехова несколько дней утопал в цветах. Фото Руслана ВОРОНОГО
Во время церемонии прощания с актёром и режиссёром на Камергерский переулок медленно падал снег

На огромном экране у входа в его родной театр транслировали фотографии разных лет: вот Олег Павлович еще совсем юный, вот в расцвете лет, а вот пожилой, но всегда - очень узнаваемый, с хитрой улыбкой и фирменным безграничным обаянием.

У гроба в почетном карауле замерли знаменитые ученики - Машков, Миронов, Безруков... Те самые «цыплята Табака».

Друзья и коллеги - ровесники покойного сидели прямо на сцене - Гафт, Ширвиндт, Любшин, Юрский... Глядя на этих очень немолодых и очень нездоровых, и таких любимых мастеров, ко многим помимо воли приходила одна и та же мысль. От нас стремительно уходит эпоха. Эпоха тех, кто никогда не выпячивал свое величие, но уже при жизни без всяких оговорок стал поистине великим. Эпоха настоящих гениев экрана и сцены.

Супруги ГАФТ и ОСТРОУМОВА потеряли лучшего друга. Фото Владимира ВЕЛЕНГУРИНА/«Комсомольская правда»

Слушая, как пронзительно задыхающийся Валентин Гафт читает свои стихи, думалось только об одном: «А кто останется после вас, дорогие наши старики?» Один за другим мы потеряли Ефремова, Казакова, Евстигнеева, Квашу… Теперь вот и гениальный, всенародно любимый Олег Палыч покинул эту Землю. И только сейчас вдруг осознаешь, что практически не осталось актеров столь огромного масштаба, столь мощного, не поддающегося человеческому пониманию таланта.

Владимир Владимирович поддержал ЗУДИНУ тёплыми словами. Рядом с Мариной - их с Олегом Павловичем 11-летняя дочка Маша. Фото Владимира ВЕЛЕНГУРИНА/«Комсомольская правда»

Преподаватель Школы-студии МХАТ, искусствовед Анатолий Смелянский, пересказал на похоронах с Табаковым один из своих разговоров с ним:

- «Лелик, вот, представь, ты уже там. А там уже и Олег Николаевич Ефремов, и Женя Евстигнеев, и Олег Борисов, и отец твой, Павел Кондратьевич, и многие твои друзья. Оправдаешься?» - спросил я. Он словно ждал этого вопроса и выдал чистой воды импровизацию: «Оправдаюсь!» И он спрессовал сразу несколько слов: «Поддерживал, помогал, выручал, хоронил, доставал, делился».

Прощайте, дорогой Олег Павлович! И дай Бог здоровья Вашим друзьям, пришедшим в этот скорбный день в заснеженный Камергерский.


Ссылка по теме:

Вам может быть интересно: